Мнение: как преданная своими пилотами Mercedes оказалась в цугцванге

Очередным столкновением Льюис Хэмилтон и Нико Росберг поставили свою команду в положение, которое шахматисты называют "цугцванг". Не знаете что это такое? Джонатан Нобл попробует объяснить.

Добро пожаловать в цугцванг-клуб Mercedes. В настольных играх, и в частности шахматах, термином "цугцванг" называют положение, при котором игроку нужно делать ход, но любой доступный шаг неизбежно ослабит его позиции.

И это именно та ситуация, в которой оказался Тото Вольф – босс Mercedes решил созвать руководство и гоночных инженеров команды на встречу после столкновения Нико Росберга и Льюиса Хэмилтона на ГП Австрии. И теперь любой следующий шаг только ухудшит положение команды.

Можно выбрать командные приказы, но это испортит имидж Mercedes, это плохо для Формулы 1 и вызовет волны критики. Можно позволять пилотам бороться дальше, но это, вполне вероятно, приведет к новым проблемам и потерянным результатам. Можно сделать гонщикам последнее предупреждение, но тогда есть риск, что они его проигнорируют, а тебя самого начнут критиковать за излишнюю мягкость. Наконец, можно внести изменения в состав, но тогда ты лишишься пары пилотов, которая сейчас идет к третьему титулу подряд в обоих зачетах.

Но какие другие варианты сейчас есть у Mercedes? Команда столкнулась с дилеммой, которая вызвана пилотами, доказавшими, что бороться чисто они не умеют. При таком положении вещей оставлять все как прежде просто нельзя.

Со стороны кажется, что Вольф чувствует себя преданным – в минувшие два с половиной года Хэмилтону и Росбергу давалась свобода, и вот как они за нее отплатили.

На самом деле, Вольфу и другим руководителям команды можно аплодировать за то, что они предоставили Росбергу и Хэмилтону шанс бороться на равных с начала 2014 года. Начиная с решений на командном мостике и заканчивая выбором шин и стратегий – каждый такой шаг сопровождался желанием команды сделать все возможное, чтобы у обоих были одинаковые шансы на высокий результат.

В Mercedes даже меняли механиков между сторонами гаража, чтобы они не делали фаворитом кого-то из двух пилотов. И в Австрии, например, можно было заметить, как некоторые члены бригады Хэмилтона с радостью помогали собирать разбитую в третьей тренировке машину Росберга.

Взамен на такое равенство, гонщиков просили только об одном: НЕ ДОПУСКАТЬ КОНТАКТОВ. Первое нарушение этого условия произошло в Спа в 2014-м, но жесткая реакция Mercedes –  в частности, по отношению к Росбергу, которого тогда признали виноватым, – казалось, пресекла в зародыше возможное повторение подобного.

До следующего столкновения – на Гран При Испании в этом году – прошло 30 гонок, и поэтому на второй инцидент руководство закрыло глаза. Но только пока не произошел следующий...

После случая в Барселоне Вольф не скрывал своего недовольства и четко дал понять, что еще один контакт на трассе недопустим. И то, что Нико и Льюис опять сделали то же самое через какие-то четыре гонки, привело к его глубочайшему разочарованию.

Безнадежно надеясь, что потерянных очков в Барселоне будет достаточно, чтобы оба пилота выучили урок, Вольф не стал тогда вмешиваться, хотя, возможно, настолько доверять пилотам было нельзя.

Да, в Австрии полного провала, как в Испании, где оба гонщика не финишировали, не произошло, но все же Росберг потерял очки, потому что откатился на четвертое место.

В команде отлично понимают, что небольшое движение рулем со стороны любого пилота Mercedes в той ситуации могло привести к худшим последствиям – или даже к сходу в том же повороте.

Тогда Mercedes осталась бы без очков, а на первой и третьей позициях финишировали гонщики Red Bull Макс Ферстаппен и Даниэль Риккардо, сократившие свое отставание в Кубке конструкторов до 40 баллов. Случись подобное еще один или два раза, и позиции Mercedes в погоне титулом в этом году пошатнутся.

Но положение, в котором сейчас находится Mercedes, не ограничивается громкими инцидентами в Бельгии, Испании и Австрии. Не менее важны другие случаи, когда Нико уступал в борьбе своему товарищу по команде – во втором повороте на Сузуке и первом повороте в Остине в 2015-м, а также в первом повороте в Монреале в этом году.

В тех случаях Хэмилтон находился на внутренней части поворота и спокойно выбирал траекторию – потому что имел на это право, – отстаивая позицию, а Росбергу приходилось ехать широко по внешней, чтобы не доводить до серьезного столкновения.

Возможно, будет перебором сказать, что Хэмилтон намеренно выдавливал Росберга с трассы. Но в то же время, он ничего не делал для того, чтобы не допустить аварии с напарником, если тот решит стоять на своем и начнет поворачивать.

И это те случаи – а именно безнаказанность Хэмилтона, на действия которого по-настоящему не среагировали ни судьи, ни команда – настроили Росберга на такие действия во втором повороте Red Bull Ринга.

Высшему руководству Mercedes сейчас нужно что-то делать с чувством, что их подвели, и принять непростое решение, как действовать дальше.

Из такого положения нет единственного верного выхода, здесь нет одного правильного ответа или проверенного средства. Любое решение будет приниматься с тяжелым сердцем, потому что в команде знают, что это цугцванг.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Австрии
Трек Red Bull Ринг
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг
Команды Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100