Мнение: как история с квалификацией показала, что главный враг Ф1 – она сама

Субботнее фиаско на Гран При Австралии доказывает, что требуется кое-что очень серьезно переосмыслить в самой сути управления Формулой 1, уверен Джонатан Нобл.

Расстроенные болельщики начали покидать свои места на трибунах Альберт-парка еще за несколько минут до того, как клетчатый флаг сигнализировал о завершении квалификационной сессии. В этот самый момент босс одной из команд очень точно сравнил происходящее со скандалом в Индианаполисе-2005. 

Формула 1 высекла сама себя самым публичным из возможных способов: настояла на принятии формата, который не нравился болельщикам и от которого были не в восторге команды. У каждого из нас было опасение, что в итоге все может закончиться скверно. 

Эта неприятная ситуация должна послужить спорту уроком: никогда не надо чинить то, что не сломано. Но даже более важно обратить внимание на те принципы, которые используются в руководстве чемпионата.

Случившееся в минувший уик-энд позволяет сделать совершенно однозначный вывод: управление Формулой 1 нарушено, и именно оно является сдерживающим фактором. Многие в паддоке согласны с такой точкой зрения, пусть даже и не готовы признавать это публично.

Загнать себя в угол

Для спорта, который отождествляет передовые технологии, Ф1 порой выглядит удивительно консервативной. Возможно, дело в том, что исторически структура принятия решений здесь учитывает слишком много мнений, в том числе точку зрения команд.

Хотя они нередко предлагают здравые вещи, но все перемены целиком и полностью зависят от того, как они могут сказаться на расстановке сил. Все уже достигает масштабов паранойи: чтобы принять какие-то изменения, требуется единодушие, так что Формула 1 неизбежно загоняет себя в угол, откуда может выбраться лишь по пути наименьшего сопротивления.

В конечном счете участники чемпионата поддержали квалификацию с выбыванием не потому, что хотели этого, и не потому, что этого хотели болельщики (что мы узнали из глобального опроса GPDA в прошлом году). Причина лишь в том, что если бы они отказались – Берни Экклстоун продавил бы свою идею с реверсивной решеткой или временным балластом.

Этот тот случай, когда можно с уверенностью говорить о необходимости выбрать меньшее из двух зол. И это явно не тот принцип, который стоит применять в столь глобальном бизнесе, как Ф1.

Идея с большим потенциалом

На самом деле, сам принцип с выбыванием концептуально очень даже интересен. Просто его нужно правильно реализовать, чтобы обеспечить достаточную вариативность и непредсказуемость – и немного перемешать пилотов на стартовом поле. Не в первый раз приходится признать – дьявол кроется в деталях.

Опять-таки, самый первый опыт использования схемы в двух стартовых сегментах оказался более чем положительным. Сначала, когда всем нужно было проехать первый быстрый круг, над трассой прямо-таки витало напряжение. Появились первые “жертвы” – Даниил Квят и Валттери Боттас. Командам приходилось идти на рискованные шаги при выборе шин.

А проблемы в финале были полностью ожидаемы. И самое неприятное именно в этом: приходится признать, что все знали – замысел не сработает, но никто не захотел встать и взять на себя ответственность, призвав к переменам и указав на возможность провала на глазах болельщиков.

И то фиаско, свидетелями которого мы все стали, можно было бы назвать невынужденным следствием, которое никто не мог предвидеть, если бы не одно "но". Еще по ходу зимних тестов в Барселоне директор гонок Ф1 Чарли Уайтинг и тим-менеджеры всех команд неформально договорились отменить систему с выбыванием в третьем сегменте, оставив прежний формат.

Но по причинам, корни которых уходят в коридоры парижской штаб-квартиры FIA на площади Согласия, все имеющиеся сомнения так и не вылились в реальные шаги, которые позволили бы избежать провала. Регламент даже не был передан на новое рассмотрение Стратегической группе или Комиссии Ф1, чтобы не допустить того развития событий, которое мы увидели в Альберт-парке.

И оправданий здесь быть не может: в особенности потому, что перед самым стартом сезона все эти органы по очереди одобрили финальную версию правил.

Экспериментаторы

Что симптоматично, спорт опять оказался заложником политики, которой не свойственно долгосрочное планирование, и теперь вынужден постоянно заклеивать сломанные металлические балки бумажными стикерами, веруя, что это поможет.

К примеру, ничто не мешало экспериментировать с форматом на выбывание в финальном Гран При прошлого сезона в Абу-Даби, ведь борьба за титулы к тому времени давно завершилась.

Это не только стало бы свежей и небанальной темой для разговоров, которая позволила бы сохранить интерес зрителей, начавший угасать из-за череды побед Mercedes, но и дало бы всем в Ф1 отличную платформу, чтобы рассуждать – заслуживает ли такая новация полноценной прописки в регламенте с 2016 года.

Мы бы узнали, приносит ли отсев требуемую степень интриги, насколько он сказывается на вопросах выбора шин, а главное, получили бы не только позитивные, но и негативные отзывы, с которыми можно было бы работать на протяжении всей зимы, дабы к старту сезона-2016 разработать такой формат квалификации, которым были бы довольны все.

Вместо этого – как и в памятной истории с двойными очками – новинка выскочила, словно чертик из коробочки, всего за пару недель до начала нового чемпионата, причем выглядело все как попытка срочно решить несуществующую проблему. Все это происходило в то самое время, когда Формуле 1 стоило бы сосредоточиться на куда более важных вещах, напрямую связанных с её будущим в ближайшие сезоны.

Фактор болельщиков

Не секрет, что в наши дни поклонники Больших Призов все активнее отказываются от классического телевидения в пользу смартфонов, планшетов и других устройств в Интернете. Как этим воспользоваться – никто толком не знает.

И те, кто ломает руки, взывая что-то сделать с неуклонно падающими цифрами телерейтингов, порой и не догадывается, что общее количество поклонников Ф1 сейчас едва ли не рекордное за всю историю.

Twitter, Facebook, Instagram, Snapchat и круглосуточное освещение на онлайн-ресурсах позволяют привлекать огромное количество людей. На старте нынешнего сезона цифры посещаемости профильных онлайн-ресурсов бьют все рекорды, что доказывает – у продукта, называемого Формулой 1, сейчас практически нет серьезных проблем.

Факт снижения числа телезрителей нельзя назвать сюрпризом. Во-первых, сейчас в целом меньше спортивных болельщиков использует телевизор, а во-вторых, трансляции Гран При во многих странах перешли на платные каналы, что тоже не способствует росту аудитории.

Сложность же для Экклстоуна в том, что нужно каким-то образом извлекать из интереса всей этой новой прессы выгоду, тогда как классические средства получения дохода были почти полностью сосредоточены в классических медиа.

Простого ответа, как поступить, здесь нет. Необходима некая переходная фаза, которая с коммерческой точки зрения может оказаться весьма сложной. Но если сейчас не разработать пяти- или десятилетний план действий (и не дополнить его краткосрочной программой по компенсации потерянных инвестиций в ближайшее время), то есть шанс упустить в дальнейшем большие возможности.

Но тут возникает вопрос, как спорт будет справляться со сложными вызовами будущего, если в настоящем, как показала история с квалификацией, он сам себе является, похоже, самым главным врагом.  

Команды слишком много высказываются, политические баталии между Тодтом и Экклстоуном не идут во благо, а фанаты постоянно вынуждены чувствовать, что не имеют никакого веса в том спорте, которому отдают свои сердца.

Именно поэтому Формуле 1 прямо сейчас крайне нужна сильная руководящая структура. Нужно сделать все, чтобы в районе 2020 года, когда будет заключаться новый Договор Согласия, структура управления была уже принципиально иной – такой, которая позволит Большим Призам показать, насколько они в действительности великолепны.

Сезон, который запомнится

Если не принимать во внимание осечку с квалификацией, Формула 1 имеет все основания испытывать позитив в отношении 2016 года. Борьба между Mercedes и Ferrari за лидерство должна получиться захватывающей, а в середине пелотона четыре или пять команд едва ли не равны по силам.

Новый шинный регламент, похоже, принесет нам в нынешнем сезоне не один гоночный триллер. Добавьте к этому ограничения на помощь пилотов и набор юных талантов, какого давненько не было в Больших Призах. А в 2017-м появятся еще и новые машины, более быстрые и красивые.

Так что Ф1 крепко стоит на ногах, несмотря на весь тот вред, что доставляет себе сама. Но просто вдумайтесь, насколько сильнее и краше она могла быть, если бы делала верные шаги, руководствуясь верными причинами – а не ошибалась, исходя из ложных предпосылок.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Австралии
Трек Альберт-парк
Пилоты Берни Экклстоун
Тип статьи Аналитика
Тэги fia
Rambler's Top100