"Может, это у нас менталитет особенный". Булье о работе с японцами

Олег Карпов поговорил с гоночным директором McLaren – о текущих проблемах, опыте работы с японскими инженерами и о переизбытке высококлассных пилотов.

McLaren не борется за победы и подиумы. Больше того, Дженсону Баттону и Фернандо Алонсо пока ни разу не удалось добраться даже до очковой десятки – и всё же команда из Уокинга по-прежнему находится в центре внимания.

На фоне провальных результатов – а другими их назвать пока сложно – руководители McLaren продолжают излучать оптимизм. В интервью Motorsport.com Россия Эрик Булье рассказал, почему.

Motorsport.com: Когда McLaren не зарабатывает ни одного подиума за сезон, как это было в 2013 году – это наверняка означает, что с командой что-то не так. Что же произошло?

Эрик Булье: Мне понравилось, как сказал Рон: команда в последние годы не знала, где на компасе север. Была необходимость в новом лидерстве. Надо было по-другому выстроить навигацию.

Быть сейчас уже почти на пороге третьего сегмента квалификации – при том, что я знаю, какой  потенциал у нас еще есть в запасе даже с этой машиной и с этим двигателем – это невероятно

Эрик Булье

Какие именно изменения вы произвели за те полтора года, что находитесь у руля? Есть что-то, чем вы особенно гордитесь?

Я буду гордиться, когда мы станем выигрывать. Пока гордиться нечем.

Прежде всего, я поменял в McLaren организацию процесса. Да, людей тоже пришлось менять – если вы об этом. У нас много новых сотрудников. Необходимо было привнести новый опыт, нужен был свежий взгляд. Я хотел удостовериться, что все правильно скоординировано.

Сколько людей вы поменяли?

Не знаю – я не считал.

Если в процентах…

Честно – я не знаю. Кого это волнует? Наверное, около двадцати процентов.

Что еще? Вы сказали про структуру.

Да, я пытался сделать так, чтобы она стала легче, чтобы процессы протекали проще. Чтобы команда была более эффективной в определенном смысле. Если конкретизировать – необходимо было удостовериться, что те усилия, которые мы предпринимаем, как можно быстрее находят отражение в отыгранных десятых секунды. Я бы сказал так.

В Lotus вам приходилось работать условиях нехватки средств. Надо полагать, в McLaren в этом отношении проще?

На самом деле, это разные ситуации (улыбается). Их невозможно сравнивать. Здесь другая обстановка. Даже сама по себе работа у меня другая. Мне очень нравится в MсLaren. Я занимаюсь делами гоночной команды – больше ничем. Мне это по душе.

У команд разная философия. Lotus даже в социальных сетях ведет себя по-другому: с шутками, расслабленно. McLaren – другой мир.

Это совершенно другая компания. McLaren – это ведь не только команда Формулы 1. McLaren – это технологии, дорожные машины, кейтеринг. В McLaren работают 3200 человек. Это совершенно иной масштаб.

Что на вас произвело особенно сильное впечатление?

Всё. Брэнд, условия, дисциплина, история. Качество людей – профессионалов, которые тут работают. У команды другая энергетика. Здесь все хотят побеждать. Это невероятно.

Как идут дела с Honda?

Отлично. Я совершенно серьезно. Я буду предельно честен: Honda решила прийти в Формулу 1 два года назад… За два года никто не может сделать аналогичную работу лучше, чем Mercedes – за три. Так что я не ожидал ничего иного.

Даже французам с англичанами друг друга понять нелегко – тут вполне могут быть проблемы в коммуникации, не говоря уже о японцах

Эрик Булье

Главный позитивный момент состоит в том, что от гонки к гонке у нас есть улучшения. Быть сейчас уже почти на пороге третьего сегмента квалификации – при том, что я знаю какой потенциал у нас еще есть в запасе даже с этой машиной и с этим двигателем – это невероятно. Просто сейчас мы не можем использовать всё, что есть у нас "в закромах". Момент еще не пришел.

Вы говорите, что ожидали таких выступлений. Ждете ли вы еще подиумов в этом году?

Да, возможно…

Очевидно, что приглашать Фернандо Алонсо, чтобы он боролся за то, за что он борется сейчас…

…я об этом и говорю. Я вижу потенциал. Я знаю, что у нас есть, и как всё обстоит на самом деле. Мы можем раскрыть потенциал уже в этом году – и я надеюсь, что это случится. У нас еще есть время.

Наверняка в работе с инженерами Honda мешает языковой барьер…

Конечно. Это не то же самое, когда англичане говорят с англичанами. Даже французам с англичанами друг друга понять нелегко – тут вполне могут быть проблемы в коммуникации, не говоря уже о японцах. Конечно, это есть. Но у нас работают переводчики, плюс – мы привыкаем друг к другу. Да и в целом они говорят на хорошем английском. Хотя порой надо быть очень внимательным.

Есть разность в менталитете. У японцев он особенный.

Да, так и есть, такая разница существует. Хотя я не возьмусь судить, чей менталитет особенный. Может быть, не у них, а как раз у нас. Но что определенно, так это то, что один менталитет отличается от другого.

Какие у вас впечатления от работы с ними?

У меня были рабочие контракты с другим производителем из Японии, когда я еще работал в GP2 – причем, контракты регулярные. Для меня это не в новинку.

Чему вы тогда научились?

Узнал больше о культуре. Скажем так, мне это помогло быстрее "подключиться" и сосредоточиться на работе.

Кими любит находиться в своем собственном мире, где все решения принимает только он сам

Эрик Булье

У вас в команде два чемпиона мира. В чем они похожи на того, с кем вам доводилось работать раньше – на Кими Райкконена?

Кими – это Кими. У каждого топ-пилота есть собственный подход, особенности характера. Конечно, Кими отличается ото всех. Но его, Дженсона и Фернандо объединяет их решительность и полная отдача, когда они находятся за рулем. Они всегда сфокусированы на победе.

Чем они отличаются?

Это просто разные люди. Дженсон – джентельмен, с ним очень легко. С Фернандо тоже легко, но он любит секреты. Кими, как вы знаете, предпочитает находиться в своем собственном мире, где все решения принимает только он сам. Главное – найти к нему подход, чтобы удостовериться, что он отдает команде максимум того, на что способен.

Кроме того, у вас сейчас есть и два очень быстрых молодых пилота, Кевин Магнуссен и Стоффель Вандорн. Насколько сложным было решение в пользу Дженсона в прошлом году?

Это давняя история – зачем к ней возвращаться? Мы просто должны были принять решение, основываясь на нескольких факторах. И мы его приняли, решив оставить Дженсона. Да, это сложная ситуация – особенно для Кевина, но он все еще в команде, и у него есть возможность вернуться за руль. Я ему этого желаю.

Вандорн выигрывает одну гонку за другой в GP2...

Он отлично справляется, да. Определенно, на второй год выступлений в серии, когда в первом он стал ее вице-чемпионом, вы ждете чего-то подобного. Я ожидал, что в этом году он будет вести себя как босс, и именно это ему сейчас удается демонстрировать. Он босс в GP2.

Это добавляет головной боли? Ведь у вас всего две машины.

Нет. Это привилегия.

Напоследок я бы хотел спросить о еще одном пилоте, Виталии Петрове. Чего в итоге не хватило ему, чтобы добиться большего в чемпионате?

Я не думаю, что об этом надо говорить в таком ключе. Ему – как и многим другим пилотам – было отпущено свое время в Формуле 1. Может быть, он просто не получил в нужный момент свой шанс. Он отличный парень. Мне нравилось с ним работать. Это было в начале его и моей карьеры в Формуле 1 – приятный момент, факт из биографии.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Испании
Трек Каталунья
Пилоты Дженсон Баттон , Кими Райкконен , Фернандо Алонсо
Тип статьи Интервью
Тэги эрик булье
Rambler's Top100