Мнение: неповиновение Хэмилтона станет головной болью Mercedes

Льюис Хэмилтон проигнорировал указание своей команды прибавить темп в решающей гонке в борьбе за титул в Абу-Даби. Джонатан Нобл рассуждает о том, что означает этот эпизод для Mercedes и будущей работы внутри команды.

В командных приказах в Формуле 1 нет ничего необычного. В любой момент командный мостик вовлечён в то, что происходит на трассе, и может вмешаться. И обычно это взбудораживает болельщиков.

Командные приказы всегда были необходимым злом в автоспорте. Будь то указание удерживать свои позиции, поменяться ими, или, как в Абу-Даби, призывы к пилоту прибавить в темпе из-за страха проиграть гонку. До тех пор, пока в команде находится два гонщика, всегда будет конфликт интересов одного из пилотов и его боссов.

В воскресенье Льюис Хэмилтон игнорировал указания прибавить темп от командного мостика, который опасался, что Себастьян Феттель сможет прорваться к победе. Это как раз была одна из таких ситуаций. И неудивительно, что мнения разделились.

С одной стороны, есть те, кто считает, что он поступил абсолютно правильно. Потому что как пилот и лидер гонки он имел право задавать такой темп, который оставлял ему шанс на победу в чемпионате. Другие думают, что его неповиновение было вздорным и эгоистичным, так как он поставил свои интересы выше интересов команды, которая хотела победить в гонке.

Но то, что Хэмилтон сделал в воскресенье, – это гораздо больше, чем просто разовая тактика, чтобы выиграть титул. Это вызов самой философии Mercedes, с которой команда работала с начала 2014 года, когда стало понятно, что пилоты команды будут бороться за чемпионство.

На каждом этапе – включая минувшие выходные – существовали строгие внутренние инструкции, которые оба пилота поддерживали. Эти правила помогали Хэмилтону добиться успеха ровно в той степени, в которой, как ему кажется, приказ прибавить скорость мог ему помешать.

Предполагать, что оба могут делать в гонках то, что захотят, неверно. Потому что есть чёткие стандарты и соглашения, которые должны работать так, чтобы соперничество двух пилотов было настолько свободным и честным, насколько возможно. И без ущерба для команды.

Одно из этих соглашений, например, относится ко времени заезда на пит-стоп. С 2014 года лидер гонки получал приоритет для идеальной стратегии пит-стопа, чтобы предотвратить обгон со стороны преследователей. Без этого правила пилоты Mercedes постоянно бы боролись за то, чтобы поехать на пит-стоп первым (или вторым, если такая тактика лучше).

Если бы они могли делать остановки тогда, когда захотят, то доводили бы всё до крайности: использовали бы неправильную стратегию просто для того, чтобы получить преимущество над напарником. Соответственно, у других команд была бы возможность использовать лучшую стратегию и победить.

Представьте, какие споры бы возникли (и какова была бы реакция Хэмилтона), если бы Росберг начал самоуправничать и хитрить и первым поехал в боксы во время вторых пит-стопов, чтобы успеть выйти в лидеры.

Будет ли такое действие так же оправданно, как игнорирование Хэмилтоном приказа ускориться? Ведь это же последняя гонка чемпионата, всё честно, не так ли?

Действительно, Хэмилтон, с одной стороны, был доволен командным соглашением, давшим ему лучшую стратегию пит-стопов – ведь лидерство гарантировало, что он будет останавливаться раньше. Но не был доволен, когда соглашение о гарантии победы противоречило его собственным интересам в борьбе за титул.

Можно ли считать игнорирование командных приказов в гонках, когда ведётся борьба за титул, более оправданным, чем в любой другой гонке чемпионата, где разыгрываются только очки?

Давайте вспомним Монако этого года, где Хэмилтон застрял позади Росберга после пит-стопов – и в Mercedes поняли, что могу проиграть гонку Даниэлю Риккардо.

Росберг, на тот момент лидировавший в чемпионате мира, получил приказ пропустить своего конкурента. Он без колебаний подвинулся, открыв Хэмилтону дверь к победе.

Если бы он не повиновался так же, как Хэмилтон в воскресенье, и оставил напарника позади до клетчатого флага, тогда бы разницы в очках хватило, чтобы судьба чемпионата решилась раньше, а не в Абу-Даби.

Защищали бы тогда болельщики действия Росберга так же сильно, как действия Хэмилтона в Абу-Даби?

Огромные философские последствия случившегося в воскресенье являются причиной того, почему руководители Mercedes были так разочарованы. Потому что, проигнорировав приказы, Хэмилтон бросил вызов философии, которая была принята в последние три года.

Следует ли Росбергу теперь игнорировать указание пропустить Хэмилтона, если он получит его снова? Польстится ли он возможностью провести пит-стоп раньше, если будет ехать вторым? После Абу-Даби ситуация непонятна.

Не удивительно, что Mercedes всё ещё оценивает то, какие меры принять. Мы можем забыть разговоры о крупном дисциплинарном взыскании для Хэмилтона. Также сложно представить, что Mercedes разрешит стратегию с полной свободой для всех, ведь она поставит под угрозу возможность победы.

Но им следует признать, что нужно изменить их внутренние правила. Пришло время уйти от гонок с большим количеством приказов. Тогда мы все только выиграем от того, что случилось в воскресенье.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Абу-Даби
Трек Яс-Марина
Пилоты Льюис Хэмилтон
Команды Mercedes
Тип статьи Комментарий
Rambler's Top100