«Фрэнк принял меня за механика». Сироткин о начале работы в Williams

Поделились
Комментарии
«Фрэнк принял меня за механика». Сироткин о начале работы в Williams
Олег Карпов
Автор: Олег Карпов
16 февр. 2018 г., 18:33

Спустившись со сцены на презентации Williams, Сергей Сироткин продолжил отвечать на вопросы. Олег Карпов поговорил с ним про ощущения от обрушившейся известности, выходных и встречах с Фрэнком Уильямсом.

Сироткин переехал в Англию, и в этом году провел за ее пределами пока всего пару дней. Еще отвечая на вопросы ведущего во время официальной части мероприятия Williams в четверг, он рассказал, что приезжал на базу каждый будний день на протяжении последних пяти недель. В том же режиме он проведет еще одну неделю – перед тем, как отправиться в Барселону, где приступит, наконец, к исполнению уже прямых обязанностей.

Сергей, давайте для начала еще немного про график. По будням вы на базе. Чем заняты выходные?

В выходные я тоже туда заезжаю – из-за тренировок. Потому что настолько занят по будням, что как правило потренироваться успеваешь только вечерами. Обычно удается, но после тяжелого дня на симуляторе просто объективно не можешь тренироваться как следует. Самые тяжелые тренировки приходится ставить на выходные. Так что я на базе практически каждый день.

Зная вас, мне представляется, что вы там в каком-то роде как ребенок на шоколадной фабрике.

Да, и это, может быть, в определенном смысле даже моя слабость. Мне действительно нравится делать то, что я делаю, как бы тяжело это ни было. Оглядываясь сейчас назад на эти пять недель, можно наверное даже сказать, что правильнее было бы немного отдохнуть, на что-то ответить «нет». Где-то сказать, что мне еще нужно вернуться домой, чуть отдохнуть, восстановиться. Но я понимаю, почему все то, что мы делаем, очень важно. Осознаю, ради чего эти жертвы. Потому что то, чем мы занимаемся сейчас, действительно поможет потом. Я понимаю, почему эта работа нужна инженерам, и пока не научился говорить «нет».

Гонщики Williams Лэнс Стролл и Сергей Сироткин
Гонщики Williams Лэнс Стролл и Сергей Сироткин

Фото: Williams F1

Вам сняли квартиру – только на этот период перед стартом сезона или уже насовсем?

Да, я переехал. Это недалеко от Гроу, небольшая деревня, Абингдон – насколько я понимаю, в самом начале Темзы.

Звучит как место, где можно заскучать.

Я один, да. Но с таким графиком заскучать сложно. Я каждое утро встаю ровно в 6:15 – мне не надо каждый день менять настройки будильника – так, чтобы где-то до восьми, до пробок, уехать и гарантированно быть на базе в 8:30. Как правило получается раньше.

Рабочий день заканчивается в 4-5 вечера. Это если все идет по плану. Может быть, чуть позже пяти. Потом, пока потренируешься – уже в лучшем случае полвосьмого. Пока доехал до магазина, купил поесть, что-то приготовил – тут тебе уже совершенно все равно, где ты находишься и как все выглядит вокруг. Главное лечь, выспаться и утром встать в 6:15 – и так пять недель подряд.

Наверное, идеальное место, чтобы не думать о том, что за пару недель о вас узнал примерно весь мир – по крайней мере та его часть, которой интересы гонки.

Я почувствовал, безусловно, в какой-то момент определенное внимание – со всех, совершенно разнообразных сторон. Но последние недели были настолько напряженными, что мой телефон со всеми сообщениями… Я даже новости не читал уже очень долго.

Много людей поздравило? Все удалось прочитать?

К сожалению, нет. Не хочу никого расстраивать, но слишком много всего пришло, чтобы все прочитать.

Лэнс Стролл, Сергей Сироткин и Роберт Кубица на презентации Williams FW41

Лэнс Стролл, Сергей Сироткин и Роберт Кубица на презентации Williams FW41

Фото: Сэм Блоксхэм / LAT

Вы уже встречались с Фрэнком Уильямсом?

Да, много раз. Расскажу, как в этом году он впервые увидел меня на базе. Я регулярно – раз-два в неделю – практиковал с механиками пит-стопы. Сижу на гайковерте. Один раз, когда мы это делали – без формы, просто так – появился Фрэнк, а я был к нему спиной. Он посмотрел, а потом сказал, что новый механик с гайковертом какой-то еще неопытный и ему надо больше времени дать потренироваться. Ему потом сказали, что это был я. Такая у нас была первая в этом году встреча. Пару раз виделись на выходных. Я как-то приехал в воскресенье утром тренироваться, он спросил, что я тут делаю. «Вот, позаниматься приехал», – говорю. Потом приехал вечером, ждал физиотерапевта и опять его встретил: «Опять ты?»

Понятно, что сейчас в основном вы общаетесь с инженерами. Я пару раз интервьюировал Роба Смедли. Он очень прямой, как мне показалось, человек.

Первое, что он спросил меня, когда мы встретились – как сейчас помню – я еще делал сиденье перед Абу-Даби, для тестов: «Вы с Робертом тестировались в Renault. Кто был быстрее?» Это первое, что он мне сказал, и наверное, на его месте, если честно, я бы спросил то же самое. У нас хорошие отношения. В этом мире прямолинейность и честность тоже многое значит. Я в каком-то плане такой же, так что мне даже проще. Мы отлично сработались.

Когда мы говорили перед тестовым днем в Абу-Даби, я спросил, будет ли он главным в вашей карьере…

И я сказал, что может быть станет. Теперь могу ответить – да, стал.

Вы после того дня почувствовали, что шансов стало больше? Изменились как-то собственные ощущения?

Да, изменились. Даже не из-за результатов, а из-за реакции, которую я увидел внутри команды. Это очень сильно воодушевило, и я на самом деле поверил в эту возможность после тестов.

Что изменилось? Отношение со стороны членов команды?

Не то, чтобы оно изменилось. Просто я видел реакцию технической группы на результат и вообще на то, как прошел день, как прошла подготовка к этим тестам, на работу, которую мы потом проделали на симуляторе после этого. Можно сказать, что я понял, что действительно сделал свою работу хорошо, и что шансы гораздо выше, чем казалось сначала.

Сергей Сироткин и Роберт Кубица на презентации Williams FW41
Сергей Сироткин и Роберт Кубица на презентации Williams FW41

Фото: Гленн Данбар / LAT Images

Вы понимаете, что всему миру испортили красивую историю про возвращение Роберта Кубицы?

Я понимаю. Если честно, мы много раз затрагивали эту тему – для кого-то больную, для кого-то нет. Но вы сами видели: мы с Робертом тут, мы общаемся. Он действительно хороший приятный человек. Я понимаю его позицию, я действительно уважаю его, он многого достиг, но да… Мы тут не для того, чтобы быть примерными мальчиками и уступать друг другу дорогу. Каждый сам за себя, и он это точно так же понимает. Получилось так, как получилось. Мне кажется, у нас нормальные отношения.

Между вами не было напряженности? Необходимости поговорить, чтобы ее снять?

Я думаю, что нет, и мне кажется, даже этим я показываю, что очень сильно его уважаю. Он опытный человек. Не будем говорить сто раз слово «уважение», перечислять все его заслуги, но он точно так же прекрасно все понимает. Поэтому нет, никакой нужды в таких разговорах нет.

Это первая машина Падди Лоу для Williams, которую он построил после возвращения в команду. Что он рассказывал про собственные идеи, про то, чего хотел добиться?

Я думаю, самое важное состоит в том, что мы немного пересмотрели концепцию. Когда я говорю «мы», понятно, что это было заложено еще очень давно, но потом все это отрабатывалось в последние месяцы на симуляторе в том числе.

В целом концепция гораздо более агрессивная. Во многих областях у инженеров всегда стоит вопрос дележки между надежностью и скоростью. До какого-то времени всегда приоритет отдавался надежности. Сейчас в определенных моментах мы пошли очень агрессивным путем – не то, чтобы сильно в ущерб надежности... но где-то мы попытались в первую очередь добиться максимума от машины, чтобы потом сделать необходимое для того, чтобы она была и надежна тоже – в отличие от подхода, при котором машина получилась бы очень надежной, но просто медленной. Идеология немного пересмотрена.

Вы успели пообщаться с Падди в неформальной обстановке? У него супруга из России. Вы знакомы?

Да, мы познакомились в Москве, во время пресс-конференции SMP Racing. На самом деле и с ним, и со всеми в команде очень простые человеческие отношения. Честно говоря, даже на удивление. Падди, при том, что он не только занимает высокий пост, но еще и в принципе многого добился в Формуле 1, остается искреннем и любящим гонки человеком, простым и открытым. Таких людей встречаешь нечасто. Даже приведу пример: я как-то стоял в столовой на базе в длиннющей очереди – в соседней, точно такой же, стоял Падди. С подносом, как все механики, другие сотрудники. Такое видеть необычно.

Падди Лоу
Падди Лоу

Фото: Williams F1

Звучит здорово. Но вы же понимаете, что Формула 1 – это не только спорт. Тут по сравнению с младшими сериями больше бизнеса, политики...

Знаете, попав туда, куда я попал сейчас, я может быть, даже скажу, что понял, что скорее наоборот. Понятно, что я еще очень многого не знаю, многого не видел, но по крайней мере по тому, как у нас выстраиваются отношения с командой, как я уже сказал, все идет даже на удивление хорошо. Это были трудные пять недель. Даже очень трудные. Но мне действительно интересно работать с этими людьми.

Следующие статьи раздела Формула 1

Об этой статье

Серия Формула 1
Пилоты Сергей Сироткин
Команды Williams
Автор Олег Карпов
Тип материала Интервью