До и после. Что изменилось в Ф1 при Экклстоуне

Motorsport.com Россия провожает Берни Экклстоуна на пенсию и сравнивает современную Формулу 1 с той, какой она была до прихода к власти английского бизнесмена.

В Формуле 1 произошло эпохальное событие – новые владельцы серии из медиакорпорации Liberty Media отстранили от власти Берни Экклстоуна, управлявшего чемпионатом почти 40 лет. Эра Берни официально закончена – но он вправе уходить гордо, поскольку именно англичанин превратил Формулу 1 из просто успешного гоночного чемпионата в глобальное зрелище, приносящее миллиардные доходы. 

Бернард Чарльз Экклстоун, сын рыбака из Саффолка, с юных лет проявил недюжинные коммерческие способности, а его страстью всегда были гонки. Он добился некоторых успехов в Формуле 3, в 1950-е на короткое время выставил свою команду в Ф1, а затем был менеджером Стюарта Льюиса-Эванса и Йохена Риндта. Параллельно у англичанина был не связанный с гонками бизнес, который быстро сделал его миллионером.

Всё изменилось в 1971-м, когда Берни выкупил за 100 тысяч фунтов тонущую команду Brabham – очень быстро спорт стал его главным занятием. Спустя три года Экклстоун вошел в число учредителей FOCA – ассоциации команд Ф1, сформированной для совместных действий в интересах участников чемпионата.

С 1978-го он единолично возглавил FOCA, начав войну с тогдашним организатором Ф1, гоночной федерацией FISA и ее боссом Жаном-Мари Балестром. Острое противостояние едва не раскололо спорт, но в итоге всё завершилось триумфом Берни и подписанием всеми сторонами Договора согласия: с 1981 года Экклстоун получил коммерческие права на телетрансляции Ф1, взамен гарантировав присутствие на решетке минимум 14 машин и выплату призовых. Именно так родился тот бизнес Ф1, который существует и сегодня.

Трассы

Старт
Старт Гран При Франции-1978

Фото: LAT Images

Как было? К началу 1980-х календарь Ф1 включал 15-16 этапов, проходивших в «традиционных» странах, где автоспорт культивировался много лет. Чемпионат стартовал еще зимой гонками в Южной Америке и ЮАР, после следовал основной отрезок в Европе, а в концовке проходили несколько Гран При в США и Канаде. Несколько раз разыгрывался также Гран При Японии, но закрепиться в календаре этот этап поначалу не смог.

Организаторы самостоятельно определяли формат и детали уик-энда, могли устанавливать собственные призы, договариваться с рекламодателями, проводить церемонию награждения так, как считали нужным. Никаких единых стандартов не было. Если у гонщиков возникали вопросы к безопасности трасс, они решались в порядке переговоров.

Кроме того, обычным явлением были внезачетные Гран При – соревнования, проходившие по тем же правилам, но не входившие в календарь чемпионата мира. Команды сами решали, выступать в них или нет, но обычно на старте собиралась весьма представительная компания. После прихода Экклстоуна к власти прошел единственный внезачетный Гран При – «Гонка чемпионов» 1983 года в Брэндс-Хэтче.

Как стало? Если до Экклстоуна в календаре чемпионата было относительно мало этапов, то сегодня Формула 1 ежегодно проводит свыше двух десятков Гран При. Сезон-2016 стал самым длинным в истории серии – гонщики выходили на старт в 21 гонке чемпионата мира. Большее число этапов повлекло за собой увеличение расходов на логистику и увеличило нагрузку на персонал, но одновременно и помогло увеличить доходы – чем больше Гран При, тем больше денег. 

Кроме того, изменилась и география чемпионата – если в конце семидесятых абсолютное большинство гонок проходило в Европе, то сегодня в календаре присутствует значительное число азиатских трасс. При Берни Ф1 развернулась лицом к Востоку – в XXI веке азиатские Гран При появлялись один за другим. В заслугу Экклстоуну можно отнести пришествие Формулы 1 в Австралию.

Яс-Марина
Автодром Яс-Марина

Фото: Даршан Чокхани

Также эпоху Берни отличают «тилькедромы» – новые, сверхсовременные трассы, спроектированные немецким архитектором Германом Тильке. Эти автодромы знамениты высоким уровнем безопасности, о котором гонщики 70-х могли лишь мечтать – однако зачастую не отличаются интересной и бросающей вызов конфигурацией. Благодаря им требования к инфраструктуре автодромов значительно выросли – сегодня большинство трасс, в том числе и старых, находятся на совершенно ином уровне комфорта и безопасности, нежели 40 лет назад. 

Бизнес

Как было? Рекламные наклейки на машинах и, тем более, щиты на трассах, были частью гонок Гран При многие десятилетия. Однако долгое время это касалось лишь партнеров команд из числа поставщиков бензина и масел, а также автопроизводителей и СМИ.

Всё изменилось в конце 60-х, когда Колин Чепмен выкрасил машины в цвета табачного бренда Gold Leaf. Спонсорство изменило всю Формулу 1, однако к началу 80-х суммы контрактов еще не выглядели гигантскими. Сотни и десятки тысяч фунтов спонсорских контрактов были нормальной суммой. 

При этом организаторы чемпионата мира не имели никаких глобальных спонсорских контрактов и получали лишь промоутерские взносы от организаторов этапов и довольно скромные деньги от телевизионщиков, заинтересованных прежде всего в своих домашних Гран При. Большинство денежных потоков текло мимо них.

Как стало? Формула 1 превратилась в глобальный бизнес-проект – сегодня в чемпионате крутятся поистине астрономические деньги. Эпоха табачных компаний в Ф1 ушла в прошлое, но у серии по-прежнему много щедрых спонсоров – например, в прошлом году Формула 1 заключила контракт с пивоваренной компанией Heineken, которая намерена инвестировать в чемпионат более 500 миллионов долларов до 2020 года. 

Берни Экклстоун и Джанлука ди Тондо, глава бренда Heineken во время объявления о начале спонсорства Heineken
Берни Экклстоун и Джанлука ди Тондо, глава бренда Heineken во время объявления о начале спонсорства Heineken

Фото: XPB Images

При Экклстоуне Формула 1 в разы увеличила доходы во всех сферах – от рекламы и продажи телетрансляций до взыскания платы с промоутеров трасс за право проведения Гран При. Берни сумел так здорово позиционировать свой продукт, создав впечатление его высочайшей востребованности, что организаторам пришлось платить огромные взносы просто за возможность принять этап – казалось бы, абсурдная схема, но она работает уже многие годы. 

По итогам сезона-2015 общая прибыль от проведения чемпионата составила 1,9 миллиарда долларов, из которых 1,4 – это чистая выручка. 965 миллионов из этих денег досталось командам в качестве призовых, а остальное ушло акционерам. В XXI веке Формула 1 стала одним из самых прибыльных видов спорта и это, безусловно, одно из главных достижений Экклстоуна. 

Команды

Как было? Важное отличие «доэкклстоунской» Ф1 состояло в том, что чемпионат был открытым для участников – правила определяли лишь требования к технике. Команды сами решали, сколько машин выставлять на старт и на какие этапы ездить. Коллективам с ограниченным бюджетом приходилось участвовать только в европейских гонках, тогда как гранды, конечно же, посещали все этапы.

Мауро Пане, Tyrrell P34
Мауро Пане за рулем Tyrrell P34

Фото: XPB Images

Небольшие команды могли не строить собственную технику, а купить старые шасси у лидеров – и спокойно использовать их еще несколько сезонов. Регулярно бывало и так, что на «дальние» гонки заявлялись несколько местных пилотов.

Одним из первых шагов Берни стал переход на жесткие контракты – теперь команда, заявившаяся в чемпионат, гарантировала выступление на всех этапах, а число машин очень скоро было зафиксировано на нынешнем уровне. За это команды получали гарантию призовых выплат.

Участниками чемпионата в подавляющем большинстве были «частники», не опирающиеся на серьезный бизнес – Энцо Феррари неслучайно презрительно называл их «гаражистами». Несмотря на это, Tyrrell, McLaren или Williams демонстрировали такой уровень, который позволял бороться за победы и титулы. Лишь в конце 70-х стал проявляться интерес производителей – в чемпионате появились заводские коллективы Renault и Alfa Romeo.

Как стало? К 2000-м годах Формула 1 превратилась из соревнования «частников» в сражение автопроизводителей. Привлеченные популярностью Ф1 автоконцерны превратили серию в витрину собственных спортивных достижений. Бюджеты команд раздулись до невероятных размеров – например, Toyota легко могла выкинуть на сезон в Ф1 полмиллиарда долларов. Огромное отставание в ресурсах практически похоронило шансы частных коллективов, вроде Jordan, Williams или Sauber бороться за победы.

Чемпион мира 2005 Фернандо Алонсо празднует с членами команды Renault F1
Чемпионы сезона-2005 Фернандо Алонсо и Renault F1

Фото: XPB Images

Экономический кризис 2008 года привел к уходу сразу нескольких автопроизводителей из серии. В 2009 году во многом благодаря «багажу» Honda чемпионский титул сенсационно завоевала частная команда Brawn, но затем пришло время доминирования Red Bull – команды, не имеющей отношения к автоконцернам, но которую уж точно нельзя отнести к небольшим частным коллективам. 

История Brawn – исключение, подтверждающее главный тренд для команд во время эпохи Берни: успеха могут добиться только богатые коллективы, прочим же рассчитывать не на что. Расслоение внутри пелотона увеличивает и несправедливая система распределения доходов, созданная при непосредственном участии Экклстоуна и делающая топ-команды еще сильнее.

Зрители

Как было? В эпоху, когда телевидение еще не набрало своей нынешней силы, люди предпочитали сами ходить на стадионы. И аудитория Гран При в несколько сотен тысяч человек была скорее правилом, чем исключением. 

Несмотря на переполненные трибуны, Ф1 долгое время оставалась не слишком интересна для ТВ. Переломным стал 1976 год, когда напряженная дуэль Джеймса Ханта и Ники Лауды оказалась в центре внимания, и гонку показали в прямом эфире многие телеканалы. 

Берни понимал, какая сила кроется в ТВ – и сделал ключевым пунктом первого Договора согласия решение о передаче FOCA прав на телетрансляции. Непосредственно права оказались в ведении новообразованной структуры, сейчас известной как FOM. Экклстоун возглавил ее и с этого момента стал полноправным коммерческим боссом серии. Первое, что он сделал – взвинтил цены для вещателей, начав продавать трансляции на сезон целиком, а не отдельно на каждую гонку, как это было раньше. 

Фанаты у подиума
Фанаты в Монце

Фото: XPB Images

Как стало? Сегодня Формула 1 – это глобальное шоу. На пике популярности ТВ-аудитория Ф1 превышала 1,5 млрд человек, но с уходом трансляций на платные каналы она уменьшилась примерно до 450-500 миллионов зрителей. Это негативно сказалось на общем охвате публики и, как следствие, на популярности серии среди спонсоров – однако с финансовой точки зрения компенсировалось большими контрактами с кабельными сетями. 

Ф1 зарабатывает сотни миллионов долларов на ТВ – однако здесь положение дел далеко от идеала. Все больше людей уходят от телевидения к интернету – в тренде платные трансляции по системе pay-per-view. Но у Ф1 нет ничего подобного – ТВ остается единственным способом легально смотреть гонки. 

Формуле 1 также не хватает продвижения в интернете и социальных сетях в целом – эти факторы негативно влияют на популярность серии, особенно среди молодой аудитории. Но Берни упорно игнорировал современные тенденции – возможно, новые владельцы сумеют управиться с этим лучше.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Самое интересное
Тэги берни экклстоун
Rambler's Top100