Мнение: единственная причина, почему гонку в Бразилии стоило остановить

Болельщикам не нравятся старты за машиной безопасности и стояния на пит-лейне во время дождя. Олегу Карпову они тоже не по душе, но с решениями судей в Сан-Паулу он всё-таки согласен. Впрочем, лишь в виде исключения.

Джереми Кларксон тоже был недоволен. "Я могу ездить в дождь. Вы можете ездить в дождь. Но по какой-то причине этого не могут делать пилоты Формулы 1. ЭТО ЖЕ НЕ ТЕННИС", – написал он в твиттере, когда гонку в Сан-Паулу во второй раз прервали красными флагами, потом ответил на пару сообщений своих подписчиков и добавил: "Вы просто едете настолько быстро, насколько возможно, и если вас обгоняют – значит, вы едете недостаточно быстро. Это гонки".

 
 

Не самая новая мысль, конечно. Но что с того? Возможно с несколько иными формулировками, но она приходила в голову, наверное, каждому болельщику – и не только в прошедшее воскресенье. Таких гонок было в последнее время навалом. Стояния на решетке, старты за машиной безопасности, жалобы пилотов по радио в стиле "давайте уже гоняться" и так далее.

В такие минуты сложно сдержать раздражение. Поверьте, оно еще сильнее, если у вас есть возможность выйти на улицу и понять, сколько на самом деле воды льется с неба. Как, например, в Сильверстоуне, когда из окон в коридоре рядом с пресс-центром было отчетливо видно солнце, а пилоты при этом ездили по кругу за Mercedes Бернда Майландера.

Гонки Ф1 стало принято останавливать в последнее время не только из-за ливней, но и из-за мороси. И это плохо. Какие бы рациональные тому объяснения мы ни пытались находить.

Это уже почти вечный спор: гонщики и представители команд всегда будут напоминать о том, сколь непросто ехать в туче брызг, что против аквапланинга нет приемов, и что в луже уровень мастерства гонщика – будь то Льюис Хэмилтон или Нараин Картикеян – ни на что не влияет.

В общем, это очевидно. Хотя бы потому, что контроль над машиной в том же Сан-Паулу в прошедшее воскресенье терял не только Маркус Эрикссон – вылетами или разворотами отметились и Себастьян Феттель, и Кими Райкконен, и Фернандо Алонсо, и Нико Росберг, и Фелипе Масса и даже Макс "новый Сенна" Ферстаппен.

Но, как мне кажется, болельщики и так отлично знают, что вылет с трассы в дождь – это не всегда следствие ошибки пилота или показатель недостатка его мастерства. Им не нужно об этом постоянно напоминать. Просто потому что им на это обстоятельство – извините – наплевать.

Каждый болельщик Формулы 1 знает, что гонки в дождь – это лотерея. Это гарантия того, что в ближайшие два часа точно не будет скучно. И любая попытка добавить в эту лотерею логики и организованности – это покушение на убийство интриги.

Дождевых гонок и так чересчур мало, чтобы пытаться сделать их сюжет максимально "сухим".

В том же Сильверстоуне после гонки в моторхоуме Williams состоялся отличный брифинг Пэта Симондса с журналистами. Нас было человек семь-восемь, мы сидели за столом минут 25, и посреди разговора кто-то спросил про необходимость стартов за машиной безопасности во время дождя – отметив, что болельщикам они не особенно нравятся.

«Что ж, я не уверен, что это прямо-таки необходимо, но всё зависит от того, что хотят видеть болельщики», – начал Пэт защиту судей. А продолжил риторическим вопросом: «Они что, хотят видеть, как пять машин выбывают из гонки на первом круге из-за того, что оказываются участниками завала?».

Пэту не дали продолжить. Потому что мы в один голос почти прокричали: «Да!». Симондс не смог удержаться от смеха.

Мое личное увлечение гонками переросло в болезнь после Спа в 1998 году. Там тоже была длительная остановка гонки, но не просто потому, что на трассе было много воды – там был завал из полутора десятков машин.

Это может прозвучать несколько грубо и в определенном смысле даже вызывающе, но аварии – неотъемлемая часть автомобильного спорта. Больше того, часть привлекательная. Не в смысле "красивая" (хотя иногда и это тоже), а в смысле "заставляющая обращать на себя внимание". Кто часами смотрел нарезки аварий на YouTube – тот поймет.

Мне не кажется, что есть что-то столь уж страшное в вылетах с трассы или даже в ударах о барьеры – Формула 1 достаточно безопасна, чтобы к этому можно было относиться более или менее спокойно. Ну а то, что вылеты происходят не по вине сидящих за рулем, не имеет совершенно никакого значения.

Аквапланинг – такой же необходимый элемент непредсказуемости в спорте, как рикошет на 90-й минуте футбольного матча или изменение направления ветра во время соревнований по прыжкам на лыжах с трамплина. Именно такие моменты порой ложатся в основу легенд.

Гонка в Спа знаменита не только завалом с участием пятнадцати машин на первом старте, но и нелепым столкновением Михаэля Шумахера с отстающим на круг Дэвидом Култхардом. Гонка в Монако в 1996-м – не только сумасшедшей победой Оливье Паниса на Ligier, но и тем, что клетчатый флаг увидели лишь три пилота.

В проблемах с видимостью и аквапланингом нет ничего нового – об этом кричат два примера выше. Но, конечно, всему есть разумный предел. В случае с Гран При Бразилии 2016 года Чарли Уайтинга и его решение во второй раз остановить гонку вполне можно понять. Но только по одной причине, и причина эта – бетонная стена, которая обрамляет трассу в Сан-Паулу на протяжении всего разгона – в горку и с поворотом – к линии финиша.

После аварии Кими Райкконена на месте Уайтинга далеко не каждый решился бы дать еще хотя бы один рестарт. Он же дал их несколько. Даже несмотря на весь груз ответственности. А он в прошедшее воскресенье был уж очень тяжел. Потому что в случае с аварией Кими Формула 1 была в сантиметрах не от одной T-образной аварии на скорости под 300 км/ч. Она была в сантиметрах от чего-то подобного Лас-Вегасу 2010-го, хоть там и не было дождя. Это как раз тот случай, когда происходящее было просто-напросто слишком опасно.

Здесь не может и не должно быть параллелей с аварией Жюля Бьянки. Потому что она сама по себе не может считаться "аварией Формулы 1". Тогда на Сузуке столкнулись трактор и машина Ф1 – две единицы техники, которые просто не должны были оказаться в одной точке по определению. Но, конечно, никто не хочет повторения чего-то подобного.

По мне то, что пилоты Формулы 1 не могут удержать машины на мокрой трассе, не самый достойный повод для остановки гонки. Тут я с Джереми Кларксоном полностью согласен – пусть вылетают. Ну или едут медленнее, если вылететь не хотят. Но аквапланинг в коктейле со стеной, которая непременно выбросит разбитую машину обратно на трассу, – это уже другое дело.

Просто последний сектор "Интерлагоса" – не самое подходящее место, чтобы потерять контроль над машиной Ф1.

Это ни в коем случае не призыв исключить Гран При Бразилии из календаря Формулы 1. Классических трасс в чемпионате и так осталось мало – и для них вполне можно делать исключения. Потерпеть стояния на пит-лейне "Интерлагоса" я согласен. Но не в Остине, Сильверстоуне, Барселоне или Шпильберге.

Будь эта стена метров на 20 подальше, вторые красные флаги в прошедшее воскресенье были бы совершенно лишними. Как лишними были круги за Mercedes Майландера в начале гонки в Сильверстоуне. Решение вернуть старты с места под дождем, которое было принято после той гонки – это лучшее решение Стратегической группы Ф1 за время ее существования. И отступать от него ни в коем случае нельзя.

Потому что дождевые гонки в Формуле 1 – это не просто гонки на мокрой трассе. Это нечто большее. Это вообще, возможно, лучшее, что в Формуле 1 есть. И каждый лишний круг за машиной безопасности в таких гонках – гораздо большее преступление против нее, чем несправедливая система распределения доходов, засилье рента-драйверов или гибридные силовые установки.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Бразилии
Трек Интерлагос
Пилоты Кими Райкконен
Тип статьи Блог
Rambler's Top100