Ник Эткинс (Nick Atkins)

Гран При Китая. Пресс-конференция в пятницу

Участвуют: технические руководители: Альдо Коста (Ferrari), Джеймс Ки (Sauber), Пэдди Лоу (McLaren), Наоки Такунага (Renault) и Джеф Уиллис (HRT).

Участвуют: технические руководители: Альдо Коста (Ferrari), Джеймс Ки (Sauber), Пэдди Лоу (McLaren), Наоки Такунага (Renault) и Джеф Уиллис (HRT).

Вопрос: Вопрос ко всем. Можете ли вы рассказать, как прошел ваш сегодняшний день? Джеймс, не могли бы вы начать?

Джеймс Ки: Сегодня был хороший день. Мы занимались своей обычной программой – оценивали поведение шин, работали над настройками и так далее. Утром мы тестировали некоторые детали. Честно говоря, в первой свободной практике трасса была еще скользкой, так что по ее результатам нельзя делать каких-то выводов. Но мы собрали необходимые данные. Программа была обычной, и все прошло нормально. Ситуация была примерно такой же, как в Малайзии. Ночью мы должны поработать над балансом болида, особенно в первом секторе. В остальном все прошло хорошо.

Вопрос: Джеф, конец практики был несколько драматичным

Джеф Уиллис: Да, неоднозначный день. Первая практика была очень хорошей. Учитывая плохие условия на трассе, мы сосредоточились на аэродинамическом пакете болида. Мы тестировали некоторые аэродинамические детали, старались понять поведение болида. Нам приходится догонять другие команды, ведь мы не участвовали в зимних тестах. Утренняя сессия прошла хорошо. После обеда у Нараина Картикеяна тоже все было хорошо, но возникли проблемы с болидом Тонио Льюцци, из-за которых он потерял большую часть второй практики. Ему повезло меньше. Но сегодня мы были более довольны болидом. Завтра нам еще предстоит закончить кое-какую работу.

Вопрос: Тонио сказал, что проблема, из-за которой он остановился в первой сессии, могла быть связана с гидравликой. Это так?

Джеф Уиллис: И да, и нет. Проблема была в установке гидравлической системы. Было немного сложно докопаться до причины неисправности. Мы думаем, что дело было в программном обеспечении, какие-то файлы были повреждены. Но в конце концов мы решили проблему, поэтому во второй половине дня технических проблем больше не было.

Вопрос: Наоки, бедный Ник Хайдфельд. У него был неудачный день?

Наоки Такунага: Да, но в целом день был продуктивным. Жаль, что Хайдфельд дважды попадал в аварию, но болид получил ограниченные повреждения. Мы потеряли два носовых обтекателя, но в целом день был продуктивным. Баланс болида в двух сессиях отличался. Но мы собрали много данных.

Вопрос: Кто-то говорил, что в первой сессии возникла проблема из-за недостаточной проворачиваемости. Сохранилась ли она во второй сессии, или вы смогли ее устранить?

Наоки Такунага: Нет, баланс болида во второй половине дня сильно отличался от утреннего. Весь день мы страдали из-за слабого сцепления с трассой, а в конце второй практики было низкое лобовое сопротивление. Так что проблем было несколько.

Вопрос: Альдо, как насчет вас?

Альдо Коста: Обе практики прошли не очень гладко, особенно для Фернандо Алонсо. Фелипе Масса проделал всю запланированную работу без особых проблем. У Фернандо дважды протекала гидравлика в одном и том же месте. Мы должны разобраться с этой проблемой до завтра. Что же касается результатов, то Фернандо провел утром множество разных тестов. Я говорю об аэродинамических тестах. Его скорость была постоянной, он проехал хорошую дистанцию, тестируя новые детали и различные конфигурации. Так что день был интересным. С Фелипе мы сосредоточились на шинах, чтобы лучше понять их поведение в здешних прохладных условиях.

Вопрос: Пэдди?

Пэдди Лоу: День был насыщенным, мы пытались сделать больше, чем позволяло время. В первой практике мы, в основном, тестировали новые детали, а также работали с различным количеством топлива в баках, различными составами резины. Это обычная наша программа. В целом, мы довольны. Нам нужно еще кое-что улучшить, принять множество решений, проанализировать большое количество данных, а затем мы уже сможем решить, что делать завтра.

Вопрос: И снова вопрос ко всем вам. Сейчас вы уже работали с этими шинами в жарких и прохладных условиях. Холодно было в Мельбурне, жарко в Малайзии. Чему вы научились и какие выводы сделали? Джеймс, не могли бы начать.

Джеймс Ки: Честно говоря, в какой-то мере мы все еще учимся, потому что во время зимних тестов было очень холодно и трассы были еще чистыми, непрорезиненными, по крайней мере сначала. Мы видели определенную скорость износа шин, определенные характеристики и так далее. В Мельбурне всех ждал сюрприз, потому что трасса была теплее, более щадящей для шин. Pirelli всегда говорили, что шины должны лучше вести себя во время гонки в более теплых условиях. Именно так и случилось. Я уверен, что у всех остальных сложилось такое же впечатление. В Мельбурне ситуация изменилась, что стало приятным сюрпризом, особенно в случае с Серхио Пересом. Мы ожидали, что в более жарком Куала-Лумпуре будет больше излишней проворачиваемости. Так и случилось. Но она была выше, чем мы ожидали. Нам пришлось сильно изменить баланс болидов после Мельбурна. Здесь условия примерно средние между Куала-Лумпуром и Мельбурном, но пока еще рано о чем-то судить. Мы все еще изучаем шины. Предположения оправдываются, но пока еще сложно предсказывать, каким будет баланс болида.

Вопрос: Джеф?

Джеф Уиллис: Конечно, мы все еще учимся. Нашим экспериментам мешает тот факт, что в каждой сессии мы сильно изменяем болид, изучая его работу. Поэтому мы стараемся компенсировать изменения в балансе болида, которые появились в Мельбурне и продолжаются до сих пор. Конечно, мы знаем, что здесь нам с самого начала нужно изучать поведение шин, и особенно то, как оно меняется по ходу уик-энда Интересно увидеть, какие стратегии будут использованы во время гонки, учитывая все, что мы узнали о шинах в пятницу и субботу. Мы многому учимся. В ближайшие две-три гонки мы сможем лучше их изучить.

Вопрос: Наоки?

Наоки Такунага: Я согласен с Джеймсом и Джефом. Мы очень многому учимся. На разных трассах и в разных условиях нас ждали различные сюрпризы. Сложно точно предугадать, как поведут себя шины на этой трассе, которая отличается от всех мест, где проходили предыдущие гонки и тесты. Посмотрим. Сложно предугадать.

Вопрос: Разница в дорожном покрытии, его агрессивности или в температуре?

Наоки Такунага: Да, если кто-то знает точный ответ, я бы хотел его услышать. Как я уже сказал, мы сейчас учимся вместе с Pirelli.

Альдо Коста: Есть еще несколько параметров. Как вы уже сказали, характеристики асфальта, тип асфальта, температура трассы, настройки болида, стиль пилотирования. Есть много параметров, так что нам нужно еще многое узнать. Вы видели, что в первых двух гонках даже в одной команде результаты двух пилотов сильно отличались. Так что нам нужно еще многому научиться.

Вопрос: Пэдди?

Пэдди Лоу: Ну, я думаю, что ситуация сейчас очень интересная. Сейчас скорость износа шин играет очень большую роль. Это очень интересно, большой вызов для всех, кто находится на пит-уолл, потому что нужно продумать стратегию на квалификации и гонки. Если нужно делать четыре пит-стопа, значит пять из шести предоставляемых комплекта шин полностью изнашиваются во время гонки. И то, как эти шины используются в квалификации, сильно влияет на результат гонки, как мы видели в случае с Льюисом Хэмильтоном в Малайзии. Его неудача была следствием того, что он истратил все шины в квалификации. Для нас это дополнительная задача – как распределить шины.

Вопрос: Интересно, что два ваших пилота были иногда быстрее, чем Себастьян Феттель. Это следствие шинной стратегии, или просто Себастьян ехал немного медленнее?

Пэдди Лоу: Думаю, что по большей части скорость в гонке зависела от состояния шин. На каждом круге шины изнашиваются, и иногда одни шины изнашиваются быстрее других. Все зависит также и от пилотов. Если проехать на одном комплекте три круга в квалификации, то вначале гонки шины будут уже изношенными. Если кто-то выехал на новых шинах, то у него преимущество. Так что в гонке есть фазы, когда ты становишься быстрее или медленнее соперников, но благодаря шинной стратегии можно исправить ситуацию. Это значит, что, как мы уже видели, результат гонки бывает неизвестен до самого конца.

Вопрос: Сегодня вы тестировали новое днище и выхлопную систему. Как прошли тесты? Решили ли вы, будете ли использовать их в гонке?

Пэдди Лоу: Да, как я уже говорил, нам предстоит проанализировать много данных. Мы займемся этим ночью, а потом решим, что лучше. Кое-что мы узнали, и я уверен, что какой-то из вариантов сегодня сработал.

Вопрос: Так вы пока не знаете?

Пэдди Лоу: Не знаем. И результат будет не таким однозначным. Мы можем попробовать множество разных вариантов.

Вопрос: Альдо, трое из вас побывали в Маранелло. Для чего и что вы вынесли из поездки?

Альдо Коста: Все вполне прозаично – мы съездили домой на несколько дней между гонками. Это не была срочная поездка на фабрику. Мы заранее ее планировали. Конечно, теперь нам нужно догонять другие команды. Мы от них отстали, как показали две первые гонки. На фабрике все очень стараются добиться прогресса. Как всегда, мы обсудили программу модернизаций, какие детали привезти на гонки ту или иную гонку и так далее, все как обычно. Мы знаем, какую позицию занимаем, поэтому вся команда старается изо всех сил догнать другие команды и добиться желаемых показателей.

Вопрос: Ваш президент предсказал поразительную реакцию. Вы с ним согласны?

Аьдо Коста: Для этого мы сюда и приехали и будем делать все возможное.

Вопрос: Наоки, для Renault начало сезона было потрясающе удачным. Но главное в скорости модернизации болида. Как вы думаете, сможете ли вы в этом смысле угнаться за McLaren и Ferrari?

Наоки Такунага: Ну, конечно же нам очень сложно соревноваться с этими сильными командами, но думаю, что за прошедшие годы мы доказали, что можем модернизировать болид с хорошей скоростью. Не вижу причин, почему мы не сможем этого сделать в этом году.

Вопрос: Уже две гонки ваши пилоты завоевывают подиум. Сможете ли вы сохранить такой результат?

Наоки Такунага: Надеюсь, что да. Думаю, в этом году показатели болида выше, чем в прошлые годы. Важно сохранить нашу скорость на протяжении всего сезона, чтобы постоянно оказываться на подиуме. Надеюсь, что мы сможем ее сохранить.

Вопрос: Джеф, ваш болид еще очень сырой. Вас удивляет его скорость?

Джеф Уиллис: Я очень доволен этой скоростью. Болид был разработан за очень короткое время. Мы начали его проектировать только в середине декабря, на 75-80 процентов болид новый, и с точки зрения аэродинамики в некоторых местах нам приходилось упрощать схему. Программа компьютерного моделирования также была очень ограниченной. Так что в первых трех гонках мы тестировали аэродинамический пакет. У нас пока недостаточный уровень аэродинамического оборудования, чтобы оптимизировать настройки болида, так что пока что мы пробуем различные варианты, чтобы улучшить показатели. В то же самое время в гоночной команде появилась целая группа новых людей, и им нужно многому научиться. Они совершают обычные ошибки и учатся их устранять. Болид разрабатывали очень опытные люди, но они работали не вместе, а скорее в целой сети. Я очень доволен тем, что почти в каждой сессии болид становится все быстрее и мы принимаем все более верные решения. Мы все еще совершаем ошибки, но надеюсь, что мы и учимся на них. Сложно сказать, лучше ли ситуация, чем я думал, или хуже. Учитывая наши ограниченные возможности, думаю, что мы проделали очень хорошую работу и решительно настроены добиться лучшхе результатов. Многое мы уже прошли, и многое нам еще предстоит пройти. Нужно просто вкладывать все силы в каждую сессию, каждую гонку, и развивать болид как можно быстрее.

Вопрос: Беспокоит ли вас правило 107 процентов?

Джеф Уиллис: Глядя на сегодняшние результаты, я не сильно беспокоюсь. Не хотел бы с ним столкнуться, но думаю, что судя по нашим возможностям, по условиям на трассе, количеству топлива, шинам и длине дистанций, мы стали быстрее, чем в Сепанге.

Вопрос: Джеймс, для вас последние две гонки были просто фантастическими. Интересно, какую шинную стратегию вы выбрали. Кажется, что вы старались сделать на один пит-стоп меньше других команд. Был ли болид изначально разработан с учетом этой задачи, или в Австралии это вышло случайно, и вы решили придерживаться такого плана действий?

Джеймс Ки: И то, и другое. Конечно, всем пришлось разрабатывать болид, толком не зная шин. Хотя Pirelli сообщили всем основную информацию, с ней нужно было относиться с осторожностью, потому что в тот момент они еще не разработали окончательного варианта шин. До зимних тестов мы не знали, какими шины будут в итоге. Мы старались оставить как можно больше возможности для изменений. Болид более сложный, чем в прошлом году, с новыми механическими настройками и так далее. В какой-то мере это позволило нам адаптировать болид и использовать шины наиболее эффективно. У этого подхода есть свои особенности. К примеру, в Мельбурне нам понадобилось три круга в квалификации, но затем мы смогли обойтись лишь одним пит-стопом. В Мельбурне шины вели себя иначе, чем мы ожидали. Оба пилота прекрасно поработали, берегли шины. Мы не планировали делать один пит-стоп, но на 45 круге стало ясно, что мы обойдемся только одним. С того момента мы почувствовали, что сможем делать меньше пит-стопов, потому что пилоты и болид хорошо обращаются с шинами. Во время зимних тестов уже были признаки этого, но, как я уже сказал, ситуация сейчас сильно отличается от ситуации на тестах, поэтому нельзя было полагаться на их результаты.

Вопрос: Похоже, сейчас все стараются повторить вашу стратегию, уменьшив количество пит-стопов на один.

Джеймс Ки: Да, возможно. Честно говоря, в Малайзии стратегия с двумя пит-стопами была на грани возможного. Она стала возможной лишь благодаря бережному обращению пилотов с шинами, но она окупилась. Думаю, что три пит-стопа и два пит-стопа отнимают примерно одинаковое количество времени, но при двух пит-стопах риск меньше, и в конце гонки мы на двадцать секунд опережали своих прямых соперников, сделавших три пит-стопа. Так что стратегия себя оправдала.

Вопросы с мест

Вопрос: Два вопроса к Альдо Косте. Первый касается пилотов. Вы говорили прежде, что два ваших пилота по-разному работают с шинами. Хочу спросить, кто из них лучше понимает шины, Фернандо или Фелипе. Второй вопрос: сегодня на болиде Фернандо были новые детали, новый носовой обтекатель, новые тормоза. Он был медленнее Фелипе. Будет ли это иметь значение при принятии решения о том, использовать ли эти детали в гонке?

Альдо Коста: Относительно шин. Думаю, что оба пилота много делают для команды, дают отзывы, информацию, комментарии. Сейчас между ними небольшая разница в том, как быстро они изнашивают шины. Возможно, Фелипе немного сложнее в холодных условиях на жестких шинах, мы пытаемся с этим разобраться и помочь ему. Что же касается сегодняшних модернизаций, да, мы тестировали аэродинамические детали. Если бы решение было таким простым и зависело только от времени прохождения круга, нас бы здесь не было. Мы могли бы сидеть дома, смотреть на результаты и принимать все решения. К счастью, как уже сказал Пэдди, есть огромное количество условий. Сложно проводить тесты в пятницу, когда в распоряжении имеется ограниченное количество шин. Нам нужно многое проанализировать, этим мы займемся вечером. Постараемся понять, у какой из конфигураций потенциал больше, а затем уже примем решение.

Вопрос: Во время Гран При Малайзии по времени прохождения круга Феттель был на шестом месте, отставая от Марка Уэббера на секунду. Это позволяет предположить, что во время гонки он мог ехать гораздо быстрее. Как вы думаете, это достоверный показатель того, насколько Red Bull опережает другие команды, или результаты квалификации более достоверны?

Пэдди Лоу: Сложный вопрос. Невозможно угадать позицию своих соперников, но если он впереди, то неизвестно, насколько полно он использовал свой потенциал. Я не знаю, преследовал ли кто-либо из соперников Себастьяна. Если бы преследовал, то мы бы знали больше. Конечно, мы считаем, что если бы Льюис удержал вторую позицию на первом круге, он заставил бы Себастьяна поволноваться, и гонка была бы иной. Я не думаю, что пилотам Red Bull легко. Они ощущают давление, мы видели это во время квалификации в Малайзии.

Вопрос: К Альдо и Джеймсу. Джеймс, ваш болид по сути повторяет заднюю часть болида Ferrari, если не считать антикрыла – двигатель, коробка передач, KERS. Понимаете ли вы, почему болид Ferrari быстрее вашего? И Альдо, вы знаете, почему пилотыSauber делают на один пит-стоп меньше ваших за время гонки?

Джеймс Ки: Думаю, что от Ferrari мы получаем… очевидно, KERS и двигатель, это внутренние части болида. В них некоторые различия в архитектуре, или, скажем, некоторое архитектурное влияние, но в основном все так и есть. Коробка передач, вероятно, самая большая деталь, которую нам поставляют, и которая влияет на всю нашу работу с болидом, потому что задняя подвеска зависит от коробки передач. Мы сами ее разработали, но стыковочные детали зависели от коробки передач. Мы работали вместе с Ferrari над коробкой для нынешнего болида. Думаю, что вся остальная часть болида отражает философию команды. Мы ожидали, что пилоты Ferrari будут немного быстрее наших, потому что их команда выигрывала кубок конструкторов, а мы пока что не в этой лиге. Думаю, что мы просто взяли то, что нам дали, в самом начале обсудили все с Ferrari, но затем всю остальную часть болида мы разрабатывали сами. Это что касается механической части болида. Аэродинамическая его часть играет огромную роль, но она должна сочетаться с механической частью, обе эти части должны работать вместе, чтобы болид нормально функционировал. Передняя подвеска должна работать в сочетании с задней. Смысл в том, что это единый болид, и детали, которые мы получаем от производителей, играют важную роль в нем, путь эта роль и не такая огромная.

Альдо Коста: Да, я мало что могу добавить. Мы предоставляем им силовую передачу, все остальное у них совсем другое. К примеру, у них может быть другая геометрия подвески. И даже если стыковочные детали должны быть одинаковыми, геометрия подвески может быть иной, иными могут быть и настройки, аэродинамика. Так что болид может давать меньшую нагрузку на шины. Это очень даже возможно.

Вопрос: Ко всем вам. Как вы думаете, сколько команд выиграют гонки в этом году?

Пэдди Лоу: По крайней мере две. Этого достаточно?

Альдо Коста: Надеюсь, что три!

Джеймс Ки: Продолжу, я думаю, что пять, не так ли? Посмотрим. Прошло только две гонки, а сезон длинный.

И возвращаясь к вашему предыдущему вопросу. Пэдди уже говорил, что количество истраченных комплектов шин влияет на скорость. Камуи сделал два пит-стопа, к примеру, но мы никогда особо не выделялись своим временем прохождения круга. А Уэббер сделал четыре пит-стопа, поэтому он мог ехать быстрее. Возможно, в этом что-то есть.

Джеф Уиллис: От двух до четырех. Думаю, сейчас есть четыре потенциальных победителя, но к концу сезона две команды будут бороться за любую возможность победы. Думаю, вы сами догадаетесь, какие команды.

Наоки Такунага: Думаю, я склоняюсь к большему количеству – четыре, потому что в этом году больше решающих факторов, которые делают результат гонок не таким определенным – это шины, KERS и заднее антикрыло. Думаю, что все эти факторы увеличат возможности в гонке, так что я бы назвал четыре команды, и я надеюсь, что Renault войдет в их число.

Вопрос: Мистер Лоу, мы знаем, что McLaren прилагает усилия, чтобы догнать Red Bull. Расскажите, насколько велики эти усилия. Для вас это может быть очевидно, но не для нас.

Пэдди Лоу: Об этом много писалось в прессе. Мы придерживались своей философии, разрабатывая болид во время зимних тестов. Думаю, честно говоря, наши амбиции превосходят наши возможности. Поэтому довольно поздно, уже во время зимних тестов, мы поняли, что нам необходимо перегруппироваться и обдумать новый дизайн, чтобы болид стал надежнее. Думаю, стоит также указать, что болид был крайне ненадежным, особенно во время февральских тестов. У нас был целый ряд проблем, которые мы успешно решили. С точки зрения выхлопной системы, мы перешли к новой концепции дизайна. Все благодаря команде, которая за короткий срок смогла понять, как использовать новый дизайн. Главная черта Формулы-1 – это командная работа. Не всегда легко смотреть на других и говорить: «да, он едет быстро, я повторю все за ним», потому что порой все преимущество является плодом долгих лет работы и философии, которая соответствует командному стилю. Поэтому Формула-1 так увлекательна. Болид Альдо сильно отличается от моего, но результаты наши очень схожи. Они стали результатом долгих лет работы в двух абсолютно разных командах. Так что я выражаю благодарность команде за то, что мы смогли разработать абсолютно новый дизайн болида за несколько дней, к гонке в Австралии превратить его в конкурентоспособный болид, а пилоты смогли этим воспользоваться и добиться хороших результатов.

Вопрос: Господин Коста, насколько важно добиться тех же результатов, что в аэродинамической трубе? Беспокоитесь ли вы из-за этого? Не могли бы вы объяснить причину проблемы?

Альдо Коста: Зимой, во время последних тестов, мы протестировали множество компонентов, и как я уже сказал, некоторые из них не дают тех результатов, которых мы ожидали, так что мы начали анализ и постараемся добиться соответствия показателей в аэродинамической трубе и на трассе, понять, в чем проблема. Сейчас болид Формулы-1 стал очень сложной аэродинамической машиной, есть много факторов, которые могут мешать друг другу. Такая ситуация не только у нас, иногда такое случается, что модернизации не дают ожидаемых результатов. Поэтому мы все анализируем. Думаю, что к гонке в Турции мы сможем ответить на все вопросы.
Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Ник Хайдфельд , Фернандо Алонсо , Фелипе Масса , Джеймс Кей , Ник Эткинс , Джефф Лиз , Себастьян Феттель , Серхио Перес
Команды McLaren , Sauber
Тип статьи Новость
Тэги aldo costa, paddy low
Rambler's Top100