Мнение: почему систему судейства в Ф1 пора менять

Последние Гран При оставили слишком много вопросов к судьям в Формуле 1. Олег Карпов считает, что их было бы меньше при наличии чуть более подробных ответов.

Во время своей первой попытки в финале квалификации Гран При Великобритании Ромен Грожан оказался позади Льюиса Хэмилтона в последней связке поворотов и тут же пожаловался команде по радио: в свойственной ему несдержанной манере, но в кои-то веки не на тормоза. По мнению Ромена, ему помешали. На встрече с журналистами тем же вечером он скажет, что потерял три с половиной десятых секунды в двух поворотах, но к тому моменту заключение по поводу спорного инцидента уже будет вынесено. «Судьи изучили видео и телеметрию, придя к выводу, что присутствие Хэмилтона хоть и могло потенциально сказаться на Грожане, он не был заблокирован», – сказано в документе под номером 31.

Это было единственное объяснение от FIA. О решении судей Грожан узнал от журналистов – ни он сам, ни представители команды для изложения собственной позиции вызваны не были. В том же документе в качестве повода для расследования есть ссылка на статью 31.6 Спортивного регламента Формулы 1, в котором сказано, что «любой пилот, который, по мнению судей, без лишней необходимости останавливается на трассе или сдерживает другого пилота, должен быть наказан в соответствие со статьей 31.5». В ней самой уже говорится о том, что судьи на собственное усмотрение могут либо лишить нарушителя показанного результата, либо наградить его потерей определенного числа позиций на стартовой решетке.

Никаких дополнительных обоснований дано не было. Но что тогда делать с этими тремя с половиной десятыми, о которых говорит Ромен? Значит ли это, что «по мнению судей» эта потеря показалась им незначительной? Или пилот Haas просто преувеличил, а потерял на самом деле намного меньше или вовсе не потерял ничего? Да и в чем, собственно, существенная разница между «потенциально могло сказаться» и «был заблокирован»? Ответов на эти вопросы нет.

В FIA часто подчеркивают, что в распоряжении судей есть огромное количество информации, которой, как предполагается, нет, например, у болельщиков или журналистов. В случае с Грожаном и Хэмилтоном судьи даже вроде бы и подтвердили свою позицию некими данными телеметрии, но по большому счету предложили поверить им на слово.

У многих, наверняка, нашлось объяснение попроще: судьи не решились лишать поула одного из лидеров чемпионата и, больше того, британца на Гран При Великобритании из-за «какого-то там» пилота Haas. Но подобное объяснение, кажется, вряд ли могло лечь в основу официального документа FIA. Перед законом, в конце концов, все должны быть равны – независимо от статуса. При этом сама FIA не сделала ничего, чтобы от таких претензий себя и своих судей избавить.

Порой просто удивительно осознавать, насколько Ф1 сопротивляется тому факту, что мир стремительно движется вперед. Ровно как промоутеры чемпионата на протяжении почти полутора десятилетий упорно не замечали интернет, так и FIA не слишком стремится использовать новые доступные каналы связи. Бланки судейских документов почти не изменились с тех пор, как были изобретены первые ЭВМ, а главный технологический прорыв был сделан всего пару лет назад, когда федерация стала рассылать собственные документы журналистам по электронной почте.

Вопросов, наверняка, было бы меньше, действуй FIA чуть более открыто. Раз уж мы заговорили про Грожана, почему бы судьям не предоставить общественности те самые данные телеметрии, которые послужили основной для принятия решения? В XXI веке, наверное, нет ничего сложного и в том, чтобы смастерить видео с противопоставлением двух записей с бортовой камеры Haas Ромена: его лучшего круга за весь уик-энд и того самого, на котором ему на пути попался Хэмилтон. У команды наверняка есть данные о том, скольких пунктов прижимной силы он лишился – и лишился ли вообще – в тех самых поворотах. Это, конечно, чуть более деликатная информация, но представители Haas наверняка не стали бы столь сильно протестовать в беседах с прессой, зная, что FIA для обоснования собственной позиции может показать цифры общественности.

Я лично знаю несколько человек, которые до сих пор уверены, что Хэмилтон всё-таки намеренно притормозил в пятнадцатом повороте трассы в Баку с целью сломать переднее крыло Ferrari Себастьяна Феттеля. Но говорят, что Феттелю в Париже показали исчерпывающие доказательства обратного, которые не оставили сомнений даже у него. Но почему их не показали никому больше?

Конечно, спорные эпизоды, особенно в Формуле 1 с ее огромной аудиторией, всегда будут оставлять пространство для различных интерпретаций. Но оттого, что судьи будут подкреплять собственные решения расширенной доказательной базой хуже никому не станет точно.

От субъективности при принятии решений уйти все равно не удастся. Пилоты то и дело говорят, что судьям не хватает последовательности, но эта тема перестанет быть актуальной только после изобретения искусственного интеллекта. Исключить человеческий фактор до этого момента просто невозможно. Кто-то предлагает назначить постоянных судей или хотя бы одного такого из числа бывших гонщиков. Но где найти такого кристально чистого, непредвзятого, авторитетного, мудрого и справедливого?

В определенном смысле идея создания позиции для постоянного судьи утопична. У части общественности всегда будут возникать к нему претензии – в фаворитизме ли, чрезмерной мягкости или жесткости, да скорее всего и в непоследовательности тоже. Каким бы честным и справедливым он ни был.

Проблема не в том, что судьи меняются от этапа к этапу. Это нормально работает в футболе. Да что уж там, и в обычной жизни тоже. Но в том же футболе система судейства постоянно совершенствуется. Мячи теперь сами знают, попали ли в ворота, парни в стенках выстраиваются на линии, начерченной подобием пены для бритья. Страшно сказать, там все активнее используются видеоповторы.

Есть еще один момент: мы просто не знаем, дается ли самим судьям в Формуле 1 и их работе какая-то оценка. Есть ли над ними некая высшая инстанция, вроде инспектора матча в том же, простите, футболе. Там судьи отстраняются от проведения крупных турниров, лишаются лицензий, в конце концов. Что стало, например, с теми, кто допустил техническую ошибку при вынесении двойного наказания для Даниила Квята в Канаде? Была ли работа тех судей признана неудовлетворительной или ее и вовсе никто не оценивал?

В Сильверстоуне, после гонки, по ходу которой разрушились две шины на машинах Ferrari, глава программы Pirelli в Ф1 Марио Изола лично пришел в пресс-центр, чтобы ответить на все вопросы журналистов, даже если полного объяснения случившемуся у него не было. Не надо долго думать, почему именно он захотел пообщаться с журналистами – в Pirelli заботятся о собственной репутации. Итальянцы уже доказывали, что к собственным просчетам относятся со всей серьезностью – как было после гонки в том же Сильверстоуне в 2012 году.

После финиша в Сильверстоуне Даниил Квят заявил, что не покидал пределы трассы в эпизоде, который привел к аварии с Карлосом Сайнсом. По записи с его бортовой камеры точно определить, осталось ли хотя бы одно из четырех колес его STR12 на белой линии, очень сложно. В любом случае, штраф был выписан за то, что Квят вернулся на трассу в небезопасной манере.

Тут тоже есть несколько вопросов без ответов. Даже если он выехал всеми четырьмя колесами за белую линию в Maggots, то на расстояние в ширину человеческого волоса. Каким образом он мог в этой ситуации «вернуться» на трассу в безопасной манере? Утопить педаль тормоза в пол или отвернуть влево сразу, поскакав по траве прямиком в Becketts? Или это вовсе уже неважно? Пока ответов на эти вопросы нет, у его болельщиков и у него самого остается повод считать штраф в Сильверстуне «репутационным».

Судьи вполне могут ошибаться – равно как и пилоты. Задача последних – как можно быстрее проехать 300 километров без проблем и ошибок, а по возможности еще и финишировать первым. Получается не всегда и не у всех. Полностью исключить судейские ошибки тоже вряд ли возможно, но почему бы просто не заставить их аргументированно обосновывать собственные решения? Такая необходимость мало того, что снимет часть вопросов, но и просто дисциплинирует – и может быть даже избавит судей от части претензий по поводу того, что к грожанам и квятам они относятся несколько иначе, чем к хэмилтонам и феттелям…

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Льюис Хэмилтон , Себастьян Феттель , Ромен Грожан , Даниил Квят
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100