Колонка редактора: Долгожданная премьера

Осенью нынешнего года состоялось долгожданное событие для всех поклонников Формулы 1 – спустя практически полтора года после окончания съемок в прокат вышел фильм "Гонка" (Rush), повествующий о соперничестве Ники Лауды и Джеймса Ханта в сезоне...

Осенью нынешнего года состоялось долгожданное событие для всех поклонников Формулы 1 – спустя практически полтора года после окончания съемок в прокат вышел фильм "Гонка" (Rush), повествующий о соперничестве Ники Лауды и Джеймса Ханта в сезоне 1976. До России премьера дошла одной из последних – 17 октября, при том, что в Италии зрители увидели картину еще 11 сентября, в Великобритании – 13 сентября, в США – 20 сентября. Поэтому, безусловно, ожидание получилось долгим и томительным, но после просмотра картины стоит признать, что оно того стоило…

Вообще фильмы об автогонках – это своего рода отдельный жанр, за который осмелится взяться далеко не каждый режиссер. Грань между художественным вымыслом и правдоподобностью настолько тонка, что шаг в одну сторону может больше привлечь рядовых зрителей, но при этом отпугнуть и вызвать нарекания со стороны тех, для кого автоспорт далеко не пустое слово. Шаг в другую сторону может вызвать полностью противоположный эффект. Отсюда и непопулярность гоночной темы в киноиндустрии.



Невероятно, но первый и единственный художественный фильм о Формуле 1 «Гран При» был снят практически полвека назад и вышел на экраны в 1966-м году. Картина, повествующая о борьбе четырех вымышленных гонщиков в сезоне 1966, стала поистине культовой, но несмотря на это, никто за последующие 40 лет так и не отважился повторить путь режиссера Джона Франкенхаймера. В начале 2000-х Сильверстр Сталлоне попытался что-то сделать, но дальше сценария, который привел в ужас Берни Экклстоуна, дело так и не зашло. И, наверное, стоит сказать Берни огромное спасибо за то, что он не разрешил Слаю снимать картину о Формуле 1, поскольку то, что в итоге оказалось основано на серии Champcar и получило название «Гонщик», вызвало шквал критики. Да, задумка в целом получилось неплохой, но все оказалось настолько голливудизировано, что картина превратилась в посмешище: движение по трассе в обратную сторону, футуристические аварии, что уж говорить про бессмысленную и ненужную сцену погони Сильверстра Сталлоне за своим напарником по ночному городу.

Поэтому, когда в середине 2011 года стало известно, что известный американский режиссер Рон Ховард приступит к съемкам не просто художественного фильма о Формуле 1, а к тому же основанного на реальных событиях, произошедших больше 30 лет назад, это вызвало достаточно смешанные чувства. Картина либо была обречена на успех, либо на полный провал, третьего было не дано. От этого ожидание премьеры получилось еще более волнительным.



Но буквально с самых первых минут картины все эти опасения отходят на второй план: атмосфера на стартовой решетке Нордшляйфе 1976 воспроизведена с точностью до мелочей. Болиды, звук моторов – все это просто завораживает. Но главное, что заставляет поверить в реальность происходящего – это главные герои. При выборе актеров на роли Ники Лауды и Джеймса Ханта создатели картины попали в точку, пригласив Даниэля Брюля и Криса Хемсворта. Да, может быть герой Джеймса Ханта получился излишне брутальным по сравнению со своим прототипом, но Ники Лауда в фильме – это 100%-ное попадание. Особенно это заметно в одном из эпизодов уже после аварии на Нюрбургринге, когда перед стартом демонстрируют изувеченное лицо и взгляд героя Даниэля Брюля…



Безусловно, нет смысла пересказывать сюжет. Разве что можно отметить, что, то происходит между стартом гонки на Нордшляйфе в начале фильма и возвращением к этому моменту в середине, является неким приквелом к главным событиям – ознакомление с главными героями, рассказ об их путях в Формулу 1 и начале соперничества, которое, безусловно, оказалось несколько раздуто. В жизни между Ники Лаудой и Джеймсом Хантом все было куда проще, и в начале карьеры в Формуле 1 они даже снимали вместе квартиру в Лондоне, да и в дальнейшем всегда с уважением относились друг к другу. С другой стороны, фильм – есть фильм, и основа в виде непримиримой борьбы двух противоположностей была просто необходима. К тому же, в середине фильма, после аварии на Нюрбургринге, воссозданной с невероятной точностью, все встает на круги своя. Поэтому в целом все рамки межлу художественным вымыслом и правдоподобностью были соблюдены за исключением эпизода, когда сразу после прихода в BRM Ники Лауда заставляет своих механиков полностью переделать свой болид с целью облегчить вес и увеличить таким образом мощность двигателя на 50 л.с, а на следующий день едет на две секунды быстрее. Причем, никто кроме героя Ники Лауды и механиков, которые сохранили ледяное молчание, не знал об этом. Но понятно, что этим создатели картины стремились подчеркнуть гений австрийца – знание техники до винтика, дотошность, прагматизм.



Джеймс Хант предстает в картине полностью противоположностью. Безусловно, что, опять же, в угоду сюжету границы между характерами двух главных героев были расширены. Вряд ли в действительности Ники Лауда был таким уже правильным. Но то, что Джеймс Хант действительно был пофигистом, дебоширом,– это факт. Его на самом деле рвало перед стартом, он мог выпить и сесть в кокпит. Что уж говорить про любовь к противоположному полу – на этом в фильме был сделан большой акцент, учитывая излишнее количество постельных сцен.

Удивляет то, что при наличии двух героев-антиподов в картине ни один из них не является отрицательным персонажем. Но тем интереснее вторая половина фильма, когда и разворачиваются события сезона 1976 года. Честно говоря, можно даже позавидовать тем, кто не знает, чем в итоге все закончится в финальной гонке в Фудзи и порадоваться тому, что знаешь о том, что Ники Лауда выживет в том страшном пожаре на Нюрбургринге. Реконструкция событий на трассе завораживает и в какой-то момент заставляет даже забыть о том, что это фильм, а не настоящий Гран При. И тот факт, что это реальная история, усилил это ощущение в разы и создал впечатление, что ты совершил путешествие во времени. А затем уже после финального диалога героев на аэродроме и демонстрирования кадров с их реальными прототипами создается эффект столь быстрого возвращения в настоящее, и при воспоминаниях Ники Лауды о Джеймсе Ханте на этом фоне становится как грустно, и в то же время светло.



Не сказать, что фильм проникнут каким-то глубоким смыслом, но в нем есть душа. Есть то, что действительно цепляет, и это оцепенение остается даже спустя некоторое время после выхода из кинозала. А подобное чувство – это, наверное, главное после просмотра любой картины.

Рону Ховарду, несмотря на все опасения, удалось создать шедевр. Да, есть некоторые недочеты, но в целом фильм получился действительно сильным, динамичным и не оставляющим равнодушным.
Иван Беликов, F-1.Ru
Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Ники Лауда , Берни Экклстоун , Джеймс Хант
Тип статьи Новость
Rambler's Top100