Mercedes проиграла гонку из-за VSC. Как такое могло произойти?

Поделились
Комментарии
Mercedes проиграла гонку из-за VSC. Как такое могло произойти?
Олег Карпов
Автор: Олег Карпов
25 мар. 2018 г., 16:50

Льюис Хэмилтон контролировал ход Гран При Австралии и почти наверняка выиграл бы первую гонку сезона, если бы не режим виртуальной машины безопасности. Объясняем, как так получилось, и могла ли его команда это предотвратить.

Сход: Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-18
Автомобиль безопасности и Себастьян Феттель, Ferrari SF71H
Пит-стоп: Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09, и Кими Райкконен, Ferrari SF71H
Победитель Себастьян Феттель, Ferrari SF71H
Победитель Себастьян Феттель, Ferrari
Победитель Себастьян Феттель, Ferrari
Победитель Себастьян Феттель, Ferrari
Победитель Себастьян Феттель, Ferrari
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1
Победитель Себастьян Феттель, Ferrari SF71H
Гонщик Ferrari Себастьян Феттель и гоночный инженер Ferrari Риккардо Адами
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09, Кими Райкконен и Себастьян Феттель, Ferrari SF71H
Себастьян Феттель, Ferrari SF71H, и Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09
Победитель Себастьян Феттель, Ferrari
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1
Себастьян Феттель, Ferrari SF71H
Старт гонки: лидирует Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09, Кими Райкконен и Себастьян Феттель, Ferrari SF71H
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09, Кими Райкконен и Себастьян Феттель, Ferrari SF71H, Кевин Магнус
Себастьян Феттель, Ferrari SF71H
Себастьян Феттель, Ferrari SF71H
Обладатель поула Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1, второе место – Кими Райкконен, третье место — Себа
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09
Обладатель второго места Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09, Кими Райкконен и Себастьян Феттель, Ferrari SF71H
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W09
Сход: Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-18
Автомобиль безопасности
Эвакуация с трассы автомобиля VF-18 Ромена Грожана, Haas F1 Team
Победитель Себастьян Феттель, Ferrari

Как получилось, что Феттель вышел вперед?

Выигравший в итоге гонку Себастьян Феттель в начале дистанции шел третьим и почти наверняка на этой же позиции бы и завершил ее, не случись проблемы у Ромена Грожана. Он вышел вперед благодаря тому, что Льюис Хэмилтон и Кими Райкконен уже совершили пит-стопы, и если бы не остановка Haas на трассе, Себастьян оказался бы позади них обоих после своего.

Райкконен опережал немца на четыре с лишним секунды перед своей остановкой, а следующие пять кругов – когда финн получил новый комплект Soft, а Феттель по-прежнему ехал на изношенном UltraSoft – они прошли примерно в одном темпе. Но при виртуальной машине безопасности проводить пит-стопы выгоднее: соперники едут не в боевом режиме, и времени относительно них теряется меньше. Так что Себастьян, сменив шины во время VSC, не только «отыграл» у Кими те самые четыре секунды, но и выехал с пит-лейна с большим запасом относительно напарника – попутно опередив и Хэмилтона.

Пилот Mercedes сменил шины спустя круг после Райкконена и сохранил свой отрыв относительно него. Но они оба провели свои пит-стопы в «нормальных» условиях, а Феттель сэкономил время благодаря виртуальной машине безопасности. Перед тем, как судьи активировали режим VSC, Феттель ехал по трассе в 11,5 секунды впереди Льюиса, тогда как на пит-стопе в Мельбурне обычно теряется около 21 секунды. Если бы Феттель сменил шины при нормальном течении гонки, он оказался бы после своей остановки в десяти секундах отставания от Льюиса и в пяти-шести от Райкконена. Получается, что VSC помог Феттелю сэкономить примерно 10-11 секунд на своем пит-стопе. Этот фактор и стал решающим.

Получается, Хэмилтону просто не повезло?

По большому счету, так и есть. Режим VSC был активирован едва ли не в самый неподходящий для него момент – после его собственного пит-стопа и в идеальное время для Феттеля. Но предотвратить потерю позиции относительно немца Льюис все же мог бы – если бы отставал от него хотя бы на 10 секунд перед его остановкой, а не на 11,5, как получилось на деле. Будь отрыв хотя бы на пару секунд меньше, Феттель выехал бы на трассу позади Хэмилтона после пит-стопа, пусть и опередил бы Райкконена.

Команды заранее просчитывают все варианты на случай возникновения форс-мажорной ситуации, вроде появления на трассе реальной машины безопасности или активации режима ее виртуального аналога, при котором реальные отрывы – в виде расстояния между соперниками на трассе – остаются теми же.

С одной стороны при VSC положение на трассе не меняется, но с другой этот режим все же оставляет простор для «несправедливых» перестановок – как раз из-за того, что позволяет экономить время на пит-стопах, как в данном случае получилось с Феттелем. Если бы к моменту активации этого режима все гонщики уже сменили шины, на ситуацию это не повлияло бы никак.

Мог ли Хэмилтон обезопасить себя от VSC?

Да, мог. Чтобы обезопасить себя от потери лидерства Хэмилтоном, Mercedes в теории могла бы просто попросить его ехать быстрее на первых кругах после выезда с пит-лейна.

На то, чтобы сократить фактическое отставание от Феттеля, у Льюиса было пять кругов. Он ехал на свежем комплекте Soft, и как сам рассказал после финиша, вполне мог атаковать сильнее.

Чтобы узнать о потенциальной угрозе, инженерам Mercedes даже не нужно было проводить никаких сложных расчетов. У команд есть специальные программы, которые в режиме реального времени просчитывают ситуацию, и у ее сотрудников, сидящих на пит-уолле, всегда есть информация о том, каким окажется положение на трассе после пит-стопов любого из пилотов при любых новых вводных – в том числе и при VSC.

Получается, в Mercedes должны были знать о том, что Хэмилтон рискует остаться позади Феттеля при возникновении форс-мажора.

Почему же Mercedes не просила Льюиса атаковать?

Если верить Тото Вольфу, на командном мостике Mercedes все просто-напросто были уверены, что Льюису ничего не угрожает. Компьютерная программа показывала, что даже если судьи активируют режим виртуальной машины безопасности, сэкономленного за счет этого времени Феттелю не хватит, чтобы выехать на трассу впереди Льюиса.

Вот, что рассказал журналистам после гонки Тото Вольф: «Когда мы рассчитывали необходимый для VSC отрыв, наш компьютер говорил, что отставание от соперника не должно было превышать 15 секунд – в противном случае [у Феттеля] не было бы шансов оказаться впереди. У нас всегда были три или четыре секунды в запасе, а потом мы неожиданно для себя увидели, как Себастьян выезжает с пит-лейна впереди нас».

То есть стратеги Mercedes просто не видели необходимости просить Хэмилтона атаковать сильнее после пит-стопа. Он отставал от Феттеля всего на 13 секунд с небольшим после своей остановки, и компьютерная программа полагала, что этого достаточно. Расчеты говорили о том, что остаться впереди Льюис должен и при отрыве Себастьяна перед своим пит-стопом в 15 секунд.

Поскольку же Хэмилтону предстоял длинный отрезок на шинах Soft, Mercedes больше волновал ресурс шин, чем отставание от пилота Ferrari, который еще не провел пит-стоп. Стратеги считали, что угрозы нет. Но в итоге получилось, что запаса не хватило – даже несмотря на то, что Льюис сократил отставание от Феттеля до 11,5 секунды, не атакуя при этом на пределе.

Как такое вообще могло случиться?

В этом главный вопрос. В интервью Sky Sports F1 спустя минуты после финиша Вольф сказал: «Похоже, это какой-то баг. Мы были уверены, что 15 секунд отставания – это то, чего нам достаточно. Отрыв составлял 12, чего должно было хватить, но не хватило».

Это действительно странно, потому что обычно программное обеспечение команд – особенно у лидеров – способно предсказать развитие событий при любом сценарии. Но в данном случае погрешность составила около трех-четырех секунд, что очень много.

Одной из причин ошибки в расчетах может быть то, что в первые мгновения после активации режима виртуальной машины безопасности появляется слишком много переменных. Одна из них – положение гонщиков непосредственно на трассе. Если упростить, то в момент активации VSC больше страдают те пилоты, которые находятся на скоростных участках – скажем, в начале длинных прямых. Они вынуждены резко тормозить, тогда как те гонщики, которые проезжают медленные секции, теряют из-за VSC значительно меньше времени относительно «боевого» темпа. Потом этот эффект нивелируется: полный круг в режиме VSC в теории пилоты вообще должны проезжать с одинаковым временем, но ключевыми являются первые секунды после его активации.

«Дело могло быть в том, что нам просто крупно не повезло, – рассказал Вольф. – Это гипотетическое предположение: он [Феттель] мог потерять меньше времени при VSC, тогда как Льюису пришлось сильно тормозить в скоростной секции, и наша компьютерная программа, которую мы используем уже пять лет, дала нам неправильное значение».

То, что Вольф не лукавит, подтверждает хотя бы диалог между Хэмилтоном и командным мостиком по ходу самой гонки по радио. Льюис, оказавшись позади Феттеля, тут же спросил инженеров, почему это произошло, и не сделал ли он сам что-нибудь неправильно, на что получил ответ, что команда просто не понимает, как Себастьян остался впереди после пит-стопа. «Мы думали, что в безопасности», – сказал Хэмилтону его гоночный инженер Питер Бонингтон.

Так дело в ошибке программы Mercedes или все-таки нет?

Возможно, виной всему действительно сбой в работе программы. Но нельзя исключать и то, что переменных было просто слишком много, чтобы она могла учесть их все. Или же, скажем, она недостаточно совершенна, чтобы учитывать еще и реальное положение гонщиков на трассе. Возможно, Феттель и правда оказался бы позади Хэмилтона после своего пит-стопа, активируй судьи режим VSC на несколько секунд раньше или позже.

Теперь главная задача Mercedes состоит в том, чтобы все детально проанализировать. В Брэкли наверняка будет проведено по этому поводу совещание, и уж точно команда обновит программу.

Едва ли не самый интересный сейчас вопрос состоит в следующем: как себе представляли ситуацию в ключевой момент гонки стратеги Ferrari? Понимали ли они, что Феттель опередит Хэмилтона после пит-стопа в режиме VSC и какие «предсказания» по этому поводу давала их собственная компьютерная программа?

Маурицио Арривабене не встречался с журналистами после гонки, и никаких комментариев на сей счет Ferrari вообще не давала. Очевидно, что Феттель в любом случае провел бы пит-стоп при режиме VSC, потому что это позволяло ему сэкономить много времени. Но если стратеги Скудерии заранее видели на своих технических мониторах, что Себастьян окажется впереди Хэмилтона при таком варианте развития событий, то это не форс-мажор, а самая настоящая ошибка Mercedes, и она сама проиграла эту гонку – ввиду несовершенства собственной компьютерной программы, а вовсе не по вине случая.

В том, что Mercedes имела возможность обезопасить позицию Хэмилтона самостоятельно, сомнений почти нет. Тото Вольф четко дал понять, что в Mercedes держали этот вариант в уме. Больше того: инженеры команды полагали, что сделали со своей стороны все необходимое, чтобы исключить возможность форс-мажора. «Когда он [Хэмилтон] выехал с пит-лейна, мы попытались установить такой темп, чтобы иметь запас на случай VSC, – рассказал Вольф журналистам. – Когда мы поняли, что у нас соответствующий запас для VSC есть, мы просто решили поддерживать отставание и сбавить темп, поскольку у нас были три или четыре секунды в запасе. Но оказалось, что их не было».

Следующая новость
Красный Альберт-парк. Как Феттель и Ferrari праздновали победу

Предыдущая новость

Красный Альберт-парк. Как Феттель и Ferrari праздновали победу

Следующая новость

Первая гонка сезона Ф1. Лучшие фотографии из Мельбурна

Первая гонка сезона Ф1. Лучшие фотографии из Мельбурна
Загрузить комментарии