Мнение: почему в Renault решили сохранить Палмера

После продления контракта Джолиона Палмера на рынке пилотов Формулы 1 закрылась еще одна вакансия. Валентин Хорунжий оправдывает не самое однозначное решение Renault.

После нескольких месяцев домыслов, колебаний и сдвигов дедлайнов, в среду Renault наконец-то окончательно определилась с составом пилотов – Джолион Палмер объявлен напарником Нико Хюлькенберга в сезоне-2017. 

В Формуле 1 не принято проводить опросы общественного мнения и ориентироваться на мнение болельщиков в тех или иных вопросах. Однако даже бегло просмотрев социальные медиа, можно понять, что публика, по большому счету, не в восторге от контракта Палмера. 

Действительно, решение Renault вызвало волну сарказма и насмешек – аудитория Формулы 1 обычно приберегает подобное для Макса Ферстаппена, от этого также страдал Пастор Мальдонадо, или же можно вспомнить отношение американских болельщиков к Рио Харьянто, «укравшему» место в Manor у Александра Росси перед сезоном-2016. 

Некоторые поддержали Палмера, но в целом общественное мнение оказалось не в его пользу – довольно необычно для тривиального продления командой контракта со своим пилотом, на что обратили внимание даже в самой Renault. 

 

Но почему же многих так возмутило продление контракта с Палмером? И есть ли у них основания для раздражения? 

Ярлык рента-драйвера

Палмер начал сотрудничество с командой из Энстоуна, когда та еще называлась Lotus, до оформления сделки с французским автопроизводителем. 

Контракт англичанина включал в себя участие в пятничных тренировках в сезоне-2015 с прицелом получения места боевого пилота на следующий год. В Lotus уже был нещадно критикуемый Пастор Мальдонадо – пилот, которого обвиняли в том, что он удерживается в Формуле 1 только из-за денег. У Палмера также была солидная финансовая поддержка – этого было достаточно, чтобы назвать Джолиона рента-драйвером. 

Этот неизменно актуальный ярлык почти всегда употребляется с оттенком критики, несмотря на то, что привлечение спонсоров в команду считается нормальным процессом. Зачастую это является решающим фактором для выживания независимых команд, многие из которых последние несколько лет балансируют на грани банкротства и исчезновения. 

Некоторые считают, что рента-драйвер – это тот, кого взяли в команду в первую очередь из-за денег, и только во вторую – благодаря таланту. Но это очень расплывчатое определение, которое можно применить к карьерам нескольких знаменитых пилотов в истории Формулы 1. 

В прошлом году Марк Уэббер выразил общую озабоченность поклонников Формулы 1 по поводу рента-драйверов. Австралиец заявил, что состав пилотов никогда не был настолько слабым, нежели в сезоне-2015. 

Уэббер наверняка разбирается в Формуле 1 гораздо лучше многих, однако с ним сложно согласиться, если вспомнить последние сезоны. Практические все пилоты, добравшиеся в последние годы до Формулы 1 самостоятельно или благодаря спонсорам, годами упорно трудились ради этого и на пути к ведущей гоночной серии взяли немало кубков. 

Значит ли это, что, например, Палмер попал в Формулу 1 заслуженно? Обратили ли бы внимание на англичанина, если бы существовал параллельный мир, в котором участие в Ф1 ничего не стоит, и команды могут выбирать кого захотят? 

Вряд ли, если взглянуть на его карьеру в молодежных сериях, несмотря на некоторые успехи в британских и международных чемпионатах. Если судить по первым трем сезонам в GP2 – тоже нет. 

Но затем случился победный сезон-2014, когда Палмер перешел в мощную команду DAMS и сумел опередить звездного новичка Стоффеля Вандорна, а также бывшего партнера по Carlin Фелипе Насра. 

Это был впечатляющий, вовремя достигнутый успех, но при этом с трудом верилось, что Джолион сможет провести хотя бы сезон в Формуле 1 – например, предыдущие чемпионы Давиде Вальсекки и Фабио Ляймер такого шанса не получили. 

Дебютный сезон

Большой опыт в GP2 и участие в многочисленных пятничных практиках не облегчали дебют Палмера – Renault была занята перестройкой и выставила неконкурентоспособный автомобиль, а напарником англичанин стал высоко котирующийся Кевин Магнуссен. 

Неудивительно, что в первом сезоне у Палмера хватало трудностей. После победы в квалификации над Магнуссеном в Мельбурне, в следующих Гран При Джолиону было сложно. Это породило разговоры о неготовности англичанина к Формуле 1 и даже вызвало слухи о возможном расставании с Палмером прямо по ходу сезона и его замене на Эстебана Окона. 

Ситуация усугубилась после провального уик-энда в Монако. Даже когда Джолион, казалось, начал смотреться не хуже Магнуссена, он вновь разочаровал, испортив разворотом потенциально хорошую гонку в Венгрии. 

Англичанин допускал ошибки и позволил Магнуссену оторваться в квалификационной дуэли. Датчанин выглядел сильнее на одном быстром круге, но Палмер выглядел лучше по среднему темпу на дистанции. 

Но со временем Джолион подбирался все ближе и ближе к напарнику, у которого на целый сезон больше опыта, хоть изначально болид RS16 и был лучше знаком Палмеру. В нескольких последних гонках, предшествующих решению Renault, баланс сил между Магнуссеном и Палмером выравнялся, и даже можно сказать, что у англичанина было преимущество. 

Продление контракта

Многих разочаровало, что после продления Палмера Магнуссен больше не является частью Renault. Но будущее датчанина в безопасности – он в шаге от подписания контракта с Haas, где должен составить очень интересную пару гонщиков с еще одним выходцем из Энстоуна Роменом Грожаном. Похоже, Магнуссен мог бы остаться в Renault, но предпочел более надежный двухлетний контракт с американской командой. 

Разница между пилотами Renault оказалась не столь велика, как ожидалось, но все же нужно признать, что Магнуссен был лучше – в среднем опережал напарника на небольшие, но значимые 0.088 секунды в квалификациях и при этом заработал больше очков.  

С другой стороны, нужно заметить, что большое преимущество Кевина по очкам (7-1) не отражает ситуации в целом. Это не более показательно, чем очковый гандикап 29-0 между Грожаном и ожидающим увольнения Эстебаном Гутьерресом – еще одним недооцененным «платным» пилотом. Палмер не отличался стабильностью, но действительно заслужил уважение прогрессом на фоне напарника и трудностей в Renault. 

По ходу сезона с Renault связывали многих хороших пилотов, но к моменту принятия решения Палмер виделся одним из лучших кандидатов. Даже в сравнении с теми, кто сейчас находится вне Формулы 1 – например, тест-пилотом Renault Сергеем Сироткиным или гонщиком Академии Оливером Роулендом – Джолион выглядит более предпочтительным вариантом. 

Вне трека Палмер также справлялся неплохо. Он говорит довольно откровенно и при этом красноречиво, не стесняясь затрагивать тему состояния Формулы 1 или обсуждать собственный сезон. Это важно для шоу.  

Когда Renault объявила о подписании Нико Хюлькенберга, Палмер высказался о себе и Магнуссене: «Никто из нас не получил должного уважения, учитывая выступления за рулем этой машины – это подтверждает тот факт, что как минимум одного из нас заменят». 

Конечно, это спорное утверждение – в конце концов, трудно обвинить Renault, что те ухватились за возможность заполучить Хюлькенберга. И в сражении против столь сильного и опытного напарника Джолиону придется приложить все усилия, чтобы убедить руководство команды оставить его в Renault на долгосрочную перспективу. 

Но он вполне заслужил новый контракт несколькими неплохими для новичка выступлениями, и это неоспоримо.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Джолион Палмер , Кевин Магнуссен
Команды Renault F1 Team
Тип статьи Комментарий
Rambler's Top100