"Готов выбить Росберга за деньги". Несерьезное интервью Баттона

Ежемесячный журнал GQ опубликовал интервью с Дженсоном Баттоном. В нем гонщик McLaren предсказывает исход борьбы за титул 2016 года, делится мнением о своих коллегах по Формуле 1 и вспоминает самые страшные моменты своей карьеры.

Мы отобрали самые интересные цитаты британского чемпиона.

О борьбе Хэмилтона и Росберга

«Нико Росберг станет чемпионом в этот уик-энд. Ну, если только кто-то не врежется в него. В том смысле, что Льюис [Хэмилтон] очень богат, у него много денег, он летает по миру на личном самолете, поэтому я уверен, что он может себе позволить заплатить мне. Но единственный шанс мне предоставится, когда Нико будет проходить меня на круг, потому что мы пока недостаточно быстры. В любом случае, я открыт для предложений. К тому же я ухожу из… простите, беру отпуск».

О первом эпизоде Grand Tour

«Я посмотрел серию Grand Tour сегодня в ванной. Такие шоу нужно смотреть именно в ванной. Понравилось ли мне? Я все это уже видел. Они ездят на все тех же машинах, на которых ездили в предыдущих программах. Это все довольно весело, но чего-то точно не хватает. Как гонщику мне неприятно на это смотреть, там все крутится вокруг заносов и дыма от шин. Знаю, всем это нравится, но про себя я думаю: "Бедная машина". Я люблю машины, а они просто их уничтожают».

О любимом экспонате в коллекции

«Я очень люблю свой McLaren P1. Но если бы мне нужно было оставить только одну машину, то я бы выбрал автомобиль наших соперников. Это Ferrari F40. Никогда ее не продам. Когда я рос, на моей стене висели постеры с Бартом Симпсоном, Памелой Андерсон и Ferrari F40. Не знаю, кто из них сохранился лучше, но для меня это F40».

О личностях в Формуле 1

«Очень рад, что в нашем спорте есть такие гонщики, как Даниэль Риккардо – Рикки Бобби, как я его зову. Он хороший друг и ему часто действительно все равно, что о нем думают. Он просто остается собой. Я люблю это в нем».

О женщинах в Ф1

«Я бы с радостью поучаствовал в гонке с 21 женщиной на стартовой решетке. Думаю, нам нужно организовать такую гоночную серию. Наверное, я сейчас не самые правильные вещи говорю, да? Но ведь было предложение, что женщинам нужен свой чемпионат. Но вообще я против. Потому что если ты достаточно хорош, то ты достаточно хорош. Это не физический спорт, как бег на сто метров или марафон. Если будучи женщиной у тебя есть необходимые способности, то ты сумеешь выступать в Формуле 1».

О самых страшных эпизодах в карьере

«Самый неприятный эпизод случился в 2003-м. Я выезжал из тоннеля в Монако на скорости в 290 км/ч и заблокировал задние колеса на торможении. Я ударился о внутреннее ограждение, машина соскользнула в другую сторону, после чего последовал второй удар с перегрузкой примерно в 35 G. Это много. И меня вырубило.

Помню, как проснулся, и надо мной стоял улыбающийся Сид Уоткинс – доктор Ф1, которого уже, к сожалению, с нами нет. Еще там были другие люди. Они разрезали мой комбинезон, кололи мне обезболивающие. Сид спросил: "Где болит?". Я ему: "Моя левая нога очень болит". "Точно?". "Нет, это правая нога". "Точно?". "Нет, это рука… это моя левая рука". А потом я просто засмеялся. Это все из-за того, чем они меня накачали».

О лучшем компаньоне на ужин

«Это точно был был Рикки Бобби – Даниэль Риккардо. Второй – Фелипе Масса, потому что он уходит из гонок. Фернандо [Алонсо] может быть веселым парнем. А дальше не знаю…

Знаете, Себастьян Феттель однажды отправил мне сообщение в WhatsApp. Я был в шоке! Не только потому что он отправил мне сообщение – меня шокировало содержание. Невероятно! Но я бы все равно его не пригласил.

Еще наверное это мог быть Даниил Квят, с ним тоже весело. Мы, гонщики, часто меняемся шлемами после гонок, и недавно он спросил, могу ли я дать ему свой. Когда я поинтересовался, почему ему нужен именно мой, он сказал, что есть одна история. Оказалось, что я единственный гонщик, у которого он просил автограф. Он сказал: "Я пытался познакомиться с одной девчонкой и взял автограф для нее". Это было лет десять назад, еще до того, как он попал в Ф1. В общем, да, у меня есть фанат. Судя по всему, с той девчонкой так ничего и не получилось».

О "трагичных" тестах в начале карьеры

«Это были вторые тесты с Williams с 2000 году в Южной Африке. Я ехал по главной прямой на трассе в Кьялами, и тут прямо на меня налетела птица. У машины было очень маленькое ветровое стекло, примерно в 10 мм высотой – птица его пробила, ударилась в мой шлем и отскочила в воздухозаборник над головой. В общем был ужас. Потом я вылез из машины, и мне эту птицу было очень жаль, а когда сел в нее снова, то не мог ехать – за шиворотом у меня что-то было. Чертова птица!»

О лучшем напарнике

«Мой лучший напарник – Рубенс Баррикелло. Мы провели вместе четыре года и прошли через непростые времена. В смысле, что в какой-то момент в конце 2008 года моей команды вообще не существовало. Но в 2009-м мы выступали за Brawn, и это было особенное время. Еще он был лучшим в настройке машины. Фернандо в этом плане тоже хорош, но Рубенс был совсем на другом уровне. Скажем так – понятно почему Михаэль Шумахер так долго хотел сохранить его своим напарником».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Дженсон Баттон
Команды McLaren
Тип статьи Интервью
Rambler's Top100