Формула 1 как искусство. 10 лучших фотографий Евгения Сафронова с Гран При Бахрейна

Формула 2 плюется огнем, машину Мазепина запрещают фотографировать, а Норрис приносит на стартовую решетку печенье

Формула 1 как искусство. 10 лучших фотографий Евгения Сафронова с Гран При Бахрейна

Евгений Сафронов, единственный постоянно работающий на гонках Формулы 1 российский фотограф, традиционно присылает нам десяток ярких снимков с каждого этапа. Вот женин «улов» с первой гонки сезона.

Читайте также:

Валттери Боттас на пит-лейне

Валттери Боттас на пит-лейне
1/10

Фотограф: Евгений Сафронов

Поскольку с момента начала пандемии в паддок пускают только избранных фотографов, теперь у меня новое занятие по ходу уик-энда – шляться в сравнительно свободное время по стартовой прямой с дальнобойным объективом и пытаться из-за стенки пит-лейна снять хоть что-нибудь из происходящего на пит-лейне и в боксах.

Может быть, из-за этого команды теперь меньше заморачиваются на тему секретности – к примеру, когда я делал этот снимок, за спиной Валттери стоял почти полностью разобранный болид. И не кого это особо не волновало – хотя раньше в таком виде машину напоказ не выставили бы. Или дело в том, что в этом сезоне радикально меньше возможностей дорабатывать машины по ходу сезона. Ведь дорабатывать по сути можно только то, что не особо сложно рассмотреть – к примеру, аэродинамические элементы.

Кстати, это не первый попавшийся велосипед – а велосипед, сделанный под маркой Mercedes. Он невероятно легкий – Валттери потом показывал, что может поднять его чуть ли не одним пальцем. Кстати, пару лет назад я как-то болтал с людьми из бригады из Лэнса Стролла, которые катались на похожих великах на трассе – и опытным путем выяснили, что такой велик весит меньше моей камеры!

Серхио Перес в 10-м повороте

Серхио Перес в 10-м повороте
2/10

Фотограф: Евгений Сафронов

Слева в кадре башня, которая входит в комплекс зданий, использующийся во время дрэг-рейсинга. В этом году она подсвечивается намного сильнее, чем раньше – и само собой, это вызвало сильный интерес со стороны фотографов. Я тоже старался почаще брать ее в кадр. Тем более, она отлично выходила на любимых мной длинных выдержках. Интересно, что между заездами на башне поочередно высвечиваются логотипы команд, но как только начинается очередной заезд – включается более привычная цветная подсветка. Командные фотографы все хотели снять свои машины на фоне своего логотипа – однако у них так ничего и не получилось. Я бы на их месте давно уже в фотошопе собрал нужный кадр.

Конечно, в реальности картинка не столь яркая – сидя на трибуне, таких цветов вы не увидите. Но для меня прелесть фотографии – в том числе в возможности добавить картинке насыщенности и сделать настроение снимка более ярким и более запоминающимся. Кстати, я во время обработки немного усилил и эффект световой дымки вокруг фонарей на мачте освещения – он чем-то напоминал эффект, возникший на тестах во время пыльной бури.

Сотрудница Alfa Romeo на пит-лейне

Сотрудница Alfa Romeo на пит-лейне
3/10

Фотограф: Евгений Сафронов

Можно подумать, что девушка стоит на командном мостике Alfa Romeo, но на деле она находится напротив боксов Mercedes, когда механики немецкой команды отрабатывают пит-стопы (и происходит все в четверг). При этом в телефоне у нее явно есть некий список (разобрать его, увы, не удалось) – и она время от времени делала в списке какие-то пометки.

Макс Ферстаппен на выезде из пит-лейна

Макс Ферстаппен на выезде из пит-лейна
4/10

Фотограф: Евгений Сафронов

В момент работы над этими кадрами я стал максимально близко к трассе – и в очередной раз обратил внимание на то, насколько громче стали в этом году машины. При этом особо сильно выделяются моторы Honda – их я теперь могу с закрытыми глазами отличить от всех остальных. И это уже не раз проверялось на практике: мы ведь часто сидим или лежим «в засаде» и не видим подъезжающий болид – но слышим его. Уже несколько раз в этом году я играл в такую угадайку – и пока ни разу не ошибался.

Особо интересным мне кажется звук AlphaTauri – при сбросе газа он становится не самым приятным и каким-то неправильным. Еще на тестах я несколько раз оборачивался на него: по звуку казалось, что у машины что-то сломалось – и я тут же пытался поймать ее в прицел на случай, если машина загорится или из нее повалит дым.

Шлем Ландо Норриса

Шлем Ландо Норриса
5/10

Фотограф: Евгений Сафронов

На стартовой решетке возможности работы рядовых фотографов теперь тоже сильно ограничены: есть специальное ограждение, за которое мы не можем заходить. И у нас есть доступ только на одну сторону стартовой прямой. В результате мы можем близко снимать только пилотов и машины, которые стоят с левой стороны. А также шлемы и прочие детали экипировки, которые в процессе подготовки к старту выкладывают на траву.

Шлем Боттаса в этот момент был запакован, и физиотерапевт Валттери, видя меня, явно не спешил его распаковывать. А шлем Расселла люди из команды мне, наоборот, чуть-чуть повернули, чтобы я мог сделать снимок под более выгодным углом. У Переса на решетке было сразу два шлема. А у Норриса был вот такой симпатичный натюрморт. Конечно, он не был бы столь симпатичным без упаковки печенья с правой стороны. Обидно только, что камера сфокусировалась на более крупном объекте – шлеме, – а я этот момент как-то прохлопал. Хотелось бы как раз, чтобы печенье вышло максимально резко. 

 

Юри Випс в 9-м повороте

Юри Випс в 9-м повороте
6/10

Фотограф: Евгений Сафронов

В целом я достаточно равнодушно слежу за Формулой 2 и обращаю внимание разве что на Роберта Шварцмана. Поэтому во время заездов этого класса я очень мало фотографирую и главным образом уделяют время поиску новых точек и новых ракурсов. Но в Бахрейне игнорировать наличие машин Ф2 на трассе было сложно, потому что эти болиды просто пышут и стреляют огнем. Вдобавок они еще и громкие, вдобавок и борьба там идет неслабая – и порой думаешь, что всего этого очень не хватает в Формуле 1. Я – человек простой: вижу огонь, слышу громкий звук – радуюсь. А вот от всех этих супер-гибридных технологий, если честно, не очень прусь.

Но проблема огня в том, что его намного сложнее снять, чем, к примеру, искры. Огнем стреляют разные пилоты и в разные моменты. Понятно, что это обычно происходит под сброс газа, но точки, в которых машина стрельнула огнем на этом круге и на следующем, могут находиться достаточно далеко друг от друга. Поэтому пристреливаться к какой-то одной точке смысла просто нет. Поэтому в итоге ты просто садишься в одном из поворотов, зажимаешь кнопку и лупишь кадры чуть ли не тысячами. И из этой кучи потом можно выбрать буквально несколько кадров, где огонь есть и где он достаточно резкий. Плюс не так просто сохранить баланс освещения: ведь пламя очень яркое, а вокруг все очень темно.

Самолет над трассой перед стартом гонки

Самолет над трассой перед стартом гонки
7/10

Фотограф: Евгений Сафронов

Пролет самолета перед стартом – типовая история, если авиакомпания является титульным спонсором гонки. И пусть она типовая – я предпочитаю ее не игнорировать. И на этот раз даже задумался, как может сказаться на пролете сильный ветер в день гонки.

Не знаю, в ветре дело или в чем-то другом, но в итоге появился самолет позже, чем это случается обычно. И в момент его появления я уже шел к первому повороту, чтобы снять старт. К тому же, лайнер двигался выше, чем на репетиции накануне, пролетел чуть правее стартовой прямой (примерно над пит-лейном) – и мне казалось, что шел немного боком. Потом, кстати, он сделал еще один заход (в первый раз на моей памяти) – и снова прошел не так низко, четко и аккуратно, как это обычно происходит.

Конечно, на деле из-за пасмурности не было таким оранжевым – но поскольку гонка начиналась на закате, я сознательно придал снимку такую специфическую стилистику.

Валттери Боттас в 10-м повороте

Валттери Боттас в 10-м повороте
8/10

Фотограф: Евгений Сафронов

Как-то один из моих снимков прокомментировали в том смысле, что у меня наблюдается творческие завихрения. Что же – вот вам и световые завихрения на фото. Обращаю отдельное внимание, что снова за главного героя фото у нас Боттас. Раз уж он часто лишен внимания публики со стороны публики, компенсируем ему это, почаще публикуя фотографии с ним.

Снимок сделан на 500-миллиметровый объектив с крыши той самой башни для дрэг-рейсинга, о которой я говорил чуть раньше. Причем сделан буквально за пару кругов до того, как я побежал в сторону пит-лейна, чтобы успеть снять подиум. Я люблю такие экспериментальные сюжеты – но стараюсь снимать их, когда уже отработаны все «надежные» варианты. И часто это сюжеты, которые ты делаешь буквально методом тыка. Просто думаешь: а что будет, если сделать вот так?

Льюис Хэмилтон на подиуме

Льюис Хэмилтон на подиуме
9/10

Фотограф: Евгений Сафронов

Может показаться, что Льюис тычет пальцем прямо в мой объектив – но увы, это немного не так. Уверен, что он показывает на кого-то из своей команды. Происходящее на подиуме мы снимаем через специальные окошечки на пит-лейне – и перед окошечком, через которое снимал я, как раз стояли сотрудники Mercedes. Получается, что я снимал практически из-за спин людей, которые помогли Льюису победить. Так что, мне банально повезло.

Думаю, большинству болельщиков, что за спиной у призеров был огромный экран – а вот мне не очень по сердцу. Получается, что на заднем плане фотографий с подиума теперь распадающаяся на пикселы мерцающая картинка – и в целом это выглядит, я бы сказал, дешево. А вот когда нечто похожее было в прошлом году на Гран При Сингапура, впечатление от этого решения гораздо более благоприятным. Так что, вполне возможно найти компромисс, который понравится и болельщикам, и фотографам.

Машина Никиты Мазепина, поврежденный в аварии

Машина Никиты Мазепина, поврежденный в аварии
10/10

Фотограф: Евгений Сафронов

Отсняв церемонию награждения, я возвращался в пресс-центр – и как раз в этот момент неподалеку от въезда в пит-лейн с эвакуатора сгружали разбитый болид Никиты. Чтобы механики приняли ее и на специальных тележках повезли к боксам. При этом поблизости от машины постоянно находился сотрудник FIA, который в итоге попросил нас не снимать автомобиль (но несколько кадров каждый, конечно, успел сделать).

Похожим образом просят не снимать болиды в закрытом парке – но ведь на разбитые машины этот режим не распространяется. Думаю, дело в том, что FIA официально несет ответственность за сохранность машин, которые после схода в гонке доставляются в боксы – и избегать скопления фотографов вокруг автомобиля стараются, чтобы не случилось чего-то непредвиденного. Чтобы кто-нибудь не решился по просьбе команды-соперницы оценить гибкость какого-нибудь аэродинамического элемента (и не сломал бы его при этом).

Поделились
Комментарии
Трулли вспомнил о политических играх Алонсо

Предыдущая новость

Трулли вспомнил о политических играх Алонсо

Следующая новость

Слухи: у одного из пилотов Alpine обнаружили COVID, Квят выступит в Имоле

Слухи: у одного из пилотов Alpine обнаружили COVID, Квят выступит в Имоле
Загрузить комментарии

Об этой статье

Серия Формула 1
Этап Гран При Бахрейна
Автор Евгений Сафронов