История

Его боялся даже Кларк. Воспоминания о Дэне Герни

38,403 просмотров

Он был не просто быстрым пилотом, побеждавшим в гонках самых разных чемпионатов, но и талантливым конструктором, который умел мыслить нестандартно. Дэвид Малшер рассказывает историю Дэна Герни, который ушел из жизни 15 января.

Наверное, первое, что приходит в голову при упоминании Дэна Герни, это его знаменитая победа на Гран При Бельгии 1967 года за рулем Eagle-Weslake – машины, построенной им самим.

Однако американец был из тех редких людей, чьи гоночные навыки прекрасно гармонировали с несомненными инженерным талантами и умением находить инновационные решения. Герни был не просто одним из величайших пилотов Америки всех времен – его можно смело включить в число главных мировых гоночных звезд. Джим Кларк называл Дэна единственным соперником, который вызывает у него страх. И эти слова стоят дороже многих призовых кубков. 

Скорее всего, тягой к опасности Герни заразился во время службы в американской армии на корейской войне. А когда его семья переехала из Нью-Йорка в Калифорнию, он увлекся гонками хот-родов. Дэн самостоятельно построил свою первую машину, еще не достигнув 20-летия, и разогнал ее на соляном озере Бонневиль до 220 км/ч. 

Молодого спортсмена заметил Фрэнк Арсьеро, позвав выступать за свою команду – и тот не подвел босса, в первом же старте на Гран При Риверсайда заняв второе место. Это привлекло к Дэну внимание американского импортера Ferrari Луиджи Кинетти – гонщика-любителя и большого мастера открывать таланты. В 1958-м молодого американца пригласили выступить в Ле-Мане, а потом он провел в Италии тесты Ferrari Dino 246. 

Сам Энцо Феррари лично наблюдал за ходом сессии, и всего за несколько часов увидел достаточно, чтобы предложить начинающему спортсмену контракт пилота Ф1 на следующий сезон. 

Уже на втором своем Гран При он квалифицировался третьи и финишировал вторым – стоит добавить, что дело происходило не где-то, а на «Нордшляйфе». Затем в Португалии Дэн стал лучшим пилотом Ferrari, на этот раз финишировав третьим.

После четвертого места в Монце, на глазах тысяч тифози, можно было говорить о том, что он вправе рассчитывать на долгое сотрудничество со Скудерией – но сам американец сделал другой выбор.   

Джек Брэбем, Cooper T53-Climax, Дэн Герни, BRM P48, Джон Сертиз, Lotus 18-Climax и Стирлинг Мосс, Lotus 18-Climax
Гран При Португалии 1960 года: Джек Брэбем, Cooper T53, Дэн Герни, BRM P48, Джон Сертиз, Lotus 18

Фото: LAT Images

Ему не понравилась политика, которой всегда было много в Маранелло. Гонщик выбрал переход в BRM, однако там его ждали постоянные поломки, сходы и трагедии. Отказ тормозов в Зандфорте привел к серьезной аварии, которая закончилась переломом руки Герни и гибелью одного из зрителей.

Сезоны 1961 и 1962 годов американец провел в заводском коллективе Porsche, закончив чемпионат на четвертом и пятом местах. С командой он завоевал свой первый поул (вновь на «Нордшляйфе») и одержал первую победу в Ф1 – на быстрой и опасной трассе во французском Руане. Кроме того, Дэн стал сильнейшим на внезачетном Гран При Солитюд. 

В конце 1962-го в Porsche решили свернуть программу, и Герни пригласил в свою команду Джек Брэбэм, разглядев в пилоте инженерное дарование. И снова именно американец принес команде первую победу в Гран При – это вновь произошло в Руане. На самом деле, успех должен был прийти к Brabham на предыдущем этапе в Спа, где Дэну буквально не было равных, но на финальном круге бак его машины опустел. 

Тогда победу одержал Джим Кларк, но на финальном этапе сезона-1964 в Мехико уже шотландец столкнулся с поломкой в концовке гонки и сильнейшим стал Герни, на минуту с лишним опередивший нового чемпиона мира Джона Сертиза на Ferrari.

Годом позже в Brabham подготовили модель BT11, и хотя по чистой скорости она уступала Lotus 33, ее сильной стороной была надежность, позволившая американцу во второй половине чемпионата пять раз подняться на пьедестал и занять итоговое четвертое место. 

К тому времени Дэн загорелся новой идеей. Под влиянием босса Lotus Колина Чепмена он всерьез заинтересовался гонкой в Индианаполисе. «Заднемоторная революция» в автоспорте, начавшись в Ф1, докатилась и до знаменитого овала, где Lotus и Кларк стали фаворитами. Герни присоединился к ним и даже стартовал в 1965-м с первого ряда, но в гонках ему не везло. 

Дэн Герни, AAR/Eagle T1G Weslake
Дэн Герни, AAR/Eagle T1G Weslake

Фото: LAT Images

Останься он в Brabham – нет сомнения, вся история мирового автоспорта пошла бы по иному пути. Герни уверенно объезжал на трассах собственного босса, который на пару с пришедшим в команду Дэнни Хьюмом смог выиграть титулы и в 1966-м, и в 1967-м. Герни наверняка оба раза стал бы чемпионом мира.

Но американец решил иначе – получив возможность поработать по ходу карьеры с лучшими гоночными командами, Дэн дал старт собственному проекту, получившему имя All American Racers – «Все американские гонщики». Позже, начав сотрудничество с британскими мотористами из Climax и Weslake, он также называл команду Anglo American Racers. А машины строил под маркой Eagle – «Орел».

В 1966-м у Герни не было достаточно мощного двигателя, поэтому все ограничилось парой пятых мест. Но на сезон-1967 он договорился с Weslake о поставках мотора V12. С точки зрения мощности это было уже куда лучше, на уровне лидеров Lotus, располагавших свеженькими Cosworth DFV. Правда, до финиша Eagle-Weslake удалось доехать всего дважды за год. В первый раз Дэн одержал памятную победу в Спа, во второй поднялся на подиум в Моспорте.

Несмотря на довольно скромные спортивные результаты, именно тот год принес пилоту настоящую славу американского героя. Его популярность не вызывала сомнений и прежде, достаточно вспомнить кампанию журнала Car & Driver под лозунгом «Герни в президенты!». Но на этот раз в течение трех уик-эндов подряд он финишировал вторым в «Инди 500», победил в Ле-Мане с Эй-Джей Фойтом на Ford GT40 и стал сильнейшим в Спа на машине своей собственной конструкции.

Ах да, еще, случайно окатив шампанским на подиуме «24 часов» Генри Форда II, Дэн заложил традицию празднования гоночных побед на многие десятилетия вперед.

Эй-Джей Фойт, Дэн Герни, Ford GT40 Mk4 (№1)
Эй-Джей Фойт, Дэн Герни, Ford GT40 Mk4

Фото: LAT Images

Едва ли не единственной вершиной, которую Герни так и не покорил, остался Гран При Германии на «Нюрбургринге». Вообще выиграть на знаменитой трассе он смог еще в 1960-м, когда в паре со Стирлингом Моссом стал сильнейшим в 1000-километровой гонке спорткаров за рулем Maserati T61 по прозвищу «птичья клетка». Но повторить этот успех в Ф1 не вышло. Семь лет спустя Дэн лидировал на «Нордшляйфе» с преимуществом в 40 секунд, но у его машины разорвало приводной вал.

История All American Racers в Формуле 1 продолжалась до конца 60-х, когда все большее внимание Герни начали привлекать гонки IndyCar. За рулем Eagle-Ford собственной конструкции он квалифицировался вторым в «500 милях» 1967 года, а завершил пилотскую карьеру тремя финишами в первой тройке за один уик-энд по ходу соревнований Memorial Day. Всего он выиграл семь гонок IndyCar.

Повесив шлем на гвоздь, Дэн продолжал наблюдать, как машины Eagle финишируют первыми стараниями других пилотов. Самым, пожалуй, известным его гонщиком был Бобби Ансер, который стал сильнейшим в Индианаполисе в 1968-м и 1975-м, а также завоевал титул чемпиона USAC в 1968-м и 1974-м.

Не стоит забывать, что именно Герни первым стал использовать привычные сейчас шлемы-интегралы, полностью закрывающие лицо – до того все, что ниже глаз, оставалось открытым. Он впервые выступил в шлеме новой конструкции на Гран При Германии 1968 года. 

Примером его инженерного таланта является, конечно же, «кромка Герни» – небольшой вертикальный бортик вдоль заднего края антикрыла. Этот элемент, несмотря на скромные размеры, позволил существенно добавить прижимной силы, почти не сказываясь на лобовом сопротивлении.

Этот же инновационный подход можно увидеть на примере технологии BLAT, придуманной им в 1980-м. Пока остальные конструкторы IndyCar пытались повторить «внутреннюю аэродинамику» Lotus 79, позволяющую реализовать граунд-эффект, Дэн и его конструкторы Тревор Харрис и Джон Уорд придумали конфигурацию шасси, которая создавала завихрения и так направляла их вдоль корпуса машины, что та прижималась к асфальту.  

Дэн Герни
Дэн Герни перед «500 милями Индианаполиса»

Фото: Indianapolis Motor Speedway

В итоге, даже используя «атмосферный» мотор, команда могла противостоять конкурентам, располагавшим турбинами. Майк Мосли стартовал с первого ряда в Индианаполисе в 1981-м, и хотя быстро сошел из-за поломки, позже в Милуоки пробился из задних рядов и выиграл с преимуществом больше круга. Он лидировал и в Мичигане, но ошибся с переключением передачи и «перекрутил» мотор. 

Вскоре организаторы чемпионата запретили BLAT-мобили, и Герни, которому никогда не доставляло удовольствия использование в гонках чужой техники, переключился на соревнования спорткаров IMSA, где машина, созданная им для Toyota, одержала в 1992-93 годах 17 побед и завоевала все титулы. 

Достижения Герни всегда было непросто оценить, так как он постоянно участвовал во множестве проектов, регулярно увлекаясь чем-то новым. Но даже в эру, когда многие гонщики были настоящими универсалами, как Кларк, Сертиз или Эй-Джей Фойт, он безусловно выделялся. Об этом свидетельствуют и пять его побед на этапах NASCAR в Риверсайде, и успехи в Can-Am, и отличная скорость в Trans-Am.

Автору этих строк за последние 15 лет посчастливилось провести несколько часов в компании Даниэля Секстона Герни – по большей части, на довольно скромной базе All American Racers в калифорнийской Санта-Ане. И я должен признать, что каждый раз он был все более радушен – хотя, казалось, это уже просто невозможно. Теплота и доброта отличали и его супругу Эви, сыновей Джастина, Алекса, Дэна-младшего и Джимми, а также Кэти Уиду, которая много лет была персональным ассистентом Дэна. И все же, накануне каждой встречи с человеком, который был не только моим героем, но героем миллионов болельщиков, я неизменно всегда волновался.   

Учитывая его достижения, Герни был более чем скромен – я испытывал неловкость, когда он прерывал воспоминания о своем гоночном прошлом и вдруг сам интересовался моим мнением о нынешней ситуации в IndyCar или Формуле 1. Мы сидели за столом с его любимыми бургерами и картошкой, и при этом Дэн показывал себя настоящим джентельменом, ни о ком не желая говорить плохо. 

При этом все его суждения были выстроены предельно здраво, у слушателей не оставалось сомнений в его правоте и невольно создавалось впечатление, что по интеллекту он превосходит вас минимум вдвое. А глаза его за стеклами толстых «профессорских» очков весело поблескивали, особенно когда он с энтузиазмом делился байками из прошлого. Почему-то особенно часто их героем был Бобби Ансер. А про каждое из сотен фото, развешанных в коридорах All American Racers, он мог рассказывать долго и очень интересно.

Дэн Герни

Дэн Герни

Фото: LAT Images

Но едва ли не самое невероятное заключалось в том, что даже на девятом десятке он оставался большим жизнелюбом. Мы шли по коридору, который иллюстрировал его эпическую карьеру, вклад в историю спорта, рассказывал о его лучших друзьях и главных соперниках. И по мере того, как звуки работы с машинами становились громче, Герни непроизвольно ускорял шаг. 

И хотя большая часть лучших машин команды уже в далеком прошлом, база в Санта-Ане не выглядит мавзолеем. Рядом с нами кипела реставрация того самого купе GT40, на котором он победил в Ле-Мане. А другие сотрудники неподалеку собирали узлы для ракеты SpaceX. Жизнь в All American Racers продолжалась, как это было на протяжении полувека с лишним.

Легендарный гоночный журналист Робин Миллер как-то раз назвал свою четверку главных американских героев в истории автоспорта. Ими стали Герни, Марио Андретти, Эй-Джей Фойт и Парнелли Джонса. И хотя гоночное мастерство Дэна зачастую недооценивают, его включение в такой квартет с тремя этими достойными джентельменами является свидетельством других важных качеств: инженерном мастерстве и умении изобретать, свойственных всем великим гонщикам 50-70 годов. 

И если бы он не увлекся гонками, то наверняка нашел бы себя в авиастроении. Или яхт. Или того и другого.  

Новость о смерти Дэна очень огорчает. Прежде всего потому, что это был потрясающий человек, которому я бы очень хотел подарить эликсир вечной жизни. Немного утешает тот факт, что его незаурядная карьера, наследие и достижения будут оставаться с нами, пока гоночные машины выходят на старт. 

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1 , IndyCar , Ле-Ман , NASCAR Cup
Пилоты Дэн Герни
Тип статьи Некролог
Topic История
Rambler's Top100