Формула 1
26 сент.
-
29 сент.
Мероприятие окончено
10 окт.
-
13 окт.
Мероприятие окончено
24 окт.
-
27 окт.
Мероприятие окончено
01 нояб.
-
03 нояб.
Мероприятие окончено
14 нояб.
-
17 нояб.
Мероприятие окончено
28 нояб.
-
01 дек.
Первая тренировка через
9 дней

Формула 1 как искусство. 10 лучших фотографий Евгения Сафронова с Гран При Австрии

Поделились
Комментарии
Формула 1 как искусство. 10 лучших фотографий Евгения Сафронова с Гран При Австрии
Автор:
3 июл. 2019 г., 04:55

Наш фотоколумнист нашел на «Ред Булл Ринге» залежи бананов и восхитился местному подходу к организации питания, а также посоревновался в выдержке с самим Эдрианом Ньюи (и проиграл).

Слайдер
Список

Макс Ферстаппен проезжает мимо трибуны в шестом повороте

Макс Ферстаппен проезжает мимо трибуны в шестом повороте
1/11

Фотограф: Евгений Сафронов

Гонка в Австрии – одна из моих любимых. Трасса – пожалуй, самая живописная и богатая на сюжеты: тут тебе и рельеф (благодаря ему можно рассчитывать на хороший задний план), и насыщенные цвета, и в поворотах можно подобраться близко к машинам…

Трасса короткая, а это значит – машины чаще проезжают мимо фотографа и ты делаешь больше кадров. И снимать можно через всю трассу: к примеру, на этом фото Макс находится где-то в районе шестого поворота, а я снимал из третьего.

С логистикой тоже все отлично. Казалось бы, дороги примерно те же, что и вокруг «Поль Рикара» – но там пробки, а здесь все в порядке. Все организовано просто на отлично: четко, понятно, чисто, вовремя и наличии. Все доброжелательные и знающие свое дело, никто здесь не будет тебе создавать проблемы на ровном месте.

Но с другой стороны, если куда-то попасть нельзя, то нельзя. Если в Монце или Баку какой-то запрет – это повод поболтать с работником трассы и с высокой вероятностью его на что-то уболтать, то в Австрии не стоит даже пытаться. Все четко во всех смыслах слова.

Ну, и о фанатах Ферстаппена нельзя не упомянуть. То, что такая куча народа может проехать через пол-Европы, чтобы орать и прыгать каждый раз в момент проезда мимо трибуны двадцатилетнего пацана (или танцевать на стартовой прямой еще добрый час после награждения) – это впечатляет.

Льюис Хэмилтон на пит-лейне

Льюис Хэмилтон на пит-лейне
2/11

Фотограф: Евгений Сафронов

Хотите красиво снять задницу? Ловите Льюиса или Валттери! Конечно, речь идет о задней части болидов. Дело в том, что Mercedes занимает самый первый бокс на пит-лейне. Перед ним – только технический бокс FIA, и в этой зоне особо никто не жестит. Хотя там, к примеру, находятся те самые весы, на которые гонщики иногда забывают или не успевают заехать.

Ты можешь отойти от стены боксов на на несколько шагов и «выстрелить» Хэмилтону или Боттасу прямо в спину. Если же я попытался бы сделать то же самое перед боксами Mercedes (чтобы сфотографировать машину Феттеля или Леклера), меня механики погнали бы оттуда криками и, может быть, даже пинками.

На тренировках пилоты время от времени стартуют со зрелищным проворотом колес, но снять его очень сложно. Во-первых, самый отчаянный бернаут делают пилоты Red Bull, которым вот так в спину не постреляешь. Во-вторых, когда именно тот или иной пилот выполнит старт с дымом из-под колес – не угадаешь. Я периодически пытаюсь это выведать у фотографов, которые работают с командами – но то ли они сами не знают, то ли не хотят болтать лишнего…   

Кстати, можно заметить, что на этом снимке почти все люди в шортах. Формула 1 не видит в этом ничего страшного – хотя перед гонкой в Австрии я был на этапе Российской серии кольцевых гонок на «Смоленском кольце» и там маршалы на пит-лейне запросто могли тебя отчитать за шорты: мол, надо быть одетым исключительно в брюки.

Инсталляция в виде быка в здании боксов

Инсталляция в виде быка в здании боксов
3/11

Фотограф: Евгений Сафронов

Наверное, все знают огромную скульптуру быка непосредственно на трассе – но он в Шпильберге такой не один. К примеру, в центральной части главного здания висит вот такая то ли скульптура, то ли инсталляция – если посмотреть под определенным углом, она складывается в очертания быка.

Если ты фотограф, то часто ходишь мимо этого быка: на верхнем этаже тут находится медиа-центр, а на нижнем – столовая. О питании стоит сказать пару слов – и это будет продолжение комплиментов, которые я сделал трассе чуть раньше.

У журналистов и фотографов (по крайней мере, тех, кто работает постоянно) свободного времени на трассе не так много – поэтому на любой гонке организовано некое централизованное и бесплатное питание. Но организовано по-разному.

К примеру, в Монако в медиацентр приносят холодные сендвичи, которые очень быстро заканчиваются. И если у тебя есть некая группа из коллег, хороших знакомых и друзей, в момент выноса сэндвичей ты должен позаботиться о других. Но как? Пойти и заграбастать пять-семь штук – на тебя посмотрят как на преступника. Громко кричать через весь зал тоже нельзя, ведь в этом случае ты привлечешь всеобщее внимание – сразу же сбегутся «чужие» и все расхватают. Поэтому ты либо в специальном чатике пишешь сообщение, либо подходишь к нужным людям, как будто просто решил с ними поболтать, и негромко намекаешь им, что есть еда.

На каждой трассе своя специфика. К примеру, в Абу-Даби все вкусно – но там еда по талонам, и чтобы два раза за день поесть, надо потратить ценное время. А в Австрии все просто идеально: еда и горячая, и вкусная, и доступна с раннего утра до позднего вечера. 

Макс Ферстаппен в третьем повороте

Макс Ферстаппен в третьем повороте
4/11

Фотограф: Евгений Сафронов

В Австрии было реально жарко, градусов под 35. К такой жаре морально готовишься скорее перед Бахрейном – но там ведь большинство заездов проходит по вечерам, поэтому в итоге чаще встает вопрос утепления, а не охлаждения. На Шпильберге же бутылка воды и солнцезащитный крем были жестко необходимы.

К примеру, когда работаешь на пит-лейне, часто отстегиваешь большой объектив и оставляешь его у какого-то бокса. И в этот раз по возвращении о постоявший на солнце объектив можно было реально обжечь руку. Одним словом, отличная гонка для тех, кто ненавидит зиму и хочет впитать в себя все тепло лета.

Кстати, жара вполне может испортить тебе некоторые снимки. Если ты снимаешь на трассе под острым углом и с нижней точки, между твоим объективом и мчащимся по трассе автомобилем находится пара сотен метров асфальта. И поднимающийся от него горячий воздух может мешать работе системы автофокуса – электроника будет наводиться по этому воздуху, а не по машине.

Впрочем, это беспокоит скорее фотографов, которые работают на агентства и которым нужны максимально четкие кадры. Меня же больше беспокоили разнокалиберные муравьи, которые нередко ползают в траве и могут тебя укусить в самый неподходящий момент.

Эдриан Ньюи в паддоке

Эдриан Ньюи в паддоке
5/11

Фотограф: Евгений Сафронов

Ньюи ездит далеко не на все Гран При – и раз уж он приехал, надо постараться сделать его портрет. Вдобавок я только что прочитал его книгу, многое в ней для меня было оригинальным и любопытным – поэтому Ньюи как герой фотографии был мне интересен вдвойне.

Конечно, логичнее было сделать фотографию в боксах – но все оказалось непросто. С одной стороны, Ньюи находился в боксах очень долго (со своей знаменитой папкой в руках, конечно). Но он сравнительно мало двигался и надолго останавливался: подходил к какой-то части своей машины и просто долго на нее смотрел. Не подходил, вглядывался и отходил – а буквально зависал. К примеру, помню, что он минут семь стоял и смотрел куда-то в область передней подвески.

Я все ждал, пока он поменяет положение, пока выйдет на свет, окажется в выигрышном ракурсе. Но его выдержка в итоге оказалась сильнее, чем моя. Поэтому пришлось позже снять его в паддоке.

Шарль Леклер в первом повороте

Шарль Леклер в первом повороте
6/11

Фотограф: Евгений Сафронов

В новостях на Motorsport.com эти знаменитые желтые бордюры называют «сосисками», но я как-то привык называть их «бананами». В этой точке «банан» позволяет не только хорошие фото сделать, но и просто оценить, насколько быстро едут машины и как хорошо пилоты их чувствуют и контролируют.

При этом здесь сразу видно, кто едет в сравнительно спокойном темпе, а кто – мчит на ушах. Если мчит, то заезжает на бордюр левыми колесами, а иногда – даже перепрыгивает его, цепляет днищем, летят искры, машину начинает дергать вправо-влево… К примеру, на первых кругах гонки Леклер и Боттас здесь ехали ровненько, а Льюиса чуть ли не каждый раз выносило на «банан» и начинало колбасить.

Фотографий с искрами у меня набралось немало – но этот кадр мне понравился больше. То, как точно Леклер оперся на бордюр, как в этот момент его левую шину подсветило солнце – все это сделало очень глубоким почти «замороженный» кадр, которые я вообще-то не особо люблю. И его можно долго разглядывать: оценить, как сработала подвеска, разглядеть следы шин в зоне безопасности, окинуть взглядом задний план…

Читайте также:

Роберт Кубица и гоночный инженер Пол Уильямс

Роберт Кубица и гоночный инженер Пол Уильямс
7/11

Фотограф: Евгений Сафронов

В прошлом году мне приходилось работать в боксах Williams, снимая Сергея Сироткина – и даже в такой ситуации я был не всем доволен, завидовал фотографам Mercedes или Red Bull. Там в боксах картинка более приятная – и благодаря дизайну, и особенно благодаря свету. Начиная с каких-нибудь подсвеченных логотипов или стартовых номеров на стенах и заканчивая лампами над машинами.

Лампы эти, кстати, тоже у каждой команды свои и создают свой рисунок. Особенно мне нравятся светильники в Mercedes и Racing Point. Первые создают достаточно узкую контрастно высвеченную зону, а вторые размещены в шахматном порядке – благодаря чему рисунок получается необычным.

В боксах Williams же и раньше было скучновато, и сейчас особо веселее не стало. Поэтому оттуда самым ценным кадром получился вот этот двойной портрет. Кстати, еще раз можно вспомнить о Сироткине: Пол Уильямс в прошлом году был гоночным инженером у Сергея, а сейчас работает с Кубицей. 

Шарль Леклер на стартовой решетке

Шарль Леклер на стартовой решетке
8/11

Фотограф: Евгений Сафронов

Обычно я стараюсь не пропускать предстартовую процедуру, хотя работать там не всегда комфортно. Времени, к примеру, всегда не хватает: вроде бы ты только пришел на решетку – и вот оттуда уже выгоняют всех, кроме механиков. Но там так много всего происходит, там так много самых разнообразных сюжетов, что пропускать эту процедуру просто глупо.

Однако в Австрии я второй год подряд сознательно не пошел на решетку. В прошлом сезоне хотел на первом круге снять пелотон в третьем повороте, а сейчас и вовсе остался в медиа-центре. И не прогадал. Поглядите: ведь машина Леклера не сама едет, ее толкают механики – а с первого взгляда кажется, что она просто мчится в этой толпе! Причем для этого не потребовалось какой-то особенной техники: объектив с фокусным расстоянием в 70 мм и длинная выдержка.

Пелотон на подходе к первому повороту сразу после старта

Пелотон на подходе к первому повороту сразу после старта
9/11

Вам, наверное, кажется, что снять такую фотографию – нечего делать. Да ничего подобного! Здесь, конечно, много всего размытого, агрессивный такой блюр – но в том-то и красота, что часть снимка жестко заблюрена, а часть остается сравнительно резкой. И поймать резкость при такой длинной выдержке (без которой не будет блюра) – та еще задача.

В итоге может получиться хорошо, а может – ничего. У меня бывали гонки, когда на первом круге не получалось сделать ни одного нормального снимка. Поэтому я, конечно, стараюсь потренироваться, пристреляться – но от этого тоже немного толка. На прогревочном круге машины едут гораздо медленнее, и нет никаких гарантий, что твоя пристрелка сработает.

Одним словом, все очень тонко и риск промахнуться высок. Я, кстати, в итоге и промахнулся: хотел поймать фокус на лидирующем Леклере, а зацепился только за Норриса. Вы скажете – можно было ведь снять обычный, резкий, «качественный» кадр? Можно было – но в этой зоне стояли еще двадцать фотографов, которые сделали именно такие кадры. Какой был смысл делать двадцать первый?

Макс Ферстаппен на подиуме

Макс Ферстаппен на подиуме
10/11

Фотограф: Евгений Сафронов

В этот раз я и стартовую решетку пропустил, и подиум снял нетрадиционно. Взял дальнобойный – 400 миллиметров – объектив, нацепил экстендер (эта деталь увеличивает «дальнобойность» раза в полтора) и ушел в конец пит-лейна. В конце концов, когда проходит церемония награждения, подиум «Ред Булл Ринга» оказывается в тени – а значит, без игры света и тени кадры получатся обычными.

С выбранной же мной точки все смотрелось гораздо интереснее: был шанс, что Макс будет «выбит» солнечным светом, когда все остальное, все ненужные детали будут в глубокой тени. Конечно, не было уверенности, что Макс пройдет именно по краешку, куда падал солнечный свет, что он именно в этот момент поднимет руку – но риск оправдался!

Впрочем, детали тут тоже есть: диагональные оконные рамы, отражающийся в стеклах австрийский флаг (точнее, раскрашенная в цвета флага зона вылета в последнем повороте), пятна в полном расфокусе по переднему плану (этот эффект называют «боке»)… Но этих деталей не так много и они не такие мелкие, чтобы расфокусировать внимание, лишить картину целостности и смысловой четкости.

Читайте также:

Бонус. Вечер на работе

Бонус. Вечер на работе
11/11

Фотограф: Евгений Сафронов

В медиа-центре я стараюсь занять место у окна. С одной стороны, сложновато вечером отбирать фотки, когда закатное солнце лупит в глаза (зато можно залить пару снимков в мой инстаграм) – да и все постоянно ходят мимо тебя. Но эффект присутствия – великое дело.

А бонусом могут стать вот такие фотографии – эту я сделал, буквально не вставая со стула. На часах была примерно половина десятого, я оставался в медиа-центре одним из последних – а одними из последних в боксах оставались механики Alfa Romeo.

Читайте также:

Следующая новость
Хорнер: Мы сами не поняли, откуда у Ферстаппена взялась такая скорость

Предыдущая новость

Хорнер: Мы сами не поняли, откуда у Ферстаппена взялась такая скорость

Следующая новость

Технический анализ: новинки Ferrari, которые почти позволили победить в Шпильберге

Технический анализ: новинки Ferrari, которые почти позволили победить в Шпильберге
Загрузить комментарии

Об этой статье

Серия Формула 1
Этап Гран При Австрии
Автор Евгений Сафронов