Капитальный ремонт. Как Ф1 переделает двухместные машины

Не у многих технических специалистов Формулы 1 появлялась возможность перестроить машину, которую они проектировали 20 лет назад. Но именно такая задача сейчас стоит перед Майком Гаскойном.

Бывший сотрудник Jordan, Renault и Toyota Майк Гаскойн недавно был назначен техническим руководителем «двухместного» проекта Пола Стоддарта в Формуле 1. Он будет ответственным за обновление машины, которая построена на базе Tyrrell 026 1998 года – автомобиля, который Гаскойн разрабатывал под руководством Харви Постлтуэйта.

Впервые по ходу 2017 года двухместная машина Ф1 выехала на трассу во время майского уик-энда в Барселоне. Это стало одним из первых примеров того, как новые владельцы чемпионата из Liberty Media пытаются оживить серию. Заезды двухместных машин в этом сезоне запланированы лишь на некоторых Гран При, в то время как в 2018 году они появятся на каждом из 21 этапа календаря.

Пассажирами таких машин чаще всего становятся местные чиновники или звезды, но появится шанс и у болельщиков: возможность прокатиться в двухместной машине Ф1 можно будет получить по итогам конкурсов или просто купить.

Toranosuke Takagi, Tyrrell 026 Ford
Тораносуке Такаги, Tyrrell 026 Ford

Обычно эти машины называют «двухместными Minardi», потому что поначалу они были оформлены в цвета команды из Фаэнцы. Однако в их основе лежит Tyrrell 1998 года, которую пилотировали Тора Такаги и Рикардо Россет в последнем сезоне коллектива.

«Пол купил все активы Tyrrell, когда команда развалилась, – рассказал Гаскойн. – Я не занимался перестройкой машины, потому что у меня хватало дел в Jordan, а затем в Renault. Пара ребят, которые до этого работали в Tyrrell, остались и модифицировали шасси. 

Они установили перегородку, удлинили кокпит для пассажира и так далее. Пол построил восемь машин. Только одна была списана, а остальные семь еще существуют: пять остались у Пола, а две проданы кому-то в Абу-Даби.

Пол приобрел права на мотор Cosworth V10 и все сопутствующие детали, поэтому с этими машинами он мог работать очень профессионально».

Гаскойн и Стоддарт уже долгое время являются друзьями, поэтому когда последнему пришла в голову идея обновить технологию к 2018 году, он знал кому звонить.

«На самом деле я ездил в его Tyrrell 022 в серии BOSS GP, – сказал Гаскойн. – И я пилотировал одну из двухместных машин в Донингтоне, возил для него пассажиров – это было весело.

Мы всегда оставались на связи, и однажды он меня попросил заняться технической стороной проекта, что для меня является идеальным вариантом. Я сначала проектировал машину, потом пилотировал ее – круг замкнулся.

В последние два года программа постепенно подходила к своему завершению – этот год должен был стать последним. Потом произошли переговоры с новыми владельцами Ф1.

Им как раз нужна была "двухместная" программа. И если вы хотите делать ее эффективно и недорого, то наш вариант – то, что нужно».

Жолт Баумгартнер, F1 Experiences
 

Технологии Ф1 совершили большой шаг вперед с тех пор, когда Стоддарт построил первую двухместную машину. Очевидно, что к 2018 году нужна модернизация. Основное внимание будет уделено внешнему виду техники, но этим дело не ограничится.

«Пол хочет, чтобы машины выглядели современнее, но кое-что нужно сделать в плане надежности, – добавил Гаскойн. – Мы точно поставим современный аэродинамический пакет, появится актуальное заднее крыло, отражающее текущий регламент.

Мы построим два новых шасси, чтобы сделать машины безопаснее, удобнее для гонщиков, чтобы на место пассажира могли сесть люди крупного телосложения. Появится новая электроника, потому что это слабое звено с точки зрения надежности – такие вещи просто больше не производятся, их нечем заменить.

У пассажиров будут дисплеи, чтобы они могли видеть, на каком участке трассы едут».

Zsolt Baumgartner, F1 Experiences 2-Seater driver
 

Один из недостатков двухместных машин Ф1 заключается в том, что пассажир видит перед собой дугу безопасности, ограничивающую обзор. Эту проблему Гаскойн тоже намерен решить.

«Мы можем улучшить обзор для пассажиров – мы можем сделать перегородку намного меньше, – сказал он. – Причина, по которой эти машины так исправно работают, в том, что изначально в плане безопасности они были очень продуманы. Поэтому есть большой запас областей, в которых мы можем машину улучшить, не рискуя безопасностью.

Кроме того, шасси создавалось еще до того, как у нас появилась возможность анализировать гигантские объемы данных о допустимых уровнях нагрузки на материалы. Все эти расчеты тогда делались чуть ли ни вручную! Нам не нужно делать эту машину легче или что-то подобное – мы планируем улучшить сам опыт пассажира: то, что он видит перед собой, на дисплее, насколько ему удобно.

Сейчас для пассажира хватает двух-трех кругов – потом начинается серьезное неудобство в кокпите. Это мы хотим исправить. Еще можно поставить камеры, чтобы записать весь заезд». 

Zsolt Baumgartner, F1 Experiences 2-Seater driver
 

Не менее важна надежность техники. За заездами двухместных машин закреплены точные периоды в напряженном графике уик-энда Гран При, поэтому все должно функционировать как часы.

«В следующем году машины будут работать по ходу 21 уик-энда, и для нас это серьезная задача в плане логистики, – сказал Гаскойн. – У нас гораздо меньше пробег, чем у Ф1, у нас ограниченные по своему ресурсу моторы, коробки передач, поэтому поддерживать все это в надежном рабочем состоянии будет непросто.

Техническая задача здесь не в том, чтобы создать быструю машину – это должна быть безопасная гоночная машина, которая будет работать в течение четырех дней по ходу каждого Гран При.

Она должна быть безопасной и надежной – никогда не должна отказывать. Если у вас есть пять минут для заезда с двумя VIP-гостями, то будет не очень здорово, если не заводится мотор или что-то ломается».

Внешне машины изменятся, но по сути это будет все тот же Tyrrell 1998 года: «Мы не будем менять всю ходовую часть полностью. Если поменять, например, радиаторы, то последствия замены таких элементов будут огромными. Переход к тем мотором, которые используются командами сейчас, не впишется в программу, которая рассчитана на экономическую эффективность – одни затраты на гидравлику будут гигантскими». 

Mike Gascoyne
Майк Гаскойн

Стоддарт называет свой проект «11-й командой Формулы 1». Гаскойн разделяет такой подход, отмечая, что проект должен работать также профессионально и четко, как действующие коллективы чемпионата.

«Во многом все сводится к тому, что мы должны функционировать как профессиональная команда Ф1, в этом моя работа – улучшить процедуры, – сказал он. – Мы даже решили проводить обычные брифинги, чтобы все, кто в этом участвует, понимали, что и как мы делаем.

У нас не будет гонок или квалификаций, но с другой стороны нам нужно будет иметь дело с пятью-шестью пассажирами, которые оказываются у нас за 20 минут до посадки в кокпит, понятия не имея, что и как. Нам нужно четко работать с таймингом и графиками, действовать профессионально».

Гаскойн добавил: «Как я сказал команде, на нашей форме стоят логотипы Ф1, которые все видят. В Сильверстоуне машины выехали на трассу за час до старта гонки – с двумя VIP-гостями в кокпитах перед 120-тысячной публикой. Мы представляем Формулу 1, журналисты смотрят на нас, трибуны смотрят на нас – все должно идти по плану. Это важно и в этом есть свой элемент прессинга».

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Интервью
Rambler's Top100