"Мне нравится выходить из зоны комфорта". Фабричнова – о себе и Ф1

Продюсер "Матч ТВ" рассказала Motorsport.com о своей новой роли на телевидении, а также планах – своих и телевидения.

С ноября прошлого года Наталья Фабричнова больше не комментирует Ф1. С переездом на "Матч ТВ" в показах Больших Призов на российским телевидении кое-что изменилось. На большую часть Гран При теперь отправляется съемочная бригада, руководителем которой и является Фабричнова.

Наталья, на "Матч ТВ" у вас новая роль. В чем она заключается?

Вообще, продюсер на телевидении – это общая формулировка. Я должна сразу пояснить, что если подходить к этому вопросу глобально, то продюсер – это по сути организатор. Дальше начинаются детали, и если отвечать на самый популярный обычно вопрос "чем всё-таки вы занимаетесь?", то можно привести огромный список, составленный из каких-то мелочей.

Из них, в том числе и благодаря мне – я не говорю, что я одна такая молодец, у нас огромная команда работает, – всё и складывается: чтобы зритель увидел репортаж, чтобы были прямые включения с решетки, даже чтобы собственно комментарий с места события состоялся. Я теперь часть той команды, которая работает над эфиром Формулы 1. 

Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 Team со СМИ

Фото: XPB Images

То есть вы организатор, так? Можете в какой-то момент можете топнуть ногой и сказать: "Будет так".

Могу, но мне пока не приходилось прибегать к этому приему. У нас было достаточно много "веселых" ситуаций уже по ходу моей работы, и топать ногами приходилось скорее для того, чтобы разрешить какие-то проблемы, возникающие на трассах.

Топать не на своих?

Нет, скорее на ситуацию. Были разные накладки и с техникой. Работа веселая. Я уже поняла – с ноября, как начала работать, – что скучать мне точно не придется. Это не комментарии, это по-другому, конечно. Потому что это работа уже не публичная. Это работа над внутренними организационными процессами. Чтобы командировки состоялись, чтобы всё работало. Но не всегда всё зависит от тебя. И вот тут уже включается умение продюсера разрулить ситуацию…

Например?

Могу рассказать одну из историй, над которой сейчас, спустя время, уже можно посмеяться. В Бразилии, где очень, к тому же, большая разница с Москвой во времени, что составляет дополнительную сложность, у нас сломался кард-ридер, и видео с камеры не перегонялось на ноутбук. Телевидение – это прежде всего картинка, и нам как-то нужно было выходить из ситуации. Тем более, что туда была отправлена целая съемочная группа.

"Сделай что-нибудь", – это классический запрос к продюсеру. Я пошла в паддок опрашивать, у кого найдется провод. Дали провод – провод не подходит. Ничего не работает – пошла искать дальше. Пришла к немцам. Кое-кого знаю из ребят, они говорят – подойти к оператору Sky. Подхожу, а там такой регбист под два метра, лысый. Стучу его аккуратно пальчиком по плечу, он оборачивается посмотреть, кто это там у него под ногами топчется. "Здравствуйте. Я Наталья, российское телевидение. У нас не работает кард-ридер, а у вас, вижу, такие же камеры". Оказался очень добрым, улыбчивым – как, наверное, и вообще большинство больших людей. Не стоит их бояться. И сказал: "Приходи либо к нам – либо к Sky Italia".

Наталья Фабричнова, продюсер канала Матч-ТВ

Фото: XPB Images

По пути мне ближе оказались итальянцы. Они вообще веселые ребята. Сказали: "Заходите с оборудованием. Конечно. Но с тебя бутылка русской водки". С собой водки у меня как-то не оказалось. Да и где я в Сан-Паулу возьму… Пообещала привезти потом. И вот каждый день мы с корреспондентом с Димой Заниным как на работу приходили к ним, как бедные родственники. Обещанный гонорар привезла в Абу-Даби, самую строгую страну в плане отношения к алкоголю. Возила в розовом пакетике с собой, чтобы никто не догадался.

Насколько я понимаю, вы учились на продюсера, так ведь?

Да, но я училась на кинопродюсера, а это совсем другая профессия. Слово вроде бы одно, а смысл разный. Потому что продюсер в кино занимается совсем другим.

Разве это не организатор тоже в каком-то смысле?

Организатор. Но в несколько ином плане. Ему, например, надо найти бюджет под сценарий. Как минимум. К счастью, мне с этим чуть проще. Да, я составляю смету: сколько у нас командировка будет стоить, заказы, комментаторская кабина – что сколько стоит, я знаю. Но, к моему счастью, мне не нужно искать финансы под съемочный период.

Я думаю, что некоторые наши зрители в курсе, как это делают коллеги с тех каналов, которые посылают по сто человек на гонку – не четырех, не двоих, не одного, а сто. Вот делать, как делают они, и посылать столько же людей – или хотя бы даже половину – это было бы очень классно. 

Но должность называется всё равно продюсер, и это несколько иной род занятий по сравнению с тем, чем вы занимались раньше.

Во-первых, мне хотелось попробовать что-то новое именно в Формуле 1. Есть такой термин: выходить из зоны комфорта. Мне это интересно. Мне интересны какие-то новые профессии, и когда ты достаточно долго чем-то одним занимаешься, это мне лично становится чуть-чуть скучно.

Дженсон Баттон, McLaren со СМИ

Фото: XPB Images

Может быть, если бы я нашла свою профессию, которая на сто процентов была бы моя, тогда у меня не возникало бы таких желаний. А здесь ты вроде бы и с Формулой 1, и в то же время чем-то новым занимаешься, и есть возможность для творчества в каком-то смысле.

Да, я не отвечаю за количество репортажей и не могу на это как-либо повлиять. Но я могу привносить идеи, стараться расширять присутствие Формулы 1 на канале "Матч ТВ".

Что хочется сделать из того, что можно сделать уже в ближайшем будущем? Понятно, что мечтать можно о многом, но если из реализуемого, из того, что уже созрело в голове?

Опять же, это зависит не только от меня, но мне бы очень хотелось, чтобы у нас была программа о гонках, которую мы бы снимали здесь, на месте. Не репортажи, потому что эфирное время на них ограничено.

У нас бывают какие-то спецрепортажи – на 15 минут, как правило, максимум. А я говорю о программе, которая начиналась бы за час до старта. Мы выходили бы в эфир… Я думаю, что некоторые наши зрители в курсе, как это делают наши коллеги с каналов, которые посылают по сто человек на гонку – не четырех, не двоих, не одного, а сто.

Вот делать, как делают они, и посылать столько же людей – или хотя бы даже половину – это было бы очень классно. Потому что я считаю, что мы уже созрели для этого – у нас есть российский пилот, российский Гран При. Это немало. 

ГП России, Воскресенье, перед гонкой.

Фото: XPB Images

Вы говорите о предстартовом шоу.

Да. Это предстартовое шоу. Было бы классно делать и шоу из Москвы, в студии. Опять же – это сопряжено с некоторыми сложностями. Например, когда наши западные коллеги это делают, они приглашают бывших пилотов, экспертов, еще кого-то. У нас – тьфу-тьфу-тьфу – Виталий Петров сейчас снова гоняется, и я только рада за него и его карьеру, но для нас, телевизионщиков, это значит, что мы лишились эксперта в студии.

Даню тем более не хочется загружать по ходу уик-энда слишком уж сильно. Есть интервью – и прекрасно. Когда у нас будет сонм экспертов, тогда можно будет делать такую программу на постоянной основе. Но было бы классно, если бы мы уже сейчас хотя бы начали к этому какие-то подвижки.

Как это может выглядеть?

Как предстартовое шоу, которое включало бы в себя московскую студию. Можно передать слово сюда, на трассу, потом что-то в Москве пообсуждать, сделать графику. Многое можно было бы сделать.

Давайте поговорим о кадрах. У "Матч ТВ" есть корреспонденты в паддоке. Может быть, это мне так кажется, но разве не является проблемой, что нет человека, который был бы, что называется, "в теме", закреплен за Ф1 постоянно?

Они каждый разбирается в спорте, в котором работают большую часть времени. Занин ездит с биатлонной бригадой весь год – биатлонный год, я имею ввиду. У Матыскина основой спорт – это баскетбол. А дальше мы их берем и втягиваем. Причем, надо сказать, что они с удовольствием это делают.

Например, по пути в Австралию тот же Дима Матыскин спрашивал у меня такие тонкости про резину, что я ему даже сказала: "Да откуда ты узнал-то всё это?". Оказалось, прочитал. Потрясающе, когда есть рвение, желание разобраться во всем этом.

Энтони Дэвидсон, Sky Sports F1 ведущий

Фото: XPB Images

Но опять же: рвение-рвением, а на Sky с подобной ролью справляется Энтони Дэвидсон, у которого несколько десятков Гран При за плечами.

Специалистов, конечно, меньше. Но это опять же от того, что у нас не так много было пилотов – раз, два, всё. Но не в кадрах даже проблема. У нас пока нет площадки, где всё это можно было бы делать. Нет специализированной передачи.

Я за эти годы поняла, что на самом деле может быть не стоит к себе в Формуле 1 и к Формуле 1 самой по себе так уж серьезно относиться. 

А корреспонденты, они настолько быстро – возможно, как раз в силу специфики их работы они привыкли во все очень быстро вникать – подтягиваются. Он сядет, пусть на сон у него останется два часа, но он всё прочитает, он во все вникнет, потом приедет в паддок, послушает, кто что спрашивает, сам что-то поузнает. Это люди, которые совершенно не стесняются учиться. И в межсезонье – они ведь знали, что поедут на Формулу 1 – они очень сильно подтянулись.

А что вы сами подглядываете у коллег-продюсеров. Их здесь много.

Возможно, покажется мелко, но мне очень хочется, например, как это делают французы, "прогулку" по трассе совершать за рулем электрокара. Мы тоже ходим по трассе. Понятно, снимаем, в каких-то поворотах что-то интересное. Но они где-то находят электрокар и едут всей бригадой снимают. Даже с движения. Это очень круто для картинки.

Это вроде бы из мелочей. Но из таких мелочей на самом деле всё и складывается. 

Подиум: победитель - Нико hjc,thu, Mercedes AMG F1 Team, второе место - Себастьян Феттель, Ferrari, третье место - Даниил Квят, Red Bull Racing

Фото: Red Bull Content Pool

 Давайте про Формулу 1 поговорим. Вы шесть лет уже регулярно в паддоке. Изменилось ли восприятие окружающего мира?

По-прежнему испытываю восторг, когда вижу машины. Трепет никуда не делся, даже несмотря на то, что звук изменился. Раньше без берушей вообще нечего было делать на пит-лейне. Теперь обхожусь без них. Нормально. Уши особенно не страдают.

Когда видишь эти машины, они настолько красивые… Да и потом, поскольку я была на фабрике, в Энстоуне, я теперь смотрю на них как на какой-то супертехнологичный конструктор. Это для меня уже не просто машина. Я понимаю, что всё это собрано вручную, что это штучный экземпляр. И таких два десятка, и когда я понимаю, на какой скорости они потом поедут бороться… Это космос. Вот это ощущение у меня всё время, когда я выхожу на пит-лейн.

Потом я поняла, что не стоит может быть… Формула 1 очень серьезно воспринимает сама себя. Я думаю, все об этом знают, это не секрет. Я за эти годы поняла, что на самом деле может быть не стоит к себе в Формуле 1 и к Формуле 1 самой по себе так уж серьезно относиться. Где-то это помогает меньше стесняться.

Если тебе что-то интересно – надо просто спросить, не думая: "Ох, а как же на меня посмотрит пресс-атташе, если я что-то спрошу не про новый комплект резины". Проще, легче…

Помимо сочинского этапа, где такие же ощущения, как когда гостей к себе домой приглашаешь – не сравнимый ни с чем трепет, – люблю Австрию. Когда первый раз туда приезжаешь, возникает желание, чтобы там проходил вообще весь чемпионат.

Ну пилоты, конечно. Раньше они воспринимались как небожители. А сейчас я вижу в них спортсменов, которые рискуют жизнью, к тому же некоторые из них – просто подростки. Они ведь многие моложе меня.

Что вам в Формуле 1 не нравится?

Сейчас я сформулирую… Мне не нравится слишком, скажем так, сильный корпоративный дух. Он здесь силен настолько, что очень часто те же пилоты, руководители команд при виде камеры начинают говорить фразами, которые ты можешь написать и наговорить сам, не выходя из пресс-центра – просто зная набор фраз из общего лексикона Формулы 1.

Тото Вольф, исполнительный директор Mercedes GP со СМИ

Фото: XPB Images

Если бы они были чуть-чуть свободнее, было бы лучше. Я думаю, не только мне нравится, когда какая-то жизнь пробивается. Я даже не говорю о конфликтах. Вон, Алонсо с Хербертом чуть-чуть повздорили, так это вызвало такую реакцию и кучу эмоций – люди это уже неделю обсуждают. Сходили гонщики на ужин – снова все обсуждают неделю. Вот оно – то, что нужно.

Что-то человеческое.

Да, человеческое. Пусть больше общаются, проявляют эмоции.

Может, выгнать всех пресс-атташе просто отсюда?

Тогда, наверное, совсем бардак начнется, но, по крайней мере, можно не натаскивать их так, чтобы они церберами становились.

На каком Гран При вы еще не были и где очень хотели бы побывать?

Я не была еще ни разу в Японии. В этом году у нас планируется командировка туда, и я безумно жду этого момента, потому что это ведь совершенно другая планета. Мне всё интересно. Просто на этих болельщиков посмотреть, которые настоящие представления устраивают на трибунах, которые там даже в четверг собираются, а потом остаются по шесть часов после гонки и смотрят повторы по три раза на экранах.

Любимый Гран При?

Помимо сочинского этапа, где такие же ощущения, как когда гостей к себе домой приглашаешь – не сравнимый ни с чем трепет, – люблю Австрию. Когда первый раз туда приезжаешь, возникает желание, чтобы там проходил вообще весь чемпионат. Это сумасшедше красиво. У тебя вся трасса, как на ладони. Да, она маленькая и возможно с точки зрения борьбы не самая интересная, но находиться там – уже праздник.

И Спа. Потому что и атмосфера там, и сами гонки – это идеальное сочетание. Единственное, одеваться там нужно тепло. Потому что даже иней по утрам бывает. В остальном – кроме как о климате, чуть более щадящем для болельщиков – там и мечтать больше не о чем. Там и пейзаж красивый, и погода переменчивая, и рельеф трассы. Всё, что нужно.

Что касается Даниила Квята. Как вы его используете и как хотите использовать в будущем?

Мы, конечно, хотим задействовать его на Гран При России максимально – насколько нам позволит его график. Естественно, график очень плотный, и я это прекрасно понимаю. Порой хочется с ним поговорить, например, чуть дольше после гонки, но он уходит к инженерами, и дожидаться его надо очень долго, порой до ночи. Порой до тех пор, когда и в эфир уже поздно давать.

Конечно, в такой команде, как Red Bull, сложно требовать: "Дайте нам пилота, и желательно на час". Но мы делаем, что можем. Он всегда идет навстречу, с удовольствием общается, но сетовать на то, что мы не получаем его по часу каждый день, бессмысленно – понятно почему.

Наталья Фабричнова, продюсер канала "Матч ТВ"

Фото: XPB Images

Вы говорили про выход из зоны комфорта. Что бы вам еще хотелось попробовать в Ф1, лично?

Сейчас мне бы очень хотелось сделать предстартовое шоу. Вокруг этого вертятся все мысли. Это ведь такое внедрение зрителя в мир Формулы 1. Это безграничные возможности – ходи, рассказывай, показывай.

Когда мы делали проход по паддоку с Алексеем, своего рода экскурсию – я знаю, что зрителям это очень понравилось. И не может быть по-другому, потому что вот она – жизнь Формулы 1, рядом. Это очень классно.

Из того, что попробовать… Было бы здорово – я не знаю, как это сделать – поснимать из вертолета, который летает над трассой. Но это утопия.

Почему?

Потому что – опять же – Формула 1 очень любит закрываться. Я бы вообще сделала большой репортаж о том, как показывают гонки. Я, раскрою секрет, уже пыталась это сделать. Но пока мне не пошли навстречу. Может быть, боятся, что я какие-то там секреты украду корпоративные, но факт в том, что мне бы очень хотелось снять репортаж – большой – о том, как снимается Формула 1.

Может быть, в силу въедливости моей, мне очень интересно, как это происходит. Сколько камер? Когда вы расставляетесь? Как вы выбираете ракурсы? А вот вертолет – он всё время один и тот же, или они разные? Куча таких деталей… А как выглядит аппаратная? А как вы выбираете радио? Сколько человек всё это слушает? Есть ли указания, что можно показывать во время аварии, а что нельзя? Я думаю, это же так интересно! Но пока не дают вот. Надеюсь. 

Бригада Sky Sports

Фото: XPB Images

Напоследок: в России когда-нибудь будут показывать Формулу 1 так же, как это делает Sky Sports?

Вот так вопрос. Как бы мне хотелось, чтобы у меня был на него ответ… Честно. Я думаю, что всё к этому идет так или иначе. Исходя из того, что у нас есть и Даня, и Сочи, и ребята на подходе. Я надеюсь, что тот же Сережа Сироткин попадет в Ф1.

Чем больше у нас будет людей здесь, тем больше у нас будет зрителей. Которых мы всех горячо ждем у экранов телевизоров. В связи с этим – если будет расти количество зрителей – от нас неизбежно будут требовать больше материала. Вот и всё.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Интервью
Тэги Наталья Фабричнова
Rambler's Top100