Джеки Стюарт: Сенна осознал, что подвержен риску

Поделились
Комментарии
Джеки Стюарт: Сенна осознал, что подвержен риску
1 мая 2014 г., 13:08

Трехкратный чемпион мира Джеки Стюарт в интервью Daily Mail, вспоминая интервью, в котором обвинил Айртона Сенну в преднамеренном столкновении с Аленом Простом на Гран При Японии 1990, поделился воспоминаниями о бразильце и его отношении к безопасности.

Трехкратный чемпион мира Джеки Стюарт в интервью Daily Mail, вспоминая интервью, в котором обвинил Айртона Сенну в преднамеренном столкновении с Аленом Простом на Гран При Японии 1990, поделился воспоминаниями о бразильце и его отношении к безопасности.

«Я хорошо подготовился к тому интервью, и пришел к выводу, что Айртон Сенна стал участником наибольшего количества столкновений среди всех чемпионов с 1950 года. Вопрос на эту тему ему мог задать только человек, который, как и он, выиграл три чемпионских титула. Айртона это возмутило, - рассказывает Стюарт в интервью Daily. – Я был полностью убежден, что тогда на Гран При Японии 1990 он специально вытолкнул Алена Проста в первом повороте. На следующем этапе, в Австралии, я сказал ему об этом, на что он ответил: «Не могу поверить, что такой человек, как вы, говорите подобные вещи. Я больше никогда не буду с вами общаться». И он действительно не общался со мной больше года.


Дело в том, что уже в то время автоспорт стал настолько безопасным, что гонщики перестали чувствовать опасность смерти, потому что никогда не сталкивались с ней. Во времена моих выступлений, каждый год с апреля по июль погибал один гонщик.


Мы бывали на таком количестве похорон и поминальных служб, что сейчас даже представить невозможно. Я видел скорбящих матерей, отцов, братьев, сестер и жен. Каждый день для нас был как последний, поэтому мы с большим уважением относились друг к другу и не могли рисковать лишний раз. Но со временем трассы стали настолько безопасными, что гонщики почувствовали свободу действий и начали делать то, что делал Сенна, который был участником многих аварий, обходившихся без серьезных последствий.

Через год после интервью я прилетел на Гран При Австралии, и мне позвонил Айртон. Он был глубоко религиозным человеком и сказал тогда: «Я звоню, чтобы извиниться, потому что сейчас признаю, что намеренно вытолкнул Проста с трассы. Бог не позволит мне жить с этой ложью. Сегодня вечером я собираюсь рассказать об этом журналистам, но хочу, чтобы вы узнали об этом первым».

У нас состоялся действительно хороший разговор по телефону, а затем он предложил мне приехать к нему в гостиницу и поговорить о том, как улучшить безопасность в Формуле 1. Он знал, что у меня было больше опыта в этом вопросе, чем у кого-либо еще в этом виде спорта. Я приехал к нему, и мы разговаривали больше двух часов.

Для меня стало неожиданностью его признание, но это был очень позитивный момент. После этого и до трагедии на Гран При Сан-Марино мы созванивались около двух раз в течение каждой недели.

Сенна чувствовал, что необходимо поднять вопрос безопасности, несмотря на то, что смертельных случаев не было в течение 12-ти последних лет. Его отношение к безопасности тогда изменилось. Он вдруг осознал, что подвержен риску, и хотел его избежать. Он знал, что я много занимался проблемами безопасности по ходу гоночной карьеры, и если вы чемпион мира, то к вам приковано большое внимание со стороны СМИ. К такому чемпиону, как Айртон, прислушивались, и он хотел принять участие в этой работе.


Когда Роланд Ратценбергер погиб в квалификации на Гран При Сан-Марино, Айртон отправился на место инцидента, как и несколько лет назад, когда в тяжелую аварию попал Мартин Донелли. Он был очень встревожен.

«Уик-энд» в Имоле стал просто бедствием. Рубенс Баррикелло едва не погиб в пятницу, а в субботу и воскресенье не стало Роланда Ратценбергера и Айртона. И это за один уик-энд после 12,5 лет без аварий с летальным исходом. Это, конечно, привлекло внимание всех, особенно в связи с гибелью такого знаменитого гонщика, как Айртон.

Гибель Сенны оказала серьезное влияние на безопасность Формулы 1. Профессор Сид Уоткинс, мой хороший друг, проделал очень большую работу. Если бы не он, то думаю, не было сделано даже и половины. Сид оказал огромное влияние на Берни Экклстоуна и Макса Мосли, который тогда являлся президентом FIA.

Было понятно, что безопасность можно улучшить еще. К сожалению, от аварии с серьезными последствиями никто не застрахован даже сейчас. Но посмотрите, какой был достигнут уровень безопасность.

Вспомните аварию Марка Уэббера в Валенсии 2010. Мало того, что машина перевернулась в воздухе, так это произошло огромной скорости за 200 км/ч и завершилось ударом о барьер. Я видел это в прямом эфире и подумал, что все закончится трагически. Но все завершилось благополучно, он самостоятельно покинул кокпит и отправился в расположение команды. Это было просто невероятно.

Сейчас перед стартом гонщики более расслаблены по сравнению с тем, что было 20 лет, когда атмосфера на стартовой решетке была гораздо напряженнее.

Теперь во время интервью можно видеть спокойных и расслабленных парней, потому что они не знают, какого бы очевидцем серьезного происшествия. Это страшное зрелище, и я видел вещи, которые никто никогда не должен видеть. Этот ужас навсегда остался в моей памяти.


Я не раз был на похоронах. Я провожал в последний путь великого Хуана Мануэля Фанхио, и это был очень важный момент моей жизни. Я был на похоронах Сенны, хотя многие при этом спрашивали: «Что тут делает Джеки Стюарт, ведь Айртон сказал, что не хотел общаться с ним?». Но мы исправили это.

Я всегда бы настроен критически по отношению к нему. Он сказал в том интервью, что если есть отставание, вы обязаны его сократить, а если не сделаете это, то не являетесь гонщиком высокого класса. Это было неправильно. Он много раз переходил грань, поэтому я не могу назвать его самым великим гонщиком в истории Формулы 1.

Айртон неоднократно делал такие вещи, которые ни за что не сделали бы Джим Кларк, Хуан-Мануэль Фанхио и даже Ален Прост.

Я ценю Проста выше, чем Сенну. Айртон мне нравился как друг, мне нравился его энтузиазм, его дух, но для того, чтобы стать великим нужно быть более стабильным, а у него было слишком много аварий. То же самое, кстати, помешало Михаэлю Шумахеру стать самым великим гонщиком своего времени.

Сенна готов был побеждать любой ценой. Но со временем он становился все более зрелым, и его телефонный звонок тогда в Аделаиде стал тому доказательством».

Следующие статьи раздела Формула 1
Smirnoff – официальный партнер Force India

Предыдущая новость

Smirnoff – официальный партнер Force India

Следующая новость

Первые тесты Айртона Сенны в Формуле 1

Первые тесты Айртона Сенны в Формуле 1