Мнение: почему тема Ф1 не привлекает литераторов

Теоретически, гонки – и в особенности Формула 1 – должны быть популярными темами у писателей. Но в действительности этого почему-то не происходит. В причинах попыталась разобраться Кейт Уокер.

До недавнего выхода в свет документальной ленты Азифа Кападии "Сенна" и премьеры картины  "Гонка" Рона Ховарда можно было говорить, что тема Формулы 1 не слишком широко представлена на киноэкранах.

Частично проблема состояла в том, что спорт крайне ревностно относится к вопросу прав на использования собственного имени, и любая затея требует одобрения высочайших инстанций – в особенности если она связана с камерами.

В мире беллетристики таких ограничений нет. Да и воображение человека не подпадает (во всяком случае, на настоящий момент) под какие-либо ограничения со стороны правообладателей.

Но даже несмотря на это – а равно и на тот факт, что Формула 1 приезжает в разные удивительные места, дарит болельщикам невероятные сражения, а среди населяющих её персонажей великое множество ярких характеров, – литературные произведения, действие которых происходит в паддоке или его окрестностях, никогда не были популярны у публики.

Между тем, в спорте есть прецедент, когда автор избрал себе дисциплину – и добился несомненных успехов. Это Дик Френсис, детективные произведения которого неизменно разворачиваются в мире скачек.

Бывший наездник в стипль-чезе, Френсис стал автором 40 с лишним мировых бестселлеров о соревнованиях на скорость. Они относились к жанру популярной литературы, а не классических шедевров, но были переведены на 35 языков и разошлись по миру общим тиражом в 60 миллионов экземпляров. 

Так что же мешает авторам писать о Формуле 1 – или, вообще говоря, об автоспорте – используя те же приёмы?

Богатство исходного материала

Популярность триллеров и книг в жанре "экшн" показывает, что аудитория вполне восприимчива к напряженным событиям, когда они описываются, а не показываются. Сочно изложенное сражение двух пилотов на трассе теоретически может быть не менее драматичным, чем рукопашный поединок на книжных страницах.

Вне зависимости от жанра, читателям прежде всего нужны яркие характеры – такие, которым можно сопереживать, и такие, которых надо ненавидеть.

В Формуле 1 и с теми, и с другими всё в полном порядке. История может быть закручена вокруг противостояния напарников, политических игр или просто соревнований, которые манипулируют эмоциями поклонников. Материала достаточно, надо просто правильно использовать его.

Одним из тех, кто пробует это делать, создавая художественные произведения об Ф1, является Тоби Винсент. Его второе произведение под названием Crash ("Столкновение") было опубликовано совсем недавно. Оно кажется вполне добротным, с динамичным действием и интересными персонажами – самое то для чтения на пляже.

История триллера крутится вокруг [вот сюрприз!] коррупции местных властей, мощных политиков и первого в истории Гран При в Москве.

Там же затронуты темы, которые и в реальном мире близки всем поклонникам Ф1 – скажем, всё более растущая техническая сложность спорта. Кроме того, автор активно использует гоночные жаргонизмы, понятные всем фанатам.

Написанная понятным языком, доступным подавляющему большинству читателей, книга Винсента, в то же время, объясняет такие идеи и концепции, как телеметрия или даже дифференциал ограниченного трения, что позволяет сюжету довольно глубокие погружения в мир Ф1.

Произведения Френсиса сильны тем, что их автор отлично знал изнутри предмет, который описывал. Понятно, что перелом ноги у лошади гораздо проще объяснить – а значит, читателю проще его представить, – чем технические неполадки, происходящие внутри машины глубоко под карбоновыми панелями кузова.

Но даже этот факт не в силах объяснить столь малый интерес к теме Ф1 на литературном рынке.

В 50-е и 60-е годы гоночные технологии были не в пример проще – и передать их рядовым читателям на словах можно было без особого труда. Но и тогда произведения на эту тему можно было пересчитать по пальцам. При этом издатели в ту поры делали попытки заработать на популярности спорта, приглашая действующих пилотов в соавторы.

Грэм Хилл выступил в таком качестве при создании книги The Torella Tigers ("Тигры из Тореллы"), созданной совместно с Робертом Мартином, а Майк Хоторн написал серию рассказов о гонках для юных поклонников серии Biggles. В них речь шла о приключениях главного героя Карлотти Смита.

Вышло две книжки, после чего пилот разбился насмерть. Найти сейчас эти издания едва ли реально.

Слишком рискованно?

Поисковый запрос в Google по словам [на английском] "книга про гонки" выдает единичные публикации об Ф1 и соревнованиях спорткаров. Отзывы об их качестве разнятся, хотя в целом они довольно позитивны. Однако эти произведения с трудом достигают даже свою целевую аудиторию.

В чем же сложность? Похоже, в маркетинге. Когда уже упомянутый Винсент опубликовал в 2015-м свою первую вещь, Driven ("Управляя"), то получил от специалистов мира гонок очень позитивный отклик, но никто из грандов индустрии его работу словно бы не заметил.

Сейчас у национальных газет осталось не так много места на обзор книжных новинок, и в эту рубрику отбираются главные сенсации литературного мира – или же работы хорошо известных и уже зарекомендовавших себя авторов.

Применительно к гонкам ни то, ни другое не работает, а значит, сложно рассчитывать на серьезный интерес публики. В такой ситуации ведущие издатели не хотят связываться с подобными книгами, рискуя потерять на них деньги.

Это порочный круг: литературные работы о гонках никогда не обретут популярность без вложений, и в то же время этот жанр не станет объектом инвестиций без громких публикаций. Беллетристика в современной Формуле 1 остается невостребованной.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Комментарий
Rambler's Top100