«Мотор сломается на следующем круге». Вольф рассказал, как Хэмилтон едва не потерял победу в Сан-Паулу

Поделились
Комментарии
«Мотор сломается на следующем круге». Вольф рассказал, как Хэмилтон едва не потерял победу в Сан-Паулу
Адам Купер
Автор: Адам Купер
12 нояб. 2018 г., 10:12

В какой-то момент по ходу гонки на «Интерлагосе» в Mercedes были практически уверены, что Льюису Хэмилтону не суждено добраться до финиша – но совместными усилиями пилота и инженеров в машину удалось вдохнуть новую жизнь, что и позволило одержать победу.

На 28-м круге гонки инженеры Mercedes передали на командный мостик, что отказ двигателя, по их данным, является неизбежным, так как поломка в выхлопной системе привела к общему перегреву силовой установки. В тот момент британцу требовалось атаковать в максимальном режиме, так как он только что провел свой пит-стоп и вел заочную борьбу с Максом Ферстаппеном, который оставался во главе пелотона на старых шинах.

«У нас есть группа инженеров мотористов в гоночной бригаде, и еще одна на базе, – рассказал журналистам после победного финиша Хэмилтона руководитель команды Тото Вольф. – Я слушаю переговоры в общей сложности примерно по десяти каналам, и в их обсуждении прозвучали слова: "Поломка мотора у Льюиса Хэмилтона неизбежна. Он должен отказать по ходу следующего круга".

В этот момент я добавил громкости и спросил: "Простите, что?" А они ответили: "Да, у нас тут видна серьезная проблема с движком, он должен отказать на следующем круге". 

Однако мотор не отказал, и тогда я попросил: "Парни, когда у вас будет минутка, расскажите-ка мне, что там происходит". Оказалось, что выхлоп вот-вот не выдержит, а температура везде, где только можно, выше предельной. Я спросил: "И как нам это исправить?" Они начали убавлять все, что только можно, и в итоге температура опустилась ниже тысячи градусов, примерно до 980. Но и это было слишком много. Ситуация выглядела просто ужасно». 

Вольф признался, что финиш Хэмилтона в гонке стал для команды сюрпризом. «Только боги знают, как можно было починить детали, готовые вот-вот сломаться, и доехать на этой машине до финиша. До самого клетчатого флага гонка оставалась для нас кошмаром, но окончательно всё сломалось как раз после финиша».

Читайте также:

Как рассказал сам Хэмилтон, он знал о возникшей проблеме и совместно с инженерами пытался решить ее, меняя настройки мотора.  

«Я мог чувствовать [неполадки], – объяснил он, отвечая на вопрос Motorsport.com. –  Понятно, что я следил за работой мотора с самого начала, потому знал о его состоянии. Вообще, я каждую ноту его звука уже выучил, знаю его как свои пять пальцев. 

Сначала все было хорошо, но потом я ощутил это [неполадки]. Чтобы не допустить повода для волнений или опасений, я начал поднимать ногу с педали газа чуть раньше [перед поворотами], чуть меньше нагружать дроссель. Столь деликатный подход к двигателю я совмещал с тем, чтобы выполнять всю остальную работу».  

Он добавил: «На протяжении десяти последних кругов я разговаривал в кокпите, кричал: "Давай, давай, ты можешь, сделаем это вместе!" Просто невозможно вообразить, сколь невероятные эмоции испытываешь в такие моменты. Мой пульс был 190 ударов или около того. 

Вдобавок шины уже были сильно изношены, за мной гнался Red Bull [Макса Ферстаппена], который был гораздо быстрее, и я никак не мог позволить ему использовать DRS». 

Хэмилтона спросили, собирается ли команда использовать тот же мотор в Абу-Даби. Гонщик ответил, что пока решение об этом не принято, но такая возможность действительно существует.

Читайте также:

Следующая новость
«Это позор. У него нет мастерства, и он ничему не учится». Вильнев разнес Окона

Предыдущая новость

«Это позор. У него нет мастерства, и он ничему не учится». Вильнев разнес Окона

Следующая новость

Уайтинг разъяснил, почему судьи даже не рассматривали инцидент с участием Хэмилтона и Сироткина

Уайтинг разъяснил, почему судьи даже не рассматривали инцидент с участием Хэмилтона и Сироткина
Загрузить комментарии