Интервью с Джоном Уотсоном

Алонсо по-прежнему остается лучшим гонщиком Формулы-1

Джон Уотсон – один из самых уважаемых экс-пилотов Формулы-1. Пятикратный победитель Гран-При и напарник не менее талантливых гонщиков – теперь он обозреватель Формулы-1. Появившись на инаугуральном мероприятии GPlive, прошедшем в эти выходные в Донингтон Парке, ирландец нашел время поговорить об этом фестивале, об A1GP и высказать свое мнение о Формуле-1 образца 2007 года.

Джон, первый вопрос: Вам понравилось в Донингтон Парке на фестивале GPlive?
Джон Уотсон: Я думаю, он прошел очень хорошо. Были интересные гонки и было интересно смотреть их на больших гигантских экранах, расположенных вдоль трассы. Я совершил заезд за рулем машины A1GP, что было интересно. По-моему впервые машина A1GP вышла на трассу Донингтона и впервые с такой агрессией наматывала здесь круги. А еще она была окрашена в цвета команды Ирландии, поэтому выглядела фантастично.

Вы сказали, это было “интересно”. И как Вы адаптировались к новой машине?
Джон Уотсон: Я уже знал эту машину. Я пилотировал ее во время каждого этапа кроме Пекина, так что был знаком с нею, но, конечно, двух абсолютно одинаковых машин не существует. Каждая из них имеет свою особенность, а на нашей в субботу утром возникли проблемы с программным обеспечением, из-за чего мы тогда не смогли выйти на трассу.

Насколько машины A1GP отличаются в своих технологиях и прочем от тех машин Формулы-1, которые Вам доводилось пилотировать?
Джон Уотсон: Различий на самом деле не так уж много. Основное отличие – это переключение передач пластинами под рулем, что позволяет делать в повороте гораздо больше вещей. Например, если на выходе из поворота Coppice за рулем машины A1GP ты хочешь раньше переключиться с третьей передачи на четвертую, тебе не надо отрывать руку от руля. В таком повороте это большое преимущество и то же самое относится к Craner Curves. Я понимаю, что современные машины гораздо более жесткие и умение работать с углеволокном значительно продвинулось вперед, но с точки зрения скорости на трассе, сцепления покрышек разница не так уж велика.

Вы говорили, что связаны с A1GP. В конце первого сезона этой серии были сомнения относительно того, как долго она может просуществовать. Но сейчас, я думаю, второй сезон позволил развеять эти сомнения, не так ли?
Джон Уотсон: Я всегда оптимистично смотрел в будущее, и у меня не было подобных сомнений. Я считаю, что A1GP является очень хорошим творением, дающим много для болельщиков, особенно в северном полушарии, где в зимние месяцы нет никаких гонок. Обычно в зимние месяцы ни о каких гонках думать вообще не приходилось! Во втором сезоне мы видели некоторые очень интересные гонки, а это то, что нужно зрителям – зрителей надо развлекать. Они не обязательно хотят видеть гонки самых сложных и запутанных технологий. Они хотят видеть борьбу одних гонщиков с другими гонщиками на более или менее одинаковых машинах. В конце концов все будет зависеть от пилота и страны, которые сделают свою работу лучше, а не от очкарика в лаборатории, охраняемой ротвейлерами. Конечно, технология должна присутствовать, но мне кажется, что надо найти баланс между технологией и зрелищностью.

И уровень гонщиков тоже высок. У вас выступают Робби Керр, Нико Хюлькенберг и Николя Ляпьер…
Джон Уотсон: Я думаю, что A1GP дала шанс многим гонщикам, которые по разным причинам – финансовым, или просто не оказавшись в нужном месте в нужное время – не смогли бы принять участие в гонках столь высокого уровня. Для них это шанс выступить в популярной серии за рулем одинаковых машин и показать свой талант. Робби, конечно, был очевидным выбором – он победил в британской Формуле-3. Мы знаем, что он очень талантливый пилот, но без A1GP он навряд ли нашел бы себе гоночное место – это проблема, с которой сталкивается большинство молодых гонщиков. Этот спорт очень сильно зависит от денег и если у вас нет финансовой поддержки, то как бы быстро вы не ехали, эта единственная проблема может застопорить вашу карьеру. A1GP позволила Робби продемонстрировать свой талант, свою скорость, но эта же серия дала возможности другим пилотам, например Хюлькенбергу, который просто великолепен. Здесь выступают молодой американский гонщик Джонатан Саммертон и Себастьен Бюэми из Швейцарии. Здесь много талантливых гонщиков и никто из них не собирается оставаться в A1GP навсегда – они будут двигаться дальше. Некоторые из них в этом году выступают в Формуле-3, некоторые принимают участие в других гонках, но именно A1GP позволила им показать всему миру, насколько они сильны в борьбе с другими гонщиками на аналогичных машинах. Я думаю, что если бы это было единственным результатом существования A1GP, это уже было бы большой услугой автоспорту.

Говоря о таланте, надо помнить, что его вершина – Формула-1. Что Вы думаете о нынешнем сезоне?
Джон Уотсон: Сейчас обсуждают только одно явление, и это Льюис Хэмильтон. Это самый значительный пилот, появившийся в Формуле-1 за все время ее существования, а ведь мы видели Алена Проста, Айртона Сенну, Михаэля Шумахера. Он как глоток свежего воздуха. Я знаю, какую боль чувствует сейчас Фернандо Алонсо, но я считаю фантастичным то, чего смог достичь молодой пилот при поддержке своей семьи и McLaren International – и я считаю, что McLaren тоже должна получить свою долю признания за все вложенные в этого парня усилия. И он сейчас возвращает команде вложенное в очень большом размере. Люди, не бывшие фанатами автоспорта, начинают говорить о Хэмильтоне, и это то, что спорту нужно. Нам нужно больше пилотов, притягивающих внимание людей и увеличивающих нашу аудиторию.

После ухода Михаэля Шумахера титул лучшего гонщика Формулы-1 по мнению многих практически однозначно принадлежит Фернандо Алонсо. Не думаете ли вы, что Хэмильтон близок к тому чтобы забрать этот титул?
Джон Уотсон: Я думаю, что Алонсо по-прежнему остается лучшим гонщиком Формулы-1, но ему уже очень хорошо досталось от Хэмильтона. Это такой звоночек, который еще ни разу не звучал в его жизни и это очень тяжело для молодого человека. Помните, что Алонсо только 25 лет и никто не достигал тоже в таком возрасте, по крайней мере никто не достигал того же в Renault и Minardi. Ему нелегко, поскольку ему надо привыкать не только к новой команде, но и к новым покрышкам. Покрышки Michelin и шасси Renault были браком, сделанным на небесах, они были созданы друг для друга. А сейчас баланс машины и покрышек работает не так, как ему бы хотелось. Когда они начнут работать, преимущество Льюиса будет гораздо меньше, даже скорее все будет наоборот, но все равно это звоночек.

Наконец, последнее. Никто перед началом сезона не предсказывал этого, но: может ли Льюис Хэмильтон стать чемпионом мира?
Джон Уотсон: Опять-таки люди считают это возможным, и я соглашусь с ними, но очень непросто просить этого от молодого человека в его дебютном сезоне. Однако его прежние достижения говорят в пользу такой возможности, и какая это возможность! Забудьте Кубок Мира или Олимпийские игры. В следующие десять лет все болельщики спорта будут говорить о Льюисе Хэмильтоне.

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Фернандо Алонсо , Робби Керр , Джон Уотсон , Николя Ляпьер , Нико Хюлькенберг , Джонатан Саммертон
Тип статьи Новость
Rambler's Top100