Интервью с Оксаной Косаченко: Замены Виталию Петрову в России нет

В интервью «Российской газете» Оксана Косаченко, менеджер Виталия Петрова, поделилась мнением по поводу будущего своего подопечного в Формуле 1 и Гран При России.

В интервью «Российской газете» Оксана Косаченко, менеджер Виталия Петрова, поделилась мнением по поводу будущего своего подопечного в Формуле 1 и Гран При России.

Вопрос: Оксана, какие перспективы у Виталия Петрова на следующий сезон?
Оксана Косаченко: Конечно, мы сделаем все, чтобы у России был пилот в Формуле 1. Можно много говорить, хороший Петров или плохой, но другого нет. Давайте посмотрим объективно на наш автомобильный спорт. Людей, которые готовы сегодня выступать в Формуле 1, нет. Есть большая группа молодых ребят, там даже есть из чего выбрать. Но говорить, что в 2014 году россиян на стартовой решетке Формулы 1 будет два, или больше, я бы не стала.

Вопрос:
Когда вы планируете объявить, где в итоге окажется Виталий?
Оксана Косаченко: Только по окончании сезона. Осталось провести три гонки, и не хочется сейчас вносить нервозность. Объявлять сейчас, где будет выступать Петров, было бы просто некорректно. Скажу лишь, что у нас есть несколько вариантов.

Вопрос: Известно, что все в конечном итоге упирается в спонсоров. С ними какая-то ясность есть?
Оксана Косаченко: Это глобальная тема - привлечение спонсоров в Формулу 1. Когда Виталий Петров пришел в Королевские гонки, были компании, которым была оказана честь помочь первому российскому пилоту. Я не вижу необходимости повторять, что произошло в конце прошлого сезона, когда Петров остался без места при подписанном контракте. Можно говорить, что у него очень плохо работает менеджер. Но я с 5 декабря по 7 января совершила 47 поездок. Приезжала, два часа переговоров, после чего я садилась в самолет и отправлялась на следующие переговоры. Потому что рынок был закрыт, мест не было. Как говорит мне Эрик Буллье - "do one more magic" (сделай еще одно чудо - прим. авт.) Не должно быть "magic". Я посмотрела, как это происходит в других странах. Ведь спонсор просто так не берется. 90 процентов времени я веду переговоры с западными странами.

Вопрос: И какие выводы вы сделали, общаясь с иностранными компаниями?
Оксана Косаченко: Там есть много чего взять. Это не хождение по банкам и другим организациям - несколько другая система привлечения денег. В автоспорт пора привлекать серьезные средства. У нас есть достойные пилоты, но мы все поставлены в ситуацию попрошаек. Мы все ходим и просим. Кто-то занимается этим сам, за кого-то - папы или менеджеры. Я уже ни у кого не прошу денег на Петрова, потому что это глупо. Сегодня есть Петров, а завтра - Иванов. В России Формула 1 там, где она была в Японии 30 лет назад. Мы идем своим путем и, конечно, пройдем его гораздо быстрее. Но пока ситуация такова. У нас мало кто знает, что такое Королевские гонки и понимает, как работает эта система.

Вопрос: Что сулит потенциальным спонсорам участие в Формуле 1? Чем вы их можете заинтересовать?
Оксана Косаченко: Начну с простого. Это глобальный чемпионат, который проходит с февраля практически по декабрь. Формула 1 - это реальная бизнес-площадка. И если мы назначаем переговоры на Гран При, это уже о чем-то говорит. Формула 1 выводит бизнес на новую ступеньку, где вы имеете возможность напрямую общаться с первыми людьми. Как правило, это в чистом виде имидж, способ заявить о себе.

Вопрос: Будет ли в следующем году в Королевских гонках участвовать российский пилот?
Оксана Косаченко: С большой долей вероятности пилот у нас будет. Больше того, скорее всего у нас будет тот же самый пилот. Другой вопрос - что он будет делать в Формуле 1. Есть, к примеру, команды, которые ему просто не подходят хотя бы по складу характера. Я никогда, например, не пойду разговаривать по его поводу в McLaren. Потому что это - жесткая структура, в которой пилот - это солдат, который исполняет волю сверху. Это вообще не для Виталия Петрова.

Вопрос: Если грубо - какова "цена вопроса"? Сколько нужно денег, чтобы Петров участвовал в чемпионате Формулы 1?
Оксана Косаченко: А чего мы хотим добиться? Каждый год ходить и говорить - "дай еще 30 миллионов, дай 50". Речь идет об эффективном бизнес-проекте. И именно поэтому я не иду к президенту просить еще денег. Потому что надо создать некую структуру, которая привлекает средства, вкладывает их и сама живет на этом. Если же говорить о сумме, хотя не она является главной, то речь идет о 10-15 миллионах евро в год. Это не безумные деньги. Но надо понимать, где ездить. Потому что прийти, допустим, в Ferrarii и сказать, что ты готов выложить определенную сумму, нельзя. Туда просто никто не возьмет. Речь идет об определенной группе команд, которым нужны средства, чтобы существовать. Те же Sauber,Williams не скрывают, что им нужны деньги.

Вопрос: Для вас принципиально, чтобы Виталий не просто ездил, а набирал очки, добивался каких-то результатов?
Оксана Косаченко: Любой спортсмен хочет добиться максимума. Потому что если он приходит просто кататься, он здесь не нужен. Если трезво оценивать ситуацию, то Виталик не в Ferrari, не в McLaren, чтобы рваться на подиум. Его задача - развивать свою машину. И тот же Caterham, Marussia, сейчас в очень хорошей ситуации. Потому что в 2014 году новые правила, новые двигатели. Что может произойти? Здесь вопрос работы, персонала. Все в нашей жизни зависит от людей. Сейчас в Caterham очень сильная команда. Надо себя трезво оценивать. У нас все идеально сложилось в первые два года, когда мы оказались в хорошей команде.

Вопрос: Недавно вы говорили о том, что тревожитесь за российский этап Формулы-1 в Сочи. Почему?
Оксана Косаченко: Это гениально, что в России будут проходить гонки Формулы 1. Мы действительно столько бились над этим. Сейчас нет катастрофы - она была в июне-июле, когда я бегала везде, стучалась во все двери. Не потому, что мне так захотелось, а потому что действительно надо было донести, что это - беда. Ничего не происходило, не было никакой скоординированности между олимпийским строительством и строительством трассы. Слава Богу, с середины июля все "разрулилось". Сейчас там все строится, это правда большой проект. Все осложняется тем, что надо интегрироваться в олимпийский парк. Надо успеть, потому что олимпийский цикл начинается не в день Олимпиады, а за год. И уже в феврале туда приедут спортсмены, которые будут обкатывать объекты. Соответственно, в этот период строить ничего будет нельзя. И мы в очень сложной ситуации.

Вопрос: Насколько вообще разумно проводить эту гонку в Сочи?
Оксана Косаченко: Хорошее это место или плохое, сейчас мы даже не обсуждаем. Оно есть, его уже выбрали, и там будет проводиться гонка Формулы 1. Все идет хорошо и трассу сто процентов построят. Сейчас очень хорошие люди пришли к управлению. Они одновременно связаны и с администрацией Краснодарского края, и понимают в бизнесе. Но Формула 1 - это бизнес, который строится по-другому. И здесь у нас есть некоторый вакуум. Взять то же продвижение. Собрать желающих на гонку в Москве или в Санкт-Петербурге очень просто. А вот в Сочи надо будет очень постараться. И не стоит рассчитывать на то, что болельщики, приехавшие на Олимпиаду, потом вернутся на Формулу 1. Мы сравнивали аудитории футбола и Формулы 1- они пересеклись на 13 процентов. В случае с зимними Играми, думаю, совпадение еще меньше. Мы не можем рассчитывать, что Олимпиада пригонит в Сочи толпу болельщиков на автогонки.

Вопрос: А стоит ли рассчитывать, что болельщики вообще приедут и заполнят трибуны?
Оксана Косаченко: Я не думаю, что это будет эффективный коммерческий проект. Но, наверное, сейчас речь и не идет о финансовой выгоде. С другой стороны, управляют процессом коммерсанты. Наверное, они что-то придумают.

Вопрос:
Сколько будут вмещать трибуны трассы в Сочи?
Оксана Косаченко: По информации, которая сейчас есть, тысяч 45 они поместят. Это та цифра, на которую рассчитывают организаторы. Считается по правилам, что трасса Формулы 1 должна иметь постоянных трибун на 100 тысяч человек. Но это - предмет переговоров с промоутерами. Давно уже такой посещаемости в Европе нет, за исключением ряда мест - Великобритания, Германия и трасса в Монце.

Вопрос: Сколько при этом стоят билеты на гонку Формулы 1?
Оксана Косаченко: Цены примерно везде одинаковые. Стоячие места - 150-180 евро на весь уик-энд. Мои знакомые покупали билеты в Абу-Даби на центральную трибуну - 1418 долларов. В среднем же получается где-то 250-300 евро за билет.

Вопрос: Вы как-то сказали, что Гран При в Сочи пока полностью повторяет все ошибки Гран При Южной Кореи, терпящего огромные убытки. О каких ошибках идет речь?
Оксана Косаченко: Что касается трассы в Южной Корее, то она одна из лучших, если не самая лучшая. Это вам все гонщики скажут - она фантастически интересная с точки зрения пилотирования. Главные проблемы следующие. Не может в пресс-центре Гран При Формулы 1 находиться 13 международных журналистов, как это было в Южной Корее. Они просто туда не едут, за исключением телевизионщиков. Для сравнения, в Монце вас просто не аккредитуют, потому что там не будет мест. Вторая проблема - организаторы Гран При Сочи пока не озадачились привлечением зрителя, а это надо делать. Потому что если я миллионер, то я завтра куплю билет на Гран-при и туда поеду. А если речь идет об обычной среднестатистической семье, то ей надо заранее собрать бюджет на такую поездку, все распланировать. Кроме того, надо учитывать множество инфраструктурных моментов. Мелких нюансов очень много.

Вопрос: Скажите, а лично вы, Виталий Петров, российская команда Marussia, выступающая в Формуле 1 , имеете какое-то отношение к Гран При Сочи? Спрашивают ли у вас совета, например?
Оксана Косаченко: Нет. Парадоксальная ситуация, но наши люди, которые есть в Формуле 1, вообще никак в этом не задействованы и никакой координации нет. Мы себя сами предложили, встретились с вице-губернатором, а воз и ныне там. Я не говорю, что мы самые умные, но наверное мы кое-что знаем лучше, поскольку постоянно в этом находимся.

Вопрос: Сколько русских болельщиков в среднем приезжает на этап Формулы 1 и как меняется их количество?
Оксана Косаченко: Русских определенно стало больше. Их количество, конечно, зависит от того, где проходит гонка, но в среднем на этапе их собирается человек 500-800, причем далеко не все из них ездят за Виталием Петровым. Многие ходят в атрибутике Ferrari, потому что это Ferrari. Но при этом я ни разу не видела русских в майках Шумахера. Они, может, и за него, но майки почему-то не носят.

Вопрос: С кого нам надо брать пример?
Оксана Косаченко: Конечно, хотелось бы ориентироваться на Сингапур. Но если реально смотреть на вещи, то - на Индию. Я приехала в Тадж-Махал, а это в пяти часах езды на машине от автодрома, и даже там есть перетяжки, сообщающие о Гран При. Понятно, что у индусов огромное население, традиции в Формуле 1, но им в любом случае удается привлекать зрителей. Трибуны в Индии переполнены, в чем мы могли убедиться сейчас.
Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Виталий Петров
Тип статьи Новость
Тэги oksana kosachenko
Rambler's Top100