Мнение: чего на самом деле не хватает Формуле 1?

Олег Карпов продолжает дискуссию на Motorsport.com о том, как Формуле 1 меняться. И надо ли ей меняться вообще.

Возможно, кого-то это утверждение сразу разочарует, но по большому счету с Формулой 1 всё в полном порядке. Единственное, чего ей на самом деле сейчас не хватает – это обычного человеческого конфликта. Всего-навсего парочки пилотов-антагонистов.

Не уверен, что из читающих эти строки хоть кто-нибудь был свидетелем противостояния Айртона Сенны и Алена Проста в 1988 году, но многие наверняка легко согласятся с утверждением, что то был для Формулы 1 один из лучших сезонов в истории. Это ведь почти аксиома.

Были люди в наше время...

В Интернете легко найти записи тех гонок. Можно, например, посмотреть часовую нарезку с Гран При Сан-Марино. Сенна и Прост стартовали в Имоле из первого ряда (ставший в квалификации третьим Нельсон Пике проиграл времени поула больше трех секунд), из-за пробуксовки француз откатился на седьмое место, но чтобы вернуться на второе ему потребовалось меньше десяти кругов. Айртон контролировал отрыв от напарника на протяжении всей оставшейся дистанции и подпустил его – не на расстояние атаки, конечно – только перед самым финишем. Дубль McLaren. Ближайший соперник – в круге позади обоих.

Есть в Интернете и почти двухчасовая запись первого этапа в Бразилии – со схожим сюжетом. Но чтобы не заснуть, лучше ограничиться восьмиминутным роликом с Гран При Франции на автодроме имени Поля Рикара.

"И это то, чего мы на самом деле ждали на протяжении всего сезона, – с легким надрывом, как умеет только он, скрипит легендарный Марри Уокер, обращаясь то ли к зрителям, то ли к своему напарнику по комментарию Джеймсу Ханту. – От Бразилии до Сан-Марино, от Монако до Мексики, от Канады до Детройта и от Детройта до гонки здесь, на Поль Рикаре: борьбы бок о бок, практически колесо в колесо, схватки за лидерство в Гран При между Сенной, который выиграл уже три гонки, и Проста, который выиграл столько же".

Это седьмой этап сезона. Седьмой!

Внимание, спойлер. Успешной окажется первая же акцентированная атака Проста. Сенна упрется в Dallara кругового Алекса Каффи и француз нырнет в распахнутую калитку. А потом выиграет гонку.

В общем, если в двух словах: это скучно. Невыносимо скучно.

Само собой, мир изменился. Формула 1 уже не имеет права спускать с конвейера гонки, по оказываемому эффекту схожие с транквилизаторами. Но есть одна деталь, от которой ей – по крайней мере в обозримом будущем – никуда не деться: она становится спортом всего на два часа каждое второе воскресенье. Что бы по ходу этих двух часов ни происходило, к вечеру понедельника спортивных поводов о ней вспомнить ни у кого не найдется.

Собственно, потому и любые сравнения с футболом – и его нулевыми ничьими – несостоятельны. За выходные играются сотни матчей, а нарезка голов, забитых за любое воскресенье в чемпионате Голландии, по хронометражу почти наверняка будет превышать отведенные на гонку Ф1 два часа. Если говорить исключительно о самом "шоу", то на соседних каналах почти всегда найдется что-нибудь поинтереснее Гран При.

Нет, захватывающие гонки с добротным сюжетом Формуле 1, безусловно, нужны. Но ей – с ее двумя часами спорта в две недели – просто необходимо производить что-то еще.

Нынешнее племя

Формула 1 – уникальная штука. В ней почти каждый может найти что-то, что интересно только ему. Формула 1 – это и технологии, и большие деньги, и политика, и даже грид-герлз. Формула 1 – это Майкл Дуглас на стартовой решетке, Владимир Путин на трибуне и Элтон Джон на подиуме. Но главной движущей силой в ней всё равно будут оставаться пилоты. Отчаянные парни, что садятся в быстродвижущиеся диковинные повозки с открытыми колесами.

Интересными в Ф1 должны быть не гонки. Гонщики.

Отличные Гран При в Формуле 1 так и так будут случаться время от времени – по крайней мере до тех пор, пока на планете идут дожди. Но на самом деле хорошие гонки – это фактор хоть и важный, но ни в коем случае не определяющий. Был бы он таковым, все бы уже давно смотрели только GP2. Вперемешку с Moto 3.

Если у Ф1 в текущем состоянии и правда есть какие-то серьезные проблемы, то это не моторы, не их звук и даже не пресловутое доминирование Mercedes – хотя и со всем перечисленным, возможно, что-то всё-таки надо делать. Ее самая главная проблема в том, что образ современного пилота Ф1 все больше походит на образ пилота не существующей пока серии Roborace.

Меня не покидает ощущение, что у Ф1 даже в нынешнем своем состоянии – с подавляющим доминированием Mercedes и этими тихими моторами – был отменный шанс вписать пару очень крутых глав в историю. Она его упустила вместе с самой Mercedes в конце лета 2014 года.

Одного маленького контакта между Льюисом Хэмилтоном и Нико Росбергом на втором круге Гран При Бельгии было достаточно, чтобы мы все напрочь забыли о том, как звучат моторы их машин, сколько секунд в квалификации обоим проиграл Даниэль Риккардо и о прочей чепухе. Каким-то образом всех вдруг стало волновать, что думают о столкновении в Спа тренеры Нико и Льюиса из картинга, все вспомнили историю о коварном поуле Росберга в Монако и опять сравнили его с Михаэлем Шумахером. Ну и конечно, каждый посчитал нужным поделиться своим мнением. Написать авторскую колонку, в конце концов.

Через полторы недели в Италии всё закончилось. Еще до этого Нико зачем-то попросили извиниться, а он зачем-то согласился. Уже в Монце Тото Вольф рассказал о новых правилах мира в Mercedes и недопустимости контактов на трассе.

Если называть вещи своими именами, пилотов просто поставили на место. Хотя на самом деле от руководства команды требовалось лишь одно – чтобы к прессе вышел Ники Лауда и сказал что-нибудь вроде: "Они оба – подонки, но это самые быстрые подонки в мире, и мы не будем вмешиваться в их борьбу". Он так умеет. Но почему-то этим умением не воспользовался.

Даже если бы все гонки после этого закончились именно так, как они закончились, смотрелись бы они уже совсем иначе.

Не было ни разделения гаража на две половины, ни перепалки в прессе, ни эмоций. Мы продолжили следить за борьбой между одним пилотом на серебряной машине и другим пилотом на серебряной машине. Хотя куда круче было бы наблюдать за противостоянием таланта и расчета, гения и трудяги, романтика и рационалиста… Волшебника и Профессора, если уж мы вспомнили 1988-й.

Вы, кстати, не задумывались о том, почему у пилотов Формулы 1 сегодня нет прозвищ?

Может быть, потому что у них нет четких, простых и понятных публике образов?

Нет, я не о пресловутой проблеме характеров. Характеры у этих парней, на самом деле, что надо. Вот только теперь на каждый такой характер в Формуле 1 примерно по два сотрудника пресс-службы и по три маркетолога.

Данность для современного мира, скажете вы.

Наверное. Но мне почему-то не дает покоя котел эмоций, что замешался в прошлом году в MotoGP при непосредственном участии Валентино Доктора Росси. Или Тимо Глок с его твитом "поучись у Верляйна, идиот", отправленным Маттиасу Экстрему. Не говоря уже о всей заварушке в DTM с Вольфгангом Ульрихом в главной роли.

PR or not PR?

Формула 1 как-то незаметно оказалась на передовой не только в плане использования современных технологий, но и по части политкорректности. Отношения между напарниками по команде сегодня почему-то обязательно должны характеризоваться одной лишь фразой: "Мы не друзья, потому что друзей в Формуле 1 не бывает, но мы профессионалы, а потому вместе работаем на команду".

Большинство молодых пилотов, что приходят в чемпионат, дают интервью исключительно при помощи "сборника фразеологизмов пилота Формулы 1" – со всеми этими "очки начисляются в воскресенье", "мы движемся в правильном направлении" и "все сотрудники команды выкладываются на сто процентов".

Не потому ли, интересно, самым популярным гонщиком Ф1 во всевозможных опросах постоянно признается Кими Райкконен, который с этим сборником, похоже, не знаком?

Не потому ли Кими Райкконен – единственный, к кому прицепилось одно простое и емкое прозвище? Айсмен.

Само собой, очень легко рассуждать о том, что надо было бы сделать руководству Mercedes после столкновения Хэмилтона и Росберга, со стороны. Когда в подчинении нет нескольких сотен человек на базах в Брэкли и Бриксуорте, а в совете директоров – человека с шикарными усами и фамилией Цетше. Ну и выделенного крупной компанией с мировыми именем бюджета в несколько сотен миллионов долларов.

Мир действительно изменился. Без отделов маркетинга и пресс-служб ему, наверное, уже не обойтись. Но штука в том, что образ MP4/4 Сенны и Проста болельщики Формулы 1 – даже те, которые гонки в 1988 году не смотрели (в том числе и по той причине, что тогда еще не родились) – будут помнить еще очень долго. Вплоть то того, в каких именно местах и какие находились логотипы.

Будут ли так же долго помнить образ W05?

С Формулой 1 всё на самом деле не так и плохо. Ей всего-то и не хватает нормальной житейской драмы. Простого противостоятия характеров. Несдержанных эмоций. Если не как у Сенны с Простом на рубеже 80-х и 90-х, то хотя бы как у Михаэля Шумахера с Дэймоном Хиллом в 1994-м или потом у него же с Жаком Вильневым в 1997-м и с Микой Хаккиненом на протяжении нескольких лет затем. Как у Фернандо Алонсо с Льюисом Хэмилтоном в 2007-м, в конце концов.

Количество обгонов, смен лидера, наличие или отсутствие дозаправок принципиально ничего в Формуле 1 не изменят. Потому что всё это уместится в два воскресных "спортивных" часа. Страшнее, если нам просто не о чем – а главное, не о ком – будет поговорить в наступившие после них две недели.

В Формуле 1 ничего не надо пытаться исправлять. Нужно лишь дождаться, пока два одинаково быстрых парня получат в свое распоряжение одинаково быстрые автомобили. А когда это произойдет – просто постараться не указывать им, что делать и как говорить. Остальное приложится.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Блог
Rambler's Top100