Мазепин опять совершил «неджентльменский» обгон. И им опять недовольны

В ответ на вопросы об очередном инциденте россиянин вновь сослался на необходимость выполнять команды гоночного инженера

Мазепин опять совершил «неджентльменский» обгон. И им опять недовольны

Никита Мазепин считает, что отсутствие ярких результатов в квалификации Гран При Эмилии-Романьи не должно разочаровывать команду Haas – так как дальнейшее изучение особенностей поведения болида VF-21 и логики его настроек должно принести свои плоды по ходу сезона.

«Управлять машиной непросто, – рассказал пилот пресс-службе Ф1 сразу после окончания первого сегмента квалификации. – У нас пока не получается сделать так, чтобы поведение машины было стабильным, чтобы она круг за кругом она одним и тем же образом реагировала на действия пилота. Но есть и позитивные моменты. К примеру, у меня и моего напарника одни и те же впечатления от автомобиля, мы говорим нашим инженерам об одном и том же. И думаю, таким образом мы закладываем неплохой фундамента для прогресса в следующих гонках».

Мазепин занял в квалификации Гран При Эмилии-Романьи предпоследнее место, сумев опередить только попавшего в аварию Юки Цуноду. Своему напарнику Мику Шумахеру россиянин проиграл полсекунды.

Как и на предыдущем Гран При Бахрейна, поведение пилота Haas в конце первого сегмента квалификации вызвало нарекания соперников. В частности, Антонио Джовинацци был возмущен тем, что Мазепин по ходу последней попытки обогнал итальянца даже не в конце разгонного, а буквально в начале быстрого круга: какое-то время два пилота ехали по стартовой прямой бок о бок с примерно одинаковой скоростью. По ходу мини-интервью для пресс-службы Ф1 россиянину задали вопрос и об этом инциденте.

«Что ж, так уж устроена Формула 1, – ответил Мазепин. – Да, здесь 20 машин в первом сегменте, все выезжают на трассу одновременно – и места, чтобы все проехали свои круги в одиночестве, не хватает. Да, я в курсе разговоров о джентльменском соглашении и ничего против него не имею – но, когда у тебя остается всего три секунды, чтобы уйти на быстрый круг… Тут все просто: ты либо сможешь сделать еще одну попытку, либо нет. И просто делаешь то, что тебе говорит инженер с командного мостика».

Читайте также:

Чуть позже по ходу медиа-сессии пилот поподробнее рассказал о событиях того круга. 

«Когда я подъехал к 17-му повороту, впереди было пять или шесть машин, ехавших очень медленно. Впереди всех была одна из машин Mercede – и думаю, именно из-за нее все так сильно сбросили. Не знаю, в чем было дело – может быть, пилот Mercedes так делал из-за состояния шин.

Я встал в очередь, соблюдая соглашение, о котором все говорят. Но когда я был в 17-м повороте,  инженер сказал, что до окончания сессии осталось 10 секунд и надо ускориться прямо сейчас. Сзади меня подпирали Риккардо и Расселл, они тоже хотели успеть на быстрый круг. И я начал разгон. Антонио сделал так же. Мы поравнялись на прямой, и ехать прямо было для меня единственным вариантом».

Поделились
Комментарии
Перес: Я должен был взять поул

Предыдущая новость

Перес: Я должен был взять поул

Следующая новость

Хэмилтон: Поул стал для меня неожиданностью

Хэмилтон: Поул стал для меня неожиданностью
Загрузить комментарии