Мнение: почему альянс Renault с Хюлькенбергом будет беспроигрышным

У самого свежего контракта Ф1, на самом деле, давняя история. Но смогут ли один из самых недооценённых пилотов и производитель, пока выступающий ниже своего уровня, сложиться в победный тандем? Разбирается Чарльз Бредли.

Ох, Renault. Один из ведущих автоконцернов мира и один из наиболее плотно связанных с гонками Гран При – пусть даже он много раз приходил в чемпионат и уходил из него.

У этих парней в своё время хватило смелости вывести на трассу самый первый турбированный автомобиль Ф1 – дело было в конце 70-х (тогда же, кстати, появился и прообраз "выдувного" диффузора). В первой половине 80-х команда вплотную приблизилась к титулу – только для того, чтобы разругаться с Аленом Простом, который довёл её до таких высот. Француз перешел к конкурентам и выиграл четыре титула, последний из них на французских моторах.

Моторы Renault доминировали в Формуле 1 большую часть 90-х с Williams и Benetton, а затем вновь повторили этот успех уже в наши дни с Red Bull Racing. Разумеется, успеха добивалась и фирменная команда – в середине прошлого десятилетия.

Ох, команда из Энстоуна. Один из лидеров Ф1 и уж точно один из лидеров в гоночных инновациях. Но также едва ли не на первой строчке среди нынешних команд по количеству спадов и провалов.

Два титула Михаэля Шумахера, выигранные в 1994-95 годах, когда коллектив назывался Benetton, спустя десятилетие повторил Фернандо Алонсо, уже защищая цвета полноценной Renault F1. Его титулы пришлись на 2005-й и 2006-й. Если продолжить эту последовательность, то новых побед следовало ждать в 2016-17 годах. Не так ли?

Пока что совсем не так. Настолько не так, что меньше шансов едва ли не у одной Manor. Перебои с финансированием и всевозможные технические сложности являются главными причинами сегодняшнего положения – которое, в свою очередь, не оставляет шансов привлечь топ-пилотов (без должных выплат им).

Итак, один вопрос сейчас решен: бюджет в полном порядке, приближаясь – если вообще не догоняя – уровень таких грандов, как Mercedes, Ferrari и Red Bull. Что дальше?

Никто из топ-пилотов так и не захотел переходить в Renault. Относительно реальным был вариант со Стоффелем Вандорном, но он сорвался. Так как вторую машину наверняка будет пилотировать кто-то из новичков с прицелом на перспективу, лидера предстояло искать из тех, кто сейчас находится сразу позади главных звёзд.

Выбирать приходилось из Валттери Боттаса, Ромена Грожана, Нико Хюлькенберга и Серхио Переса...

Почему Хюлькенберг?

Выбор Renault выглядит более чем обоснованным. Босс команды Фредерик Вассёр имел возможность поработать в молодёжных классах со всеми претендентами, кроме Переса.

В составе его команд ASM и ART, Хюлькенберг выиграл гонку Ф3 Masters, а также титулы в Евро Ф3 и GP2. Из последней немец перешел в Ф1, где не раз демонстрировал грани своего таланта – для начала нужно назвать поул на бразильском Гран При 2010 года. Правда, за это время Нико так и не смог покорить подиум.

И это краеугольный вопрос: почему же так вышло? После дебютного сезона за Williams, он провел пять лет в Force India и еще один в Sauber, но ни разу не боролся всерьез за место на пьедестале, что Перес стабильно проделывал в составах обеих команд. На самом деле, за всё это время Хюльк всего раз пригубил призовое шампанское – когда в прошлом году с первой попытки выиграл "24 часа Ле-Мана".

И кстати, Нико входит в число всего трёх пилотов, кому удалось стать сильнейшим в GP2  в первом же сезоне (с оговоркой, что до того немец провел несколько этапов в GP2 Asia). Два других – Нико Росберг и Льюис Хэмилтон.

Именно в ту пору мне и выпала возможность увидеть этого парня во всей красе. Под мощными прожекторами в катарской ночи, всего в третий раз стартуя в GP2, он ошибся, начиная гонку с поула и пропустил соперника – к слову, это был Перес, – а чуть позже и ещё одного.

Но скорость Нико на изношенной резине была фантастической. Когда два лидера свернули за свежей резиной Bridgestone, он поддерживал такой темп, что все равно ехал быстрее обоих. Это похоже на его нынешнюю работу с Pirelli: когда немец получает свежий комплект, у соперников просто не остается шансов.

Он выиграл ту гонку с перевесом в 13 секунд – огромная величина для моносерии с такой конкуренцией. Хюлькенберг рассказал после финиша, что у него не работало радио, но по ходу гонки на командном мостике ART не было видно ни суеты, ни попыток что-то сообщить пилоту сверх обычных данных об отрыве. План был разработан заранее – и блистательно реализован.

Перес на подиуме явно не был в восторге – он думал, что победа в кармане, а в итоге уступил более десяти секунд.

Конечно, это всего один пример. Но я уверен, что он запомнился Вассёру ничуть не меньше, чем мне.

Выводы

Конечно, Хюлькенберг образца 2017 года – это совсем не тот мальчишка, что был в 2009-м. Ему уже 29 лет, а послужной список будет насчитывать 115 гонок. Так что переход в Renault можно назвать последним шансом выиграть или подняться на пьедестал.

Мне приходилось видеть множество хороших пилотов, к которым применима именно эта характеристика: хороший. Великих гонщиков – тех, кому по силу творить на трассе чудеса, от которых ваша челюсть падает на пол, а в голову приходит что-то вроде "Это он что, в самом деле такое сделал?" – было не в пример меньше. Помните, как Нико обогнал Боттаса по внешнему радиусу в финальной шикане на Гран При Японии?

И тем, кто хочет подняться из списка догоняющих в число полноценной элиты Ф1, нужно время от времени выдавать именно такие штуки.

Вопрос, конечно, в том, достаточно ли этого? Хорош ли Хюлькенберг для серьезных вещей? По силам ли ему регулярно, изо дня в день, работать над тем, чтобы вывести команду на новый уровень?

Это мы сможем узнать, только если в Энстоуне вновь построят машину такого же уровня, как им иногда удавалось в прошлом – говоря точнее, десять и 20 лет назад.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Нико Хюлькенберг
Команды Renault F1 Team
Тип статьи Комментарий
Rambler's Top100