Формула 1
03 июл.
-
05 июл.
Мероприятие окончено
10 июл.
-
12 июл.
Третья тренировка через
08 Часов
:
11 Минут
:
32 Секунд
17 июл.
-
19 июл.
Первая тренировка через
6 дней
31 июл.
-
02 авг.
Первая тренировка через
20 дней
28 авг.
-
30 авг.
Первая тренировка через
48 дней
04 сент.
-
06 сент.
Первая тренировка через
55 дней
R
Гран При Сингапура
17 сент.
-
20 сент.
Отменен
25 сент.
-
27 сент.
Первая тренировка через
76 дней
R
Гран При Японии
08 окт.
-
11 окт.
Отменен
R
Гран При США
23 окт.
-
25 окт.
Первая тренировка через
104 дня
30 окт.
-
01 нояб.
Первая тренировка через
111 дней
R
Гран При Бразилии
13 нояб.
-
15 нояб.
Первая тренировка через
125 дней
R
Гран При Абу-Даби
27 нояб.
-
29 нояб.
Первая тренировка через
139 дней

Каково это — проехать на двухместном автомобиле Ф1 по трассе в Спа

Поделились
Комментарии
Каково это — проехать на двухместном автомобиле Ф1 по трассе в Спа
Автор:
28 мая 2020 г., 02:40

С 2017 года команда F1 Experiences регулярно катает гостей Гран При по настоящим автодромам Формулы 1. Стюарт Кодлинг из журнала F1 Racing на себе проверил, что чувствует человек на пассажирском сидении двухместной гоночной машины

Эта статья была написана в конце 2017 года. Тогда же она появилась в англоязычном журнале F1 Racing. На русском языке этот материал не выходил. Перевод публикуется впервые.

До часа «икс» осталось десять минут, а по крыше боксов барабанит дождь. Всего полчаса назад мы наслаждались голубым небом и ярким солнцем, а теперь у нас над головами зависли серые тучи. Знаменитый микроклимат «Спа-Франкоршама» снова это сделал: погода над бельгийской трассой Формулы 1 испортилась в мгновение ока.

Мы стоим в боксах под номером 11 — тех самых, что с начала года занимает бригада F1 Experiences с двумя двухместными машинами Формулы 1. Мы — это я и Майк Гаскойн, бывший технический директор команд Renault, Toyota и Caterham. Сейчас Гаскойн работает в команде Пола Стоддарта, который организует заезды на двухместных гоночных автомобилях во время Гран При.

Гаскойн больше не руководит огромным конструкторским отделом, но это ни на йоту не изменило его привычек в паддоке: губы Майка поджаты, а один наушник привычно сдвинут за ухо. Так Гаскойн может слышать своих собеседников и при этом следить за происходящим с командой.

Майк Гаскойн и Выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг
Майк Гаскойн и выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг

Фото: Sutton Motorsport Images

Если дождь усилится, мы никуда не поедем. Где-то в уголке своего сознания я думаю, что это не такая плохая идея. Мы находимся в Спа — на трассе, которая заслуженно получила славу одного из самых опасных автодромов на планете. Даже сейчас, когда стандарты безопасности достигли невиданных высот, гонщики продолжают называть «Спа-Франкоршам» одной из самых сложных и требовательных к пилотажу трасс. Может, и впрямь не стоит никуда ехать?

Выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг
Стюарт Кодлинг рядом с двухместной машиной Формулы 1 в боксах

Фото: Sutton Motorsport Images

Вокруг меня снуют механики, которые продолжают готовить машины к заезду несмотря на плохую погоду. Боксы «одиннадцатой команды Формулы 1» выглядят так, как и положено правильному гаражу с гоночными машинами: белые стены, лаконичный дизайн комбинезонов, аккуратные ящики с инструментами. Почти все, что здесь находится, бригада F1 Experiences получила от команды Manor. А белый цвет — это не только признак гоночной «породы», но и особая гордость Пола Стоддарта. Просто почитайте, как он рассказывает об этой краске в своем интервью.

Впрочем, в центре этого действа все равно они — двухместные гоночные машины Формулы 1. Эти автомобили родились в 1998 году под именем Tyrrell 026. Аэродинамику Формулы 1 девяностых годов дополняют аутентичные трехлитровые моторы Cosworth V10 — те самые, по которым сейчас так скучают болельщики Ф1. Если окажетесь рядом — не забудьте беруши. С машинами последних лет мы успели отвыкнуть от такого рева.

«Мы могли бы поставить сюда более современные турбомоторы. На самом деле, для нас это было бы даже дешевле, но руководство чемпионата из Formula One Group настояло на том, чтобы внутри этих машин были именно трехлитровые V10 без наддува. Они хотели вернуть гонкам звук». Это рассказ Кита Уиггинза, еще одного человека с гоночным прошлым с команде F1 Experiences.

Автоспортивные болельщики с большим стажем помнят Уиггинза по его команде Pacific, которая участвовала в Ф1 в середине девяностых, а также по коллективу Herdez Competition / HVM, выступавшему в серии ChampCar в двухтысячных годах. Сейчас Уиггинз работает на Стоддарта и почти каждые выходные приезжает на Гран При Формулы 1.

Выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг и гонщик двухместного автомобиля F1 Experiences Жолт Баумгартнер
Двухместные автомобили Формулы 1 готовят к заезду по трассе в Спа

Фото: Sutton Motorsport Images

Время идет — и мы понимаем, что если нам не удастся выехать сейчас, то заезд придется отменить. Покатушки F1 Experiences проходят в перерывах между официальными заездами Формулы 1 и гонок поддержки. Это означает, что двухместные машины могут появиться на трассе только тогда, когда в расписании гоночного уик-энда имеется пауза. Через полчаса «Спа-Франкоршам» займут пилоты Формулы 2, потом их сменят участники GP3 или Суперкубка Porsche – а значит, свободного времени для любителей вроде меня совсем не останется.

Выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг
Выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг в гоночном комбинезоне перед стартом заезда

Фото: Sutton Motorsport Images

Гонщики F1 Experiences Патрик Фризахер и Жолт Баумгартнер залезают в машины и с брызгами из-под колес отправляются на трассу — проверить условия. Я жду их в боксах с шлемом и системой HANS в руках. «Лучше надень их, парень. Ты следующий», — подбадривает меня Пол Стоддарт. Что ж, значит, все-таки едем.

Затычки в ушах на месте, балаклава надета, и вот уже сам Стоддарт помогает мне затянуть ремешки на шлеме и пристегнуть HANS. Теперь я выгляжу как настоящий гонщик: сторонний наблюдатель вряд ли отличит меня от снующих по паддоку пилотов GP3 или Суперкубка Porsche. Для пущего эффекта я даже заправил выданное мне огнеупорное белье в носки. Теперь я готов ко всему.

Двухместные машины Ф1 заканчивают первый прогревочный круг и проносятся мимо по стартовой прямой. С моего места виден только шлейф брызг за забором. Правда, звук пробирает даже сквозь шлем: я продолжаю слышать рев могучих моторов V10 еще несколько секунд после того, как машины скрываются за поворотом. На следующем круге Фризахер и Баумгартнер возвращаются в боксы. Трасса в порядке, пассажиры могут забираться в автомобиль.

Мне машут рукой — похоже, я достиг точки невозврата. Я делаю каменное лицо, закрываю визор на шлеме и твердо подхожу к автомобилю. Никто не должен знать, о чем я сейчас думаю — так что лучше мне просто залезть в машину и позволить всему идти своим чередом.

Выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг
Выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг

Фото: Sutton Motorsport Images

Первое впечатление: как же здесь тесно! Теперь я понимаю, почему правила F1 Experiences запрещают катать на этих машинах людей тяжелее 88 килограммов — такие пассажиры просто не поместятся внутрь. Для того, чтобы устроиться в кокпите, мне приходится широко развести ноги и плюхнуться куда-то вглубь шасси. Кажется, такое положение называют позой роженицы, но я не уверен.

Надо мной наклоняется Пол Стоддарт и начинает пристегивать меня с ног до головы. «Поставь свои ноги на ступеньки в кокпите» — говорит он. Ступеньки? Я бы это сделал, если бы хоть что-то видел: кокпит окружает меня со всех сторон и я вижу только самого Пола, колдующего с моими ремнями.

Через какое-то время я чувствую, что кто-то переставил мои ноги и теперь под ними есть опора. Все это время мне несколько мешает нечто мягкое, расположенное прямо у моих икр. Оглядевшись, я понимаю: это Жолт Баумгартнер, который сидит на месте водителя. Будучи пассажиром, я буду обнимать его ногами на протяжении всей нашей поездки. Так, давайте без резких движений.

Читайте также:

Меня пристегивают в несколько подходов — с каждым разом все сильнее и сильнее. Ближе к концу мне кажется, что ремни буквально вдавливают меня в сиденье. Это не мешает Стоддарту подтянуть ремни еще раз. Да, теперь я знаю, что такое действительно плотная упаковка.

Пол Стоддарт, Стюарт Кодлинг и Жолт Баумгартнер
Пол Стоддарт, Стюарт Кодлинг и Жолт Баумгартнер

Фото: Sutton Motorsport Images

Двигатель заводится — и я не столько слышу его, сколько чувствую процесс всем телом. Пришедшие в движение поршни, клапаны и коленчатый вал заставляют меня содрогнуться, а включившаяся первая передача встряхивает машину так, что у меня клацают зубы. Жолт задевает мои ноги локтем, едва касается педали газа, и мы трогаемся с места.

Я тщетно пытаюсь посмотреть назад, чтобы увидеть, как на все это реагируют механики. Интересно, они хоть немного сочувствуют моему положению, или их не волнует, о чем думает очередной парень, которого посадили в кокпит двухместной Формулы 1?

Жолт Баумгартнер, F1 Experiences
Жолт Баумгартнер, F1 Experiences

Фото: Sutton Motorsport Images

Пока мы выезжаем на стартовую прямую, Жолт аккуратно прогревает шины. Впрочем, слово «аккуратно» применимо здесь исключительно в контексте автомобиля Формулы 1 — я уже плохо представляю себе реальность происходящего. А дальше мотор начинает реветь, шины — визжать, и я становлюсь жертвой быстрого и безжалостного ускорения от мистера Баумгартнера. Каждая непристегнутая часть моего тела вжимается в сиденье, а перед глазами цветным пятном проносятся старые боксы, расположенные справа по ходу движения. Машина то и дело проезжает по лужам, сцепление с дорогой то появляется, то исчезает, и автомобиль дергается от каждого попадания с сухого асфальта на мокрый. Двигатель ревет со страшной силой.

Я ненадолго закрываю глаза и стараюсь не думать о многочисленных авариях, которые произошли на «Спа-Франкоршаме» за последние 50 лет. Вместо этого мне вспоминается Серхио Перес. Когда я сказал ему, что проеду круг на двухместной машине Формулы 1, он предупредил меня: «Если ты попадешь в аварию, то она будет серьезной». А потом еще был разговор с коллегой, который начал прилюдно набирать «Аварии Жолта Баумгартнера» в строке поиска на Youtube.

Жолт Баумгартнер, F1 Experiences
Жолт Баумгартнер, F1 Experiences

Фото: Sutton Motorsport Images

Пока я еду по трассе, телевизионная бригада телеканала Sky Sports продолжает вести прямую трансляцию с Гран При Бельгии. Уже после финиша я увижу фрагмент эфира, в котором комментатор Sky Тед Кравитц смотрит на лужи и говорит: «Жолт Баумгартнер — смелый парень, раз выехал на трассу в таких условиях». Теду ответил бывший инженер Renault и Marussia Пэт Симондс: «И все же, не такой смелый, как тот парень, что рискнул сесть на пассажирское сиденье».

Жолт Баумгартнер, F1 Experiences
Жолт Баумгартнер, F1 Experiences

Фото: Sutton Motorsport Images

Пэт, ты ошибаешься. Я не настолько отважен, как ты думаешь. Мы вот-вот подъедем к «Красной воде», и я чувствую себя рестлером, которого пригвоздили к полу и вынуждают сдаться. Вот только я не могу постучать по мату и признать поражение — у меня просто нет способа остановить машину и вернуться назад.

К моему облегчению, Жолт не стал проходить поворот на полном газу. Перед «Красной водой» Баумгартнер предусмотрительно сбросил газ и спокойно проехал по асфальту, избегая мокрых поребриков. Зато дальше он нажал на педаль и мы на полной скорости устремились в «Радийон». Я изо всех сил стараюсь повернуть голову, но все, что я вижу — это серое небо, брызги воды и размытые очертания отбойников, которые окружают трассу. Как гонщики умудряются видеть что-то в таких условиях?

Связка поворотов «Ле Комс / Мальмеди» — и я собственным телом ощущаю, что означает смещение массы автомобиля. На небольших скоростях перегрузки особенно чувствительны. Жолт то и дело пытается разогнать машину как следует, но мокрая трасса раз за разом удерживает его от излишней скорости: я слышу, как машина подгазовывает даже в поворотах, из-за чего несколько раз мы едва не уходим в занос.

Жолт Баумгартнер, F1 Experiences
Жолт Баумгартнер, F1 Experiences

Фото: Sutton Motorsport Images

В безымянном повороте перед разгоном к «Пуону» Баумгартнер стабилизирует машину — и прежде, чем он успевает нажать на газ, я успеваю сфокусировать свое зрение на трибуне, стоящей перед мной. Все места заполнены фанатами Макса Ферстаппена: болельщики машут флагами, размахивают руками и пьют пиво. Мгновение — и мы снова несемся навстречу мокрому «Спа-Франкоршаму».

Только сейчас я начинаю более-менее доверять Жолту и могу чуть-чуть расслабить зажатые от напряжения мускулы. При этом действующее на меня ускорение по-прежнему хочет перемешать все мои внутренние органы — даже в «упрощенных» условиях бельгийская трасса остается американскими горками от мира гонок.

Вверх-вниз, поворот, ускорение: те перегрузки, которые мы недополучаем из-за недостаточно высокой скорости, сполна компенсируются невероятным ощущением едущей на пределе машины Формулы 1. В таких условиях автомобиль действительно едет на пределе возможностей.

В шпильке «Ля-Сурс» Жолт Баумгартнер решает объехать особенно крупную лужу и выбирает нестандартную траекторию, направляя машину по внешнему радиусу. Это заметно расстраивает нашего фотографа Лоренцо Белланку — он стоит у этого поворота с самого завершения третьей тренировки, чтобы заснять этот заезд. После получасового ожидания под дождем снимок оказывается совсем не таким, как рассчитывал Лоренцо.

Патрик Фризахер, F1 Experiences
Двухместный автомобиль F1 Experiences входит в поворот «Красная вода»

Фото: Sutton Motorsport Images

Еще один головокружительный спуск к «Красной воде», еще одна колоссальная перегрузка от перепада высот — и мы вновь набираем скорость на подъеме к второму сектору. В «Мальмеди», «Риваже» и «Пуоне» Баумгартнер выбирает альтернативные траектории в поиске наиболее сухого участка трассы.

В «Бланшимоне» машина почти выходит из-под контроля. Я чувствую, как автомобиль повело, и тут же локоть Жолта впивается мне в ногу: резким движением гонщик отловил машину и спас нас от разворота. Остаток круга мы проезжаем в спокойном режиме — на исходе второго круга Баумгартнер заезжает в боксы, чтобы взять в машину нового пассажира.

Двухместный автомобиль F1 Experiences
Двухместный автомобиль F1 Experiences

Фото: Sutton Motorsport Images

На протяжении всего 2017 года поездками на двухместной Формуле 1 наслаждались VIP-гости, представители спонсоров и счастливчики, которым повезло выиграть в лотерею. В будущем все изменится. Во-первых, Майк Гаскойн разработает новый аэродинамический обвес, который приблизит двухместный Tyrrell прошлого века к современному облику машин Формулы 1. А заодно модифицирует перегородку, которая мешает обзору пассажира: ожидается, что с новым дизайном человек, сидящий на заднем сидении, сможет видеть больше, чем я.

Во-вторых, в продаже появятся билеты, составной частью которых станет обязательная поездка на двухместном автомобиле Ф1. Без сомнений, такие билеты не будут дешевыми. Но в одном можно быть уверенным: покупатели этих билетов смогут пережить нечто невероятное. Главное — заранее подготовить беруши.

Читайте также:

Патрик Фризахер, F1 Experiences
Двухместный автомобиль F1 Experiences

Фото: Sutton Motorsport Images

Следующая новость
«Драконовы меры несут боль». Хорнер о потолке бюджетов в Ф1

Предыдущая новость

«Драконовы меры несут боль». Хорнер о потолке бюджетов в Ф1

Следующая новость

С 2022 года в Ф1 нельзя будет тратить больше $130 млн. Совет утвердил новые правила

С 2022 года в Ф1 нельзя будет тратить больше $130 млн. Совет утвердил новые правила
Загрузить комментарии

Об этой статье

Серия Формула 1
Местонахождение Спа-Франкоршам
Автор Стюарт Кодлинг