«Люди чаще замечают плохое, чем хорошее». Интервью с Феттелем

Поделились
Комментарии
«Люди чаще замечают плохое, чем хорошее». Интервью с Феттелем
Роберто Кинкеро
Автор: Роберто Кинкеро
3 нояб. 2018 г., 14:35

Редактор Motorsport.com Роберто Кинкеро поговорил с Себастьяном о том, как складывался для него этот сезон, об ошибках, ответственности и Льюисе Хэмилтоне.

Этот разговор состоялся в Мехико – в четверг накануне старта Гран При, по итогам которого Феттель потерял даже математические шансы на завоевание титула.


Себастьян, насколько сложно объяснить людям, что та машина, на которой вы проводили такие гонки, как в Спа, и та машина, что была у вас в Сингапуре, на самом деле отличаются?

Почему вы говорите «такие гонки»?

Потому что ваша победа была очень убедительной. Вы обогнали Льюиса на прямой, доминировали в гонке.

Что ж… Здесь, возможно, мое мнение несколько отличается от того, что у других. Я думаю, говорить, что у нас была хорошая машина – это нормально. Это факт. Но что мы доминировали – нет, я не думаю, что это правда. Если посмотреть на результаты в этом году, я не вижу, как можно вообще говорить на том, что мы где-то доминировали.

В Спа мы не были на поуле – каковы бы ни были на то причины. В гонке, благодаря конфигурации и тому факту, что «Красная вода» проходится в пол, мне удалось воспользоваться слип-стримом и обогнать. В прошлом году у нас был недостаток мощности [по сравнению с Mercedes] и сделать это не удалось, теперь же такого недостатка не было. Но затем – и это факт – Льюис всегда был рядом: в одной, двух, трех секундах позади. У него был тот же темп, мы показывали круги в пределах одной десятой. Просто в какой-то момент он сдался, и именно поэтому на финише отрыв составил восемь секунд. Но я не думаю, что мы доминировали в той гонке. Мне так точно не кажется. Это была плотная борьба, и если бы ему удалось закончить первый круг лидером, то, как и в прошлом году – когда у нас тоже был практически одинаковый темп – он бы выиграл, а я финишировал бы вторым.

Я думаю, у нас было много таких гонок, где две команды были практически равны, и где мы смотрелись сильно, но я не думаю, что была хотя бы одна, в которой мы бы доминировали. С другой стороны, если посмотреть внимательно, у них такие гонки были. Вспомните, что было в Испании, что было во Франции, в России. Я не думаю, что у нас была хоть одна такая гонка, так что… не поймите меня неправильно, я не хочу, чтобы у вас сложилось впечатление, что я сижу здесь и говорю, будто у меня была плохая машина – это не так, потому что у нас и правда была очень сильная машина. Но я не думаю, в отличие от многих людей, что у нас было серьезное превосходство.

Люди порой слишком оптимистичны.

Да, возможно.

Был ли по ходу сезона момент, когда вы почувствовали, что выиграть титул уже не удастся? После Сочи? Может быть, после Сингапура?

Да. Но прежде всего потому, что мы были недостаточно быстры. А для того, чтобы бороться за победу в чемпионате, вам в любом случае нужна скорость. Я всегда говорил об этом – о том, что итоговый результат определит скорость. В прошлом году было очевидно, что мы были в неплохой форме до середины сезона, а потом начались трассы, которые нам не очень подходили, у нас была пара сходов, мы потеряли ход, но в том числе и потому, что нам стало не хватать скорости. Кажется, в этом году история повторилась. В нескольких гонках нам не хватало темпа на фоне Mercedes, а они могли выигрывать гонки очень уверенно, зарабатывать очки, и в течение трех-четырех уик-эндов – я не думаю, что должен указывать каких именно, вы знаете сами – образовался большой отрыв.

Многие журналисты, как мне кажется, немного перестарались, критикуя вас…

Это часть игры.

Это могло выбить вас из колеи?

Нет, потому что я не особенно слежу за тем, что пишут. Мое кредо состоит в том, что «ты не настолько хорош, как о тебе говорят, но и не настолько плох тоже». Я думаю, это отлично работает. Эмоции и преувеличения – это хорошо, потому что это доказательство того, насколько сильно люди увлечены этим спортом. Да и потом, есть те, кто критикует сильно, но при этом другие относятся ко всему более сдержанно. Это часть игры, как я и сказал. Правило большого пальца. Обычно, если люди критикуют тебя, то они в чем-то правы. Возможно не во всем, но тем не менее. Однако если они относятся к тебе, как к герою – тогда, возможно, они тоже в чем-то правы, понимаете? Я стараюсь на все смотреть с определенной дистанции.

После аварии: Себастьян Феттель, Ferrari SF71H

В Формуле 1 все испытывают прессинг. Но выступать за рулем красной машины – это дополнительное давление, не так ли?

Я не знаю. Наверное, отличия и правда есть. Ведь это Ferrari, а Ferrari – это что-то особенное. Так что, я думаю, это хорошо. Мне кажется, не стоит воспринимать энтузиазм людей с негативной точки зрения. Можно, конечно, говорить, что «ох, давление, завышенные ожидания», но в то же время – это дополнительная энергия. Когда за тобой стоит целая нация, как Италия стоит на Ferrari – это здорово. Конечно, они переживают, хотят, чтобы мы добивались успеха, и если этого не происходит, они расстраиваются. Но это тоже часть игры.

Ваша роль в Ferrari отличается от той, что была у вас в Red Bull?

На бумаге – нет. Потому что я по-прежнему вожу машину. Но я думаю, обстоятельства, конечно, отличаются. Я попал в Red Bull, когда сам был молод и многого не знал, мне нужно было многое доказывать, мы росли вместе. Ferrari же «выросла» ужа давно. Я здесь не для того, чтобы помогать ей расти. Она стала взрослой еще до моего рождения. Но когда я перешел в команду, она не находилась на вершине, и нам нужно было постараться вернуться туда вместе. Это наша миссия, это наша цель. Я думаю, мы подбираемся ближе и ближе – и я уверен, что в итоге мы обязательно добьемся этого.

Когда Кими подписал контракт Sauber, он согласился, что будет продолжать гоняться до 40 лет. Вы можете себе представить такое?

Это же еще десять лет – чтобы добраться до той же отметки, где Кими сейчас. Это долго. То есть мне надо провести в чемпионате еще столько же лет, сколько я уже провел. Я не знаю. Мы говорим о том, что в итоге это будет около 400 Гран При. Никогда не говори никогда, но скорее все-таки нет. Зависит от того, как всё будет складываться. Если я буду на протяжении десяти лет выигрывать с Ferrari, то почему нет?

Люди говорят, что чемпион должен быть немного подонком. Что в такой жесткой борьбе ты должен быть сильным. Вы согласны?

Я не знаю. Я согласен с тем, что вы только что сказали, так что часть меня говорит «да». Но я не думаю… Мне кажется, все вольны решать самостоятельно, кем быть. Я не вижу причин для того, чтобы быть подонком все время – или скажем, когда ты не в машине. Да, когда ты за рулем, порой, конечно, надо проявлять жесткость, порой может быть даже переступать черту, и это то, о чем говорите вы – я не отрицаю. Напротив, я согласен. Но в целом, я думаю, первое правило – это быть самим собой. Потому что вы в любом случае провалитесь, если попытаетесь стать кем-то еще.

Многие говорят, что Льюис в этом году выиграл за счет того, что не совершал ошибок. Но может, это следствие того, что он выиграл несколько чемпионатов за последние годы, он более расслаблен, ему проще рассчитывать риски? У вас была такая же ситуация в Red Bull, когда вы выиграли несколько титулов подряд. Это ведь влияет на подход?

Конечно. Они доминировали в последние годы, и это явно не усложняет задачу. Это очевидно. Это делает их сильнее, их сложнее одолеть, но не невозможно. В любом случае, я не думаю о том, как он выстраивает свои гонки. Я думаю о себе. Мы опять возвращаемся к тому, о чем говорили: все зависит от точки зрения, от восприятия. Если что-то идет не так, люди больше говорят о том, что кто-то совершает ошибки, а не о том, что у кого-то еще все складывается хорошо. Я думаю это нормально. Мне сложно дать ответ на этот вопрос. Возможно, у него было больше ошибок в начале года, чем в конце.

Если я скажу, что Усэйн Болт – быстрейший человек за всю историю, то со мной согласятся многие. Но если я скажу, что нынешние пилоты сильнее тех, которые выступали в Формуле 1 30 лет назад, мне возразят. Как вам кажется, почему?

Мне кажется, сравнивать разные эпохи на стометровке легче, чем в Формуле 1. Потому что в Ф1 всегда можно указать на то, что техника изменилась, тогда как 100 метров – это и сейчас 100 метров. Они не длиннее, не короче. Но изменилось знание. Если отправить Усэйна Болта в восьмидесятые с теми знаниями, что у него есть сейчас, то он будет доминировать еще сильнее. Но что будет, если вы возьмете парней из восьмидесятых и отправите их к нам, снабдив всей той информацией, которой мы обладаем? Может, с ними справиться будет не так и легко.

В гонках сравнивать сложнее, потому что машины разные, а потому и требования другие, начиная с тех же физических данных. Я же не выгляжу, как Алан Джонс, например, да? И я никогда не смогу выглядеть так же, как пилоты в 80-х. И может быть, если мне надо будет пилотировать их машины, мне просто не хватит сил. При этом если Алан получит мою машину, он тоже не справится, понимаете? Я уверен, что многие из них не справились бы с нашими машинами по каким-то другим причинам.

Может быть, тогда были нужны другие качества. У нас, например, нет рычага переключения передач, мы используем «лепестки», но может быть, тогда умение обращаться со сцеплением, переключать передачи помогало кому-то получить преимущество над остальными. Кто-то более бережно относился к силовой установке, лучше сохранял шины, обладал качествами, которые уже не так нужны сейчас. Сейчас у нас высокая прижимная сила, машины намного быстрее, а кто-то тогда был хорош в медленных поворотах и выигрывал за счет техники. Я думаю, если вы спросите гонщиков из прошлого, они согласятся, потому что многое из того, что мы делаем сейчас, им было просто не нужно. У них не было телеметрии, симуляторов.

Рене Арну, Renault RE30, Алан Джонс, Williams FW07C-Ford Cosworth, Нельсон Пике, Brabham, BT49C-Ford

Я помню вас еще по выступлениям в Формуле 3. Если оглянуться назад, удалось ли вам воплотить в жизнь все ваши мечты?

Да, я думаю, это так. Я думаю, что всем нам повезло пилотировать эти машины. К тому же, я борюсь за победы, подиумы, а этого хотят все. Конечно, меня расстраивает, когда я финиширую четвертым, но кому-то машина не позволяет претендовать на большее, чем 15-е место. Так что мне очень повезло. Я прошел невероятный путь, осуществил свои мечты: попал в Формулу 1, выиграл немало гонок, выиграл чемпионат, даже не один, я пилотирую Ferrari, и возможно вскоре смогу вместе с Ferrari выиграть титул. Я не думаю, что мог мечтать о большем. Возможно, было даже слишком много всего – и за столь короткий период времени. Но я из тех, кто предпочитает смотреть вперед. Я все еще смотрю в будущее и думаю, что лучшая гонка, лучший момент в моей карьере еще впереди.

Следующая новость
Вольф назвал самое главное качество Хэмилтона в 2018 году

Предыдущая новость

Вольф назвал самое главное качество Хэмилтона в 2018 году

Следующая новость

Хэмилтона попросили выбрать напарника и пиццу на всю жизнь. Вот что получилось

Хэмилтона попросили выбрать напарника и пиццу на всю жизнь. Вот что получилось
Загрузить комментарии