Мосли: За 20 лет мы спасли тысячи жизней

Бывший президент FIA рассказал о том, какой опасной была Формула 1 в прошлом столетии.

Макс Мосли стал президентом FIA 1993 году. На этот пост он дважды переизбирался и за годы своего руководства Международной автомобильной федерацией принимал самое непосредственное участие в работе над повышением безопасности в автоспорте и на дорогах общего пользование во всем мире.

В эфире Sky Sports он рассказал о трагедиях, которые сопровождали Большие Призы в прошлом столетии и поведал о том, как отношение к безопасности гонщиков изменилось после Гран При Сан-Марино 1994 года.

«Первая серьезная гонка, в которой я принял участие, был этап Формулы 2 1968 года в Хоккенхайме, – рассказал он. – Именно там погиб Джим Кларк. В апреле 1968-го пелотон серии состоял из 20 или 21 гонщика, и уже к июлю трое из них разбились. И это происходило постоянно. Годом позже в Брэндс-Хэтче погиб Йо Зифферт, выступавший тогда за BRM.

Но самой ужасной для меня стала трагедия с Роджером Уиьямсоном – его машина перевернулась, начала гореть, все остальные продолжали гонку, кроме Дэвид Пэрли, который остановился и попытался Роджера вытащить. Но он один просто не смог ничего сделать. Я видел, что там происходило на одном из мониторов. Со мной в боксах тогда был отец Роджера, который спрашивал, все ли в порядке с его сыном.

Или трагедия в Кьялами в 1977 году с Томом Прайсом – я видел как спасатель стал перебегать трассу огнетушителем, как его сбил Прайс и оба в итоге погибли. Такие вещи остаются с вами на всю жизнь, и вы начинаете спрашивать себя, нужно ли всем этим заниматься.

Самое неприятное, что жертв можно было избежать. Еще после смерти Джима Кларка я подумал, что если когда-нибудь буду представлять власть в этом спорте, то я обязательно что-то с этим сделаю.

Ведь в 60-е, если бы вы обратились с вопросами безопасности к людям, которые руководили спортом, то они бы вам ответили, что просто не нужно участвовать в гонках. Никто вас не заставляет, и если вы считаете, что какой-то поворот опасен, то сбавьте скорость. Другими словами, они были совершенно оторваны от реальности.

Гонщики никогда не смогут себя защитить, это должен делать управляющий орган. Ведь если вы дадите пилоту на выбор две машины – безопасную и очень опасную, но последняя на секунду быстрее первой, то они разумеется выберут опасную, но быструю.

Несомненно, переломным моментом стала гибель Айртона Сенны в 1994-м. До этого в Формуле 1 никто не хотел воспринимать вопросы безопасности всерьез. Но после трагедии в Имоле началась настоящая паника.

Поэтому я чувствую большое удовлетворение от того, чего мы смогли достичь в этом направлении за последние 20 лет. Не только в чемпионате, но и на обычных дорогах. Я с уверенностью могу сказать, что мы спасли тысячи жизней».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Комментарий
Тэги макс мосли
Rambler's Top100