Эксклюзив: интервью с Элбоном о DTM и возвращении в Формулу 1

По словам гонщика, в DTM гораздо больше общения один на один, а происходящее в этом чемпионате неожиданно важно для Хельмута Марко...

Эксклюзив: интервью с Элбоном о DTM и возвращении в Формулу 1

До финиша чемпионата DTM осталось еще два этапа, и у занимающего сейчас 6-е место Алекса Элбона есть математические шансы даже на завоевание титула. Но даже если англо-таиландский гонщик по итогам сезона окажется на первой строчке, главной своей победой в этом году он наверняка будет считать недавнее подписание контракта с командой Williams. Вскоре после официального объявления о переходе Элбона в коллектив из Гроу корреспондент Motorsport.com смог пообщаться с пилотом, для которого Williams станет уже третьей командой за три сезона в Ф1...

Мы уже беседовали в самом начале года – и Вы тогда, сказали что DTM по сравнению с Ф1 представляет собой другой мир. Как изменилась ситуация сейчас – получилось ли у Вас адаптироваться и начать получать удовольствие от выступлений?

В целом да, удалось. И к настоящему моменту я получил больше положительных эмоций, чем ждал изначально. Само собой, помогло то, что я все лучше и лучше понимал машину и срабатывался с командой. Не могу сказать, что я уже выжимаю  из машины абсолютный максимум –  но я получаю от происходящего удовольствие. К тому же, есть прогресс и с точки зрения результатов – они становятся все лучше и лучше [пока на счету Элбона 2 финиша в первой тройке (включая одну победу) в 12-ти гонках].

Какую информацию, какое знание, полученные во время вашего первого сезона в гонках категории GT, Вы назвали бы самым ценным?

Прежде всего – это понимание, скажем так, политической составляющей спорта. Когда есть система выравнивания сил и другие вещи, которые не дают лидерам слишком сильно оторваться от остальных. Это серьезное явление. Но в то же самое время не стоит оставлять за скобками и навыки, которые необходимы для управления тяжелыми машинами. Разница с автомобилями, которые гораздо сильнее зависят от аэродинамики, очень велика. И привыкание к машине, которая радикально отличается от Формулы 1, было самой большой проблемой. Плюс работа команды. В Милтон-Кейнс [где базируется команда Ф1 Red Bull] трудится то ли семьсот, то ли восемьсот человек, а в моей команде DTM – где-то тридцать. И во втором случае ты гораздо чаще общаешься один на один.

 

Фото: Alexander Trienitz

И чем отличается манера пилотажа?

Надо все делать гораздо плавнее. Надо каким-то образом действовать плавно – и в то же время оставаться агрессивным. И поначалу такая задача кажется весьма странной. С одной стороны, на входе в поворот ты всегда должен действовать с учетом массы машины и инерции. Но в то же самое время шины позволяют действовать весьма жестко, сильно нагружать их. Так что, самое главное тут – поймать нужный баланс.

Фернандо Алонсо говорил, что выступления в серии IndyCar и даже в «Дакаре» помогали ему, делали его более сильным пилотом. Вы согласны с этим?

В целом да – теперь у меня есть дополнительные знания о том, как управлять определенным типом машин. И это всегда на пользу. Это расширяет твой набор навыков и делает тебя более гибким, более креативным в плане пилотажа.

Как думаете, какой из усвоенных Вами в DTM уроков поможет в Формуле 1?

Честно говоря, не думаю, что такие есть. Уж слишком разные чемпионаты. Ценность этого сезона – в том, что он поддерживал меня в тонусе, что я работал на пределе. Когда ты работаешь на симуляторе, даже если ты делаешь это целый день – это все-таки большая разница с реальностью. Ты не чувствуешь адреналина, не ощущаешь воздействия физических сил на твой организм, не ощущаешь трассу своей задницей. Так что, выступления в DTM сыграли важную роль – не дали мне расслабиться.

 

Фото: DTM

В DTM было не так много прессинга – это наверняка помогло после прошлого года…

Честно говоря, я думаю, что влияние внешнего прессинга сильно преувеличивается. В конце концов, настоящий прессинг – это твои ожидания. Да, пресса в Формуле 1 может быть весьма агрессивна, но причина разочарований – в том что, ты сам хочешь быть на высоте и показывать результат. И в DTM, если пользоваться привычной терминологией, прессинг тоже был – потому что я хотел показывать результат.

Можно ли сказать, что с учетом опыта этого года Вы по-другому смотрите на два своих первых сезона в Формуле 1? Может быть, сейчас Вы понимаете, что тогда что-то сделали неправильно или недостаточно хорошо?

Нет, ничего конкретного на этот счет я не скажу. Вопрос только в опыте и знаниях, которые расширяют спектр возможных вариантов. К тому же, я до сих пор, можно сказать, в процессе обучения после полугода в Toro Rosso и полутора лет в Red Bull. Конечно, будучи пилотом топ-команды, я многое мог сделать по-другому. Даже если говорить о моей работе на симуляторе: по ходу этого года многое из сделанного мной принесло больше пользы, так как я мог опираться на опыт последних двух сезонов. И моя помощь команде была более эффективной.

Что Вам больше помогло вернуться в Формулу 1 – выступления в DTM или работа на симуляторе?

Сложно сказать. Я бы сказал, что очень важным моментом была работа, которую люди из Red Bull проделали за кулисами. Вне зависимости от того, что именно из моей деятельности в этом году заставило их взяться за это. Я испытываю чувство удовлетворения, что помог сделать лучше болид Формулы 1 этого года. Но и успехи в DTM всегда радуют – всегда здорово показать, что ты по-прежнему быстр. Все сделанное в этом году чем-то помогло.

 

Фото: Williams

Насколько тщательно Хельмут Марко и Кристиан Хорнер следили за Вашими выступлениями в DTM и как реагировали на них?

 Хельмуту DTM нравится… Меня даже сильно удивило то, насколько он кайфует, наблюдая за происходящим в этом чемпионате. И, само собой, он поддерживает своих пилотов – хочет, чтобы мы добились успеха. В целом же для Кристиана и Хельмута было важно, чтобы я мог поддерживать себя в тонусе – ведь машину Формулы 1 получается тестировать не слишком часто и я провожу за рулем гораздо меньше времени, чем хотел бы. В этом году я провел всего три тестовых дня – так что, DTM играет серьезную роль. Конечно, успех в DTM еще не значит, что ты будешь на высоте в Формуле 1 – но ты сохраняешь мотивацию…

Макс Ферстаппен и Чеко Перес хорошо отзывались о Вашей работе на симуляторе…

Я в хороших отношениях с ними – и хорошо понимаю проблемы, с которыми они сталкивались. Приятно видеть, что вместе мы смогли сделать машину лучше. Процесс ее совершенствования все еще продолжается, и я общаюсь с Максом и Чеко во время каждого гоночного уик-энда. Здорово слышать их впечатления и осознавать, насколько лучше стала машина – ведь мне труднее почувствовать это, я слишком редко выезжаю на трассу. Но здорово, что парни могут полагаться в том числе на информацию от меня. И я если я говорю, что что- то надо поменять, приятно знать, что и они ждут от этого улучшений в поведении машины в следующей сессии.

Читайте также:

Новая глава вашей карьеры – Williams

Поначалу я особо не думал о нюансах, главным было просто получить место в Формуле 1. Но чем больше я общался с людьми из команды, тем интереснее для меня становилось это общение, тем более очевидной для меня была страсть, с которой эти люди работают.

Йост Капито кажется мне прекрасным человеком, и он по-настоящему замотивирован на работу. Команда явно на подъеме: если вы сравните нынешнюю ситуацию с ситуацией двухлетней давности – Williams прогрессирует быстрее всех команд.

Это команда с великой историей, у нее есть серьезные инвесторы, ведется большая работа – и просто здорово быть ее частью. Пока я провел в команде всего пару дней, но сразу понял, что там работают приятные люди. Сейчас все они на позитиве и готовы выжать максимум из работы над новой машиной Ф1 по новым правилам…

Читайте также:

Поделились
Комментарии
Хэмилтон 9 раз сталкивался с соперниками по борьбе за титул. Он специально?

Предыдущая новость

Хэмилтон 9 раз сталкивался с соперниками по борьбе за титул. Он специально?

Следующая новость

Haas подтвердит контракты Мазепина и Шумахера в Сочи

Haas подтвердит контракты Мазепина и Шумахера в Сочи
Загрузить комментарии