Гран При Канады. Пресс-конференция в четверг

Участвуют: Льюис Хэмилтон (McLaren), Пастор Мальдонадо (Williams), Серхио Перес (Sauber), Виталий Петров (Renault), Адриан Сутил (Force India)

Участвуют: Льюис Хэмилтон (McLaren), Пастор Мальдонадо (Williams), Серхио Перес (Sauber), Виталий Петров (Renault), Адриан Сутил (Force India)


Вопрос: Адриан, вы говорили, что эта трасса одна из ваших любимых.


Адриан Сутиль: Да, это очень хорошая трасса. Мне здесь очень нравится: атмосфера, улицы Монреаля. Мы давно гоняемся здесь, и гонки всегда интересные, в них всегда что-то происходит. Здесь хорошие возможности для обгонов. Да и сам Монреаль мне очень нравится, я люблю бывать здесь.


Вопрос: Команда обновляла болид, учитывая особенности этой трассы?


Адриан Сутиль: Мы все еще пытаемся улучшить работу аэродинамической составляющей нашего болида. Это сделать нелегко, поскольку диффузор не работает как надо, хотя с новинками всегда так. Но мы работаем над этим. В Монако мы впервые испытали его в гонке. И мы не уверены, что он дает большое преимущество, этого мало. Мы должны больше времени поработать на трассе, чтобы понять положение дел. Для гонки в Канаде мы, помимо диффузора, везем дополнительные обновления. Трасса подходит для нашего болида. У нас хорошая скорость на прямых, а здесь их несколько, кроме того, есть несколько медленных шикан, трасса требовательна к аэродинамике.


Вопрос: Последние пару лет Force India хорошо выступала на трассах с низкой прижимной силой. Это все еще так?


Адриан Сутиль: Да, думаю, что да. Такие трассы подходят нам лучше, нежели Барселона, например. В прошлом году здесь мы выступили неплохо, была сильная квалификация обоих машин. Надеюсь, что в этом она будет еще лучше. Квалификация очень важна, в гонке можно отыграть места, но мы хотим быть выше на стартовой решетке.


Вопрос: Виталий, последний раз мы видели вас, когда вы были неподвижны в кокпите. Как вы себя чувствуете?


Виталий Петров: Я в порядке, спасибо. Все хорошо. Когда меня привезли в больницу, то была приготовлена кровать рядом с Серхио, но теперь все в порядке.


Вопрос: Есть ли что-то, что тревожит вас после травмы?


Виталий Петров: Нет, ничего такого нет.


Вопрос: Гонку остановили. В чем была проблема, когда вы были в машине?


Виталий Петров: Главная проблема была в том, что ноги оказались зажаты. Я старался освободиться, но не чувствовал ног. Поэтому решил, что лучше дождаться помощи, поскольку пытался шевелить пальцами на ногах, но я не чувствовал их. Не хотелось натворить какой-нибудь фигни. Я просто ждал людей, которые могут оказать помощь. Честно говоря, очень опасался перелома, но мне повезло, что все обошлось.


Вопрос: Как вы думаете, сможет ли Renault показать свою силу здесь?


Виталий Петров: Мы привезли некоторые обновления сюда. Надеюсь, что они сработают и мы выступим гораздо лучше, чем в прошлом году.


Вопрос: В прошлом году у вас здесь не было хорошей гонки?


Виталий Петров: Нет


Вопрос: Renault привозит комплексное обновление?


Виталий Петров: Мы привозим много обновлений разных типов. На этой трассе нам нужно иметь низкую прижимную силу, хорошие тормоза, хороший разгон и скорость на прямых. В соответствии с этим, у нас неплохой пакет, завтра увидим, как все сработает.


Вопрос: Пастор, в Монако вы ехали к финишу на хорошей позиции. Сильно разочарованы тем, что не смогли закончить гонку?


Пастор Мальдонадо: Конечно, я разочарован. У меня была хорошая гонка, машина становится все лучше, от гонки к гонке, я чувствую себя более уверенно. В Монако я смог показать наш потенциал, она хорошо показала себя в гонке. Плюс была хорошая стратегия, все шло хорошо, пока не произошел контакт с Льюисом, но считаю, что это был гоночный инцидент. Ничего более.


Вопрос: Вы хорошо выступали в Монако и раньше в других сериях. Как вам удается лучше сохранять сосредоточенность, скорость на определенных трассах?


Пастор Мальдонадо: Вообще Монако отличается от других трасс, особенно психологически. Здесь надо рисковать. Я очень хорошо знаю трассу, знаю, где притормозить, знаю как лучше пройти повороты. В этом она проще для меня. И мне она очень нравится, нравится каждый поворот, каждый круг в Монако – это фантастика.


Вопрос: Вы не выступали в Канаде в Формуле-1, но кажется, ездили здесь на картинге. Сколько вам было тогда? 12-13 лет?


Пастор Мальдонадо: Где-то так.


Вопрос: Вы помните Канаду?


Пастор Мальдонадо: Конечно. К тому же, я буду здесь дебютировать в Формуле-1. Это удивительная трасса. Посмотрим, что мы сможем сделать на ней. Конечно, в начале будет немного сложно. Надо выучить особенности конфигурации. У нас будут новый аэродинамический пакет, поэтому мне понадобится время, чтобы разобраться со всем. Но в любом случае – это моя работа, и я сделаю все от меня зависящее.


Вопрос: Льюис, у вас в Канаде просто невероятные результаты. Если посмотреть на квалификацию, то это будет: первый, первый, первый, первый, затем столкновение с Кими Райкконеном. Но до этого случая – результаты просто потрясающие. В прошлом году тоже первый. Вы на этой трассы превосходно выступаете.


Льюис Хэмильтон: Во-первых, просто здорово быть здесь. Это фантастическое место, отличная погода. Почему я столь успешен здесь, я не знаю. Уверен, что это сочетание местного климата и атмосферы, царящей здесь. Болельщики просто впечатляют. Это один из лучших Гран При в сезоне, когда весь город наполняется людьми. Это отличное место, чтобы быть здесь. У трассы есть своя история, здесь блестяще выступал Жиль Вильнев. Это городская трасса, я ее отношу к таким типам. Она довольно неровна, немного похожа на трассу для картинга. Надо максимально хорошо использовать поребрики, а мне это нравится. Так что я жду уик-энда.


Вопрос: Ваша победа в прошлом году стала здесь 11-й для McLaren. Столько же у Ferrari. Трасса хорошо подходит для болида?


Льюис Хэмильтон: Я опять-таки не совсем уверен, почему мы так быстры именно здесь, но считаю, что может машина хорошо ведет себя на поребриках. У нас есть хорошая скорость, скорость в конце прямой, приходится ехать очень близко от отбойников, а это мне нравится. В этот уик-энд может не так близко. Я рад, что смог помочь команде внести вклад в эти победы, надеюсь, что мы сможем опередить Ferrari по числу поед на этом этапе.


Вопрос: Возвращаясь к прошлой гонке. Вы испытываете сильный прессинг из-за борьбы за чемпионский титул. Это мы называем мотивацией. Возможно то, что произошло в прошлой гонке и было следствием этого давления?


Льюис Хэмильтон: Это сочетание сразу нескольких фаткоров. Все гонщики знают, что это такое, когда оказываешься под давлением, когда атакуешь, чтобы добиться успеха. У нас бывают и хорошие, и плохие дни. Определенно, это был один из худших гоночных уик-эндов. Но это автоспорт, такова жизнь. На таких ситуациях многому учишься. После уик-энда я вернулся домой, освежил свою голову, потренировался и вернулся сюда, готовым к более позитивному уик-энду.


Вопрос: Серхио, мы рады вас видеть. Каковы последние новости от медиков FIA?


Серхио Перес: Спасибо. Я недавно прошел обследование. Мы отдали им все медицинские заключения. Я в порядке, я готов к гонке.


Вопрос: Вы готовы к гонке. Это хорошая новость.


Серхио Перес: Да.


Вопрос: Чем вы занимались после Монако, чтобы вернуть себе форму?


Серхио Перес: Меня выписали из больницы в понедельник. Я оставался в Монако еще два-три дня, просто работал, восстанавливаясь после аварии. Затем вылетел в Цюрих, чтобы пройти еще одно обследование, которое показало, что со мной все в порядке. Затем я вернулся в Мексику, она недалеко отсюда. Несколько дней побыл дома, и это были очень позитивные дни, затем в понедельник и вторник погонял на картинге, так что все в порядке.


Вопрос: Картинг возвращает ощущение скорости?


Серхио Перес: Да. После такой аварии полезно погонять на чем-нибудь.


Вопрос: Вы считаете эту гонку своей домашней? Она ведь на одном континенте с вашей страной.


Серхио Перес: Да, конечно. Она самая близкая к моему дому. Сюда приедут много мексиканцев. Надеюсь, что этот Гран При будет особым для меня.


Вопрос: Это новая для вас трасса. Вы работали на ней на симуляторе или просто на PlayStation?


Серхио Перес: Я проходил ее на PlayStation. На симуляторе, к сожалению, не получилось после того, что произошло в Монако. Я отсмотрел много материала снятых с бортовых камер и вижу насколько трасса особенная. Здесь постоянно рядом с отбойниками, и чтобы показать хорошее время на круге, надо атаковать, выжимать максимум из машины.


Вопросы с мест.


Вопрос: Льюис, вы говорили, что трасса лучше подходит вам и команде? Это лучший шанс победить Red Bull, поскольку они не так хороши в Монреале?


Льюис Хэмильтон: Я хотел бы так думать, но они всякий раз быстры на любой трассе. До сих пор они были невероятно успешны на трассах всех типов, так что легко можно предположить, что они будут быстры и здесь. Но, может быть, как и в прошлой гонке, здесь разрыв будет меньше, как, например, в Барселоне. Я ожидаю борьбу на большей части гонки. Глядя вперед, могу сказать, что эта трасса лучше всех подходит для нас, нежели те, что идут следом за ними.


Вопрос: Льюис, в этой гонке будет две зоны DRS. Как это отразится на гонке?


Льюис Хэмильтон: В квалификации мы используем DRS везде. Что до гонки, то это хорошо. Мы увидим больше обгонов здесь. Здесь длинная прямая на выходе из шпильки. Определенно думаю, в поворотах вряд ли получится вплотную догнать соперника, поскольку прижимной силы хватать не будет, а вот две зоны DRS помогут очень. Это длинная прямая. Правда я не знаю, где будут отмечены зоны. Но, определенно, они сделают гонку лучше. Конечно, FIA будет оценивать станет все просто или нет. Мы будем работать совместно над этим, чтобы убедиться, что зоны определены в правильных местах с точки зрения безопасности. В этом году мы видели уже, как эти зоны позволяют приблизиться для атаки, надеюсь, что в этой гонке так и будет.


Вопрос: Может быть вторую зону стоит поставить, где стена чемпионов? Так будет зрелищнее, потому что проигравший в первой зоне сможет отыграться во второй?


Льюис Хэмильтон: Тогда вес будет куда сложнее. Когда вы обгоняете кого-либо, надо быть готовым, что во второй зоне будет контр-атака. Обычно после обгона в зоне DRS, твоя задача состоит в том, чтобы оторваться до следующего круга и следующего прохождения зоны. Но в этом случае атака будет сразу же и это окажет влияние на стратегию в гонке. В первой зоне атак уже не будет, просто будет задача удержаться поближе к сопернику, а обгон будет во второй. И вновь та же задача – оторваться до следующего прохождения зоны DRS.


Вопрос: Льюис, вчера вы ездили на Ferrari на трассе Мон-Тремблан. Это тенденция?


Льюис Хэмильтон: Нет, нет. Я был в гостях у друга, а там не было другой машины.


Вопрос: Вам нравятся гонки на картинге?


Льюис Хэмильтон: Я не ездил на картах. Просто планировал повеселиться там, у него немало машин. Проехал на McLaren – GTR Longtail, затем решил, что лучше взять обычную машину и проехать пару кругов. Но точно, когда-нибудь приеду, и смогу использовать все шины и все тормоза, которые у него есть, это все будет бесплатно, так что оттянусь на славу.


Вопрос: Льюис, мы узнали, что была переписка между вами и президентом FIA Жаном Тодтом по поводу инцидентов в Монако. Вы не думаете, что слишком часто становитесь мишенью критики по поводу поведения, недостойного для гонщика. Не кажется ли вам, что вас постоянно осуждают?


Льюис Хэмильтон: Нет. Я на прошлой неделе, вернувшись после Гран При, смог подумать над тем, что произошло. Это был действительно плохой уик-энд и плохой день. Я извинился перед FIA в письме, поговорил с гонщиками. Я чувствовал, что мне надо было это сделать. Это же гонки. Когда ты конкурентоспособен, а еще и в Формуле-1, здесь нелегко обгонять вообще, поэтому каждый маневр всегда вызовет вопросы. Иногда ты прав, иногда нет, но если получается, что обгонов много, то будет точно также – кто-то посчитает, что ты прав, кто-то нет. Стюарды делают большую работу. За то время, что я в Формуле-1, я вижу как они становятся более последовательны. Я не люблю быть у стюардов, стараюсь вообще делать это как можно реже. Но я не раз бывал в кабинете директора школы, так что привык к этому. Учусь на своих ошибках.


Вопрос: Вопрос ко всем: Рубенс Баррикелло, являясь председателем GPDA, ассоциации пилотов, сказал, что гонщики не против Гран При Бахрейна. Так ли это и почему вы не против?


Адриан Сутиль: Что касается для меня, то если там безопасно, я готов гоняться, меня это не особо волнует, потому что об этом заботятся FIA и FOTA. Они найдут лучшее решение. Если все в порядке, то я готов быть там.


Виталий Петров: Это вопрос безопасности. FIA знает, что делает. Если они считают, что вопросов с безопасностью нет, то проблем нет. Но если там по-прежнему опасно, то лучше этого не делать.


Пастор Мальдонадо: Мы будем ждать решения FIA. Мы гонщики, которые любят гонки. Там сложная ситуация, подождем и увидим.


Льюис Хэмильтон: Полагаю, что все уже сказано. Надеюсь, что команды и FIA, а также пилоты примут коллективное и правильное решение. Мы полагаемся на этом. Мы хотим, чтобы была гонка, но не только ради нашего блага, но и радости пользы других.


Серхио Перес: У меня была первоочередная цель – восстановиться после аварии, поэтому особо за новостями не следил. Я поговорю с командой, посмотрю что к чему. Не знаю, принято ли что-либо вообще по той гонке. Для меня это всего лишь еще одна гонка, и если команда согласна, пилоты и другие команды согласны, если все безопасно, то я не вижу проблем.


Вопрос: Льюис, вновь говоря об инцидентах в Монако. Ваше поведение сравнивают с поведением молодого Шумахер или молодого Алонсо. Насколько корректно это сравнение?


Льюис Хэмильтон: Ну Шумахер не так молод. А? Вы имеете в виду, когда он был моложе. Я надеюсь, что нет. Считаю себя страстным гонщиком и не хотел бы сравнивать страсть к гонкам, победам и прессингу, которые я сам на себя возлагаю, с тем о чем говорите вы. Иногда вы сами говорите или правильные, или неправильные вещи. Жиль Вильнев и Айртон Сенна были очень, очень страстными гонщиками. Так что, я предпочитаю, чтобы в один прекрасный день меня сравнили с ними.


Вопрос: Льюис, Жан Тодт сказал, что если бы вы ему не написали, то он подумал бы о дисквалификации на 6 гонок. Как вы думаете, вам повезло, что все пошло не так или вы знали об этих намерениях президента FIA?


Льюис Хэмильтон: Нет, я ни о чем подобном не думал. У меня просто было время подумать над тем, что произошло. Поэтому я и написал письмо Жану Тодту, в котором принес искренние извинения перед ним и FIA, получил теплый ответ, после этого смог уже оставить все эти инциденты в прошлом. Я рад, что вновь здесь, сделаю все, что смогу для развития нашего спорта. Хотел бы и дальше вносить свой вклад в это дело.


Вопрос: Вы говорили, что разговаривали с гонщиками. В том числе и с тем, кто сидит у вас позади: с Пастором Мальдонадо, и с Фелипе Массой, который сказал, что дисквалификация станет для вас хорошим уроком?


Льюис Хэмильтон: Я давно знаю Фелипе, еще с Формулы-3, в GP2, у нас хорошие отношения. Я позвонил ему, он успокоился к тому времени, мы обсудили ситуацию, он понял мою позицию, я увидел его. Я знаю его много лет, его и его семью. Вы знаете, что он делает фантастическую работу, он очень был быстр в той гонке и не хотел, чтобы я его выбил из гонки. Монако – это самая сложная гонка, там очень тяжело обгонять, гонщики понимают, что в запале можно сказать многое. Потом остывают, обсуждают, соглашаются, что это был неверный маневр и извиняются. Я тоже извинился за то что сделал и сказал потом.


Вопрос: Серхио, у вас не возникало сомнений, что вас могут не допустить до гонки в Канаде по состоянию здоровья? Расскажите, какие проверки вы проходили, чтобы FIA разрешило вам участие?


Серхио Перес: После аварии планировалось, что меня выпишут уже на следующий день, но я почувствовал легкое головокружение, а потому остался еще на сутки. Этого оказалось вполне достаточно. У меня было время на восстановление. Все врачи уверены, что повреждений нет, ничего не сломано, проблем нет, просто нужно было время, чтобы вернуться в обычный ритм. Это произошло очень быстро. Обследования были хорошими. Было обследование костей, проверка моей реакции, памяти, все убедились, что со мной все в порядке, меня не тошнит, не болит голова, все посмотрели заключения врачей.


Вопрос: Льюис, возвращаясь к гонке в Монако. Михаэль легко обошел вас в шпильке, тогда вы сказали, что возможно это прокол. Расскажите, что там случилось. Когда михаэль обогнал вас по внутреннему радиусу достаточно легко.


Льюис Хэмильтон: Первый круг? Да. Он просто поймал меня, когда я отвлекся. Я был сосредоточен на тех, кто был впереди, они сгруппировались там в плотную группу и ехали очень медленно. Михаэль атаковал меня, а я заметил это очень поздно. Поэтому и не стал перекрывать траекторию, оставив место для обгона. Гонка не выигрывается на первом круге. Этот опыт показал мне, что в этом месте можно обгонять. Я тоже попытался это сделать чуть позже, но мне место не хватило, как Михаэлю.


Вопрос: Адриан, расскажите об инциденте с Кобаяши.


Адриан Сутиль: Пока все, что могу сказать, это то, что он слегка ударил меня в заднее колесо, я потерял контроль над машиной. Затем вернул управление, но он проехал мимо. Судьи рассмотрели этот инцидент. Кажется, он получил предупреждение за это. Я в порядке. На данном этапе я был медленнее, шины не работали как надо, он этим воспользовался. В Монако сложно обгонять, там все на грани, но с этим проблем нет.


Вопрос: Адриан, Льюис, вы говорили, что очень любите гонку в Монреале. Расскажите, чем именно? Чем она для вас отличается от других гонок сезона?


Адриан Сутиль: Как я говорил уже, это городская трасса, гонка на ней всегда интересна. Она отличается от других, потому что здесь нет больших зон безопасности и ошибки на ней могут обойтись дорого. Здесь всегда рядом стены, но она позволяет быстро ехать и обгонять. Здесь важна стратегия, да и вообще весь уик-энд особенный. Он целиком посвящен гонкам. Всегда рядом болельщики. Недалеко город, мне очень нравится это. Она особенная, я люблю ее.


Льюис Хэмильтон: Монреаль – один из любимых мной городов в мире. Он космополитичен, здесь отличные рестораны, фантастическая погода всякий раз, когда мы здесь. Я не бывал здесь в те дни, когда не проводится Гран При, но всякий раз, когда я тут он мне кажется таким «живым», кипящим энергией, люди гостеприимны. Трасса находится острове, и как сказал Адриан, имеющем большое историческое наследие. Городские типы трасс одни из моих любимых, они рискованные и сложные. На этой трассе не так важна прижимная сила. Зато нужна скорость. Обратная прямая очень длинная – ее нет на большинстве трасс. И конечно же болельщики. Я не видел еще ни разу, чтобы главная трибуна не была заполнена до отказа. Порой бываешь на трассах, где на трибуне сидят несколько тысячи человек, но никакой атмосферы нет. А здесь совершенно иная картина. Ты слышишь шум, поддержку зрителей, видишь их страсть к гонкам. Это впечатляет.


Вопрос: Льюис, вообще создается впечатление, что вы пессимистично оцениваете свои шансы здесь…


Льюис Хэмильтон: Вы не так меня поняли…


Вопрос: Я хотел сказать, что эта трасса любит вас больше чем другая. Вы фаворит?


Льюис Хэмильтон: Никогда не хотел бы быть фаворитом или быть настроенным слишком оптимистично. Я не Мохамед Али. Не собираюсь приехать и сказать, что предстоящий уик-энд будет лучшим в моей жизни. Я ожидаю сложной работы, трудного уик-энда, даже там, где мои шансы лучше. Я конкурирую с великолепными, очень талантливыми гонщиками, которые очень быстры. И лучше, если я хорошо выступлю на трассе, нежели скажу об этом. Я чувствую свой настрой и надеюсь на хороший результат.

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Рубенс Баррикелло , Кими Райкконен , Льюис Хэмилтон , Айртон Сенна , Пастор Мальдонадо , Адриан Сутиль , Жан Тодт , Виталий Петров , Серхио Перес
Команды McLaren , Sauber , Williams , Force India
Тип статьи Новость
Rambler's Top100