Мнение: шутка про Лауду как напоминание о том, чего не хватает Ф1

Многие восприняли конфликт Льюиса Хэмилтона с журналистами крайне негативно, однако в нем есть и положительные стороны – Джонатан Нобл считает, что этот эпизод наглядно продемонстрировал, какие именно Ф1 нужны изменения.

Боюсь показаться ворчливым стариком (хотя, может, им и являюсь), но раньше пресс-конференции FIA явно были лучше.

Когда чемпион мира на своем телефоне пририсовывает себе и другому пилоту ушки кролика – это еще не самое смешное, что на них происходило.

Воспоминания о пресс-конференции Гран При Франции 1993 года до сих пор заставляют меня улыбнуться. Тогда пилотов Ф1 попросили рассказать о худших розыгрышах, которые они когда-либо устраивали.

Сначала были рассказы о том, как пилоты стучали друг другу в двери и убегали, о том, как Герхард Бергер выкинул дипломат Айртона Сенны из вертолета – и сам бразилец, сидя рядом с австрийцем, заливался от смеха.

Потом пришел черед Юкио Катаямы. Японец, выступавший в то время за Tyrrell, не слишком хорошо знал английский и не всегда понимал вопросы верно. На сей раз он подумал, что его просят рассказать самый смешной анекдот.

«Встретились как-то змея и слон, – начал он, а на лицах остальных гонщиков уже показались улыбки, потому что они прекрасно знали, чем должна закончиться эта история. – Они остановились, и слон спросил: "Ты знаешь, кто я?" – "Да, у тебя большие уши и длинный хобот. Ты слон! Но, мистер слон, знаешь ли ты, кто я?".

"Да, – ответил слон. – У тебя сморщенная кожа, у тебя нет волос и ушей. Ты Ники Лауда"».

Потом все очень долго смеялись. Даже сам Хэмилтон согнулся бы пополам от этой шутки.

Всё тот же формат

Конечно, сравнивать две совершенно разные эры – неправильно. Но в то же время и формат пресс-конференций, предваряющих Гран При, за прошедшие 20 лет совершенно не изменился и смотрится всё более странно.

Само собой, зарываться в Snapchat и устраивать затем по этому поводу войну с прессой – не лучшее, что можно придумать, но выходка Хэмилтона подчеркивает, что текущий формат уже давно изжил себя, и вовсе неудивительно, что наскучил самим пилотам.

Больше того, с тех пор как четверговые пресс-конференции рядом телеканалов транслируются вживую, не слишком много поводов испытывать восторг по поводу них осталось и у журналистов.

Да, пресс-конференции устраиваются не для того, чтобы повеселиться – идет речь ли о гонщиках или журналистах, – но суть мероприятия теперь утеряна. Если раньше оно предназначалось для того, чтобы дать пишущей прессе возможность задать свои вопросы и получить несколько разных ответов, то теперь журналисты предпочитают, напротив, выбирать для этого иные моменты.

Быстро меняющийся мир средств массовой информации, а также тот факт, что услышать сказанное на пресс-конференции теперь можно в режиме реального времени, даже не присутствуя на трассе, всё изменили.

У журналистов всё меньше стимулов приходить на такие мероприятия. Потому что на них они теперь делают работу на других...

Можно спросить на пресс-конференции глубокий вопрос и получить на него восхитительный ответ, но при этом впустую потратить время. Потому что пока ты будешь идти до рабочего места, чтобы всё это записать, кто-то, сидя на диване, уже успеет этот ответ опубликовать. Сайты, чьи сотрудники сидят по домам и никогда даже не выбирались на Гран При, закончат писать свои заметки раньше, чем задавший вопрос. В наши дни на пресс-конференциях уже нельзя узнать ничего интересного, а вот отдать собственную заметку конкурентам – вполне.

Журналисты, которые действительно хотят воспользоваться плодами своего труда, теперь стараются дождаться момента для разговора с пилотами и сотрудниками команд вдали от телекамер, не только потому, что их цитаты останутся только на одном диктофоне, но и потому, что интервьюируемые персонажи просто более раскованно чувствуют себя в те моменты, когда на них не устремлены камеры.

Это замкнутый круг. Тот факт, что пресс-конференции теперь транслируются по телевидению, вынуждает журналистов задавать только скучные вопросы, которые в свою очередь провоцируют пилотов на однотипные и столь же скучные ответы.

Однотипные ответы

Что-то подобное происходит и в микст-зоне для телеканалов. Раньше туда имели доступ лишь несколько бригад, теперь же там несколько десятков камер, а корреспонденты зачастую задают гонщикам в течение нескольких десятков минут одни и те же вопросы.

Всё это привело к тому, что телезрители видят гонщиков постоянно уставшими и удрученными – а всё лишь потому, что формат работы выстроен таким образом, что им приходится повторять одно и то же нескольким съемочным группам подряд.

Один пилот рассказывал мне, что выработал особенную тактику. Обычно он формулирует свои ответы во время первого телевизионного интервью, затем шлифует их во время второго и полностью повторяет во всех последующих – до тех пор, пока не "удовлетворены" все оставшиеся бригады. Надо ли говорить, что эмоциональными гонщики в подобных случаях выглядят достаточно редко...

Хэмилтон в прошлый четверг просто "наелся" – возможно, в условиях медийного шторма, который вызвал сам собственной ремаркой о том, что "кто-то или что-то не хочет" его победы в чемпионате в этом году.

Он прекрасно понимал, что это станет поводом для дискуссий в Японии, и избрал некую отличную от привычной тактику.

Мы можем по разному относиться к его словам в адрес журналистов, которых Льюис отослал в социальные сети, где уже дал развернутые ответы на все вопросы, но смысл в его словах есть – формат пресс-конференций стал уж слишком формальным.

Слишком длинный сезон

Тот факт, что главной темой уик-энда становится неподобающее поведение гонщика на пресс-конференции и его конфликт с группой журналистов – уже само собой подтверждение не слишком насыщенной жизни в паддоке.

Это показатель того, что Формула 1 не производит достаточное количество информационных поводов – что особенно заметно в то время, когда телеканалы, газеты и интернет-сайты готовы перерабатывать их и доносить до читателя в режиме 24 часа семь дней в неделю. Но прежде всего давайте спросим: зачем пресс-конференция FIA вообще транслируется по телевидению?

В наше время, когда команды и без того перестали делиться с общественностью информацией, а у гонщиков всё меньше мотивации давать развернутые ответы, неудивительно, что подобное мероприятие превратилось в фарс.

Какие, собственно, у нас есть темы для обсуждения? Очередной первый ряд Mercedes, постоянные смены показателей давления в шинах, режимы двигателей, борьба Ferrari и Red Bull, а также спор Williams и Force India.

Всё это мы повторяем раз за разом перед каждым Гран При, а элемент разнообразия вносится благодаря вмешательству погоды, авариям, техническим неполадкам или переходам пилотов – вот это действительно становится центральными темами для обсуждений.

Но когда в календаре 21 гонка, мы раз за разом просто вынуждены обсуждать одно и то же – потому что специфика Ф1 такова, что команды раз за разом борются за одни и те же позиции.

Это всё равно, что проводить чемпионат мира по футболу в три круга, заставляя каждую команду играть с каждой по три раза. Могу вас заверить – никаких сенсаций к концу такого чемпионата происходить не будет.

Эмоции и информация

Как правильно заметил Хэмилтон, Ф1 может перетряхнуть этот формат, вновь сделав характеры пилотов "живыми". Есть моменты, которые очень подходят для телетрансляций – вроде включений из комнаты перед подиумом. Они в последнее время стали настоящим хитом.

Но есть такие моменты, когда камер просто не должно быть рядом. Просто потому что печатная пресса работает по иным законам.

То, что нужно телевидению (развлекательный контент) и печатным средствам массовой информации (цитаты, новости, истории из закулисья), надо уметь различать – и только так Ф1 может стать успешной на разных рынках.

Давайте пересмотрим четверговый формат – пусть мы будем встречаться всего лишь с парой пилотов, но в более неформальной обстановке и без камер.

Почему бы не предоставить телеканалам больший доступ – пусть даже посредством камер FOM – чтобы зрители видели больше живых сцен из-за кулис, когда пилоты демонстрируют настоящие эмоции. Почему бы не сделать так, чтобы после гонок им не пришлось в течение нескольких десятков минут отвечать на одни и те же вопросы.

Когда Хэмилтон пошел на конфликт с прессой, отказавшись отвечать на вопросы и назвав одного журналиста "идиотом", он, наверное, чуть перегнул палку.

Но если это станет катализатором, благодаря которому будет запущен процесс реформирования формата общения пилотов и прессы, будет здорово.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Льюис Хэмилтон
Команды Mercedes
Тип статьи Комментарий
Rambler's Top100