Интервью с Тонио Льюцци

В сходе виновато “странное переключение передачи”


Тонио Льюцци был одним из многих, кто окончил гонку в гравийной ловушке первого поворота Нюрбургринга, но его вылет, по словам самого пилота, был спровоцирован технической неполадкой.

На самом деле после невероятно длинного пит-стопа на первом круге, когда ему поставили промежуточные покрышки, он первым вернулся в боксы за дождевой резиной - это решение могло принести свои дивиденды. Тем не менее, в тот момент, когда он разгонялся на выезде с пит-лейн, коробка передач совершила неожиданное переключение, из-за чего на мокрой трассе машину повело и Льюцци окончил гонку в гравии.

Команда Toro Rosso предпочла не информировать мир о том, что произошло с ее пилотами, и выпустила пресс-релиз, гласивший, что "сказать нечего". Поэтому за информацией пришлось обращаться к самим пилотам. И вот что рассказал Тонио Льюцци, готовясь к тестам в Мюджелло.

Что произошло, когда Вы вылетели?
Тонио Льюцци: В общем все произошло из-за аквапланирования. В нашей коробке с мягким переключением есть система безопасности, и она это мягкое переключение просто отключила. Это произошло на выезде с пит-лейн и вызвало странное переключение передачи. Это было жесткое переключение, сильно изменившее скорость вращения обоих колес. Одно остановилось, другое стало вращаться быстрее, это меня развернуло и привело к вылету.

Как все шло после старта?
Тонио Льюцци: На первом круге все было хорошо потому, что мы ехали довольно быстро. Я был на одиннадцатой позиции на мокрой трассе, и сухой резине к концу первого круга, так что все было неплохо. Мы постоянно контактировали с другими машинами, на трассе был полнейший беспорядок, но мне это нравилось. Условия были тяжелыми, а я на первом круге был полон драйва. Перед гонкой я подумал, что мне нужен старт в духе Монтойи потому что он, скажем так, когда были тяжелые условия вроде воскресных, он мог показать класс на старте. Казалось, что всем вокруг гораздо тяжелее, чем мне, и я смог отыграть много мест. А затем мы остановились, и начался полный беспорядок уже на пит-лейн.

А что было не так с пит-стопом?
Тонио Льюцци: Скотт срезал шикану и оказался в боксах впереди меня, а команда ждала меня. Так что они не были готовы к такой ситуации. Я потерял, наверное, минуту на пит-лейн, там был полнейший беспорядок. Потом я покинул боксы на промежуточных покрышках и тут же понял, что воды слишком много. С этого момента я заметил странную реакцию усилителя руля, потому что машину вело влево, но я думаю, что причиной тому был избыток воды на трассе. Затем я вернулся на пит-лейн, потому что было ясно, что промежуточные покрышки не справляются, и мы поставили дождевые.

И что произошло, когда Вы покидали пит-лейн?
Тонио Льюцци: Вначале мне показалось, что что-то не так с задней подвеской. Я разгонялся, перешел на вторую передачу, на третью и потерял заднюю ось в то время, когда машина двигалась прямо. Когда мы изучили данные, мы увидели, что была проблема с коробкой - мягкого переключения, как ее называют некоторые. Когда я переключал передачи вверх, коробка сработала неправильно и заблокировала колесо. Это вызвало разворот. Было очень странное ощущение, когда на прямой машину резко повело вправо.

Так что это система контроля тяги, дифференциал или что?
Тонио Льюцци: Скорее дифференциал... Из-за аквапланирования коробка перешла в безопасный режим, то есть в обычный режим переключения. Когда я разгонялся на выезде из боксов, переключения были гораздо жестче и на них не очень хорошо реагировали задние колеса. Они работали неравноценно, привод на одном был сильнее, чем на другом и это вызвало разворот.

Пять или шесть машин вылетели в этом повороте до Вас. Вы не были удивлены, увидев их там?
Тонио Льюцци: Они столкнулись с сильным аквапланированием, но я вылетал, находясь на внутренней стороне трассы, где воды было гораздо меньше. Это все было очень странно и мой вылет тоже. Сначала я подумал, что это подвеска, левое заднее колесо. Потом я вылетел, остановился и увидел все эти машины. Это было похоже на кладбище машин! Я понял, что проблемы не у меня одного. Но с ними все было понятно, у них было аквапланирование.

Вы видели машину безопасности или трактор?
Тонио Льюцци: Я видел и машину безопасности, и трактор! Я ведь спускался с холма. Когда я выезжал с пит-лейн, светофор на выезде был красным, но он сменился на зеленый и я поехал. Я разгонялся, перешел на вторую, третью и машину повело и я уже ничего не мог поделать - замедлиться, увидеть флаги, которые были в самом низу. Я не видел табличку, оповещающую о машине безопасности. Вы видели по телевизору, как он ушел из под меня с газом в пол!

Вы видели, что к Вам приближался трактор?
Тонио Льюцци: Когда я увидел трактор, я думал только о людях, я уже не мог контролировать машину, я был всего лишь пассажиром. Я думал о людях, которые могли быть недалеко от трактора потому что трасса была столь скользкой, что даже заблокировав все четыре колеса, я просто не мог замедлить машину хоть немного. Но мне казалось, что трактор далеко, а в итоге я остановился, коснувшись его заднего колеса. Условия были очень тяжелыми, но, к счастью, ничего страшного не произошло.

Что Вы думаете о том, как они вернули на трассу Хэмильтона?
Тонио Льюцци: Я так и не понял, какого черта! Я видел Льюиса в машине, они подняли машину и поставили на трассу. И он уехал! Я думаю, это очень приятно, ведь обычно предполагается, что если ты в гравийной ловушке, то ты должен вылезти и маршалы обычно говорят нам это - чтобы мы вылезали. Но он просидел минуты три в машине с запущенным двигателем, потом они подняли его и вернули на трассу, все это было очень странно.

Что Вы сказали команде?
Тонио Льюцци: Я подошел к моему инженеру и сказал, что у меня, кажется, что-то с подвеской, потому что так я в тот момент думал. Джорджио (Асканелли, технический директор) согласился со мной в том, что что-то не в порядке, потому что все выглядело так. Я немного поговорил с ними и пошел переодеваться, а потом услышал об этом, так скажем перепалке между Скоттом, Францем и Герхардом. Я не говорил с ними после гонке - они были очень возбужденными.

И Вы до сих пор не говорили с ними?
Тонио Льюцци: Нет. И вообще я считаю факт, что они не выпустили пресс-релиз, очень странным.

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Новость
Rambler's Top100