Формула 1
02 июл.
-
05 июл.
Мероприятие окончено
09 июл.
-
12 июл.
Первая тренировка через
3 дня
16 июл.
-
19 июл.
Первая тренировка через
10 дней
31 июл.
-
02 авг.
Первая тренировка через
24 дня
27 авг.
-
30 авг.
Первая тренировка через
52 дня
03 сент.
-
06 сент.
Первая тренировка через
59 дней
R
Гран При Сингапура
17 сент.
-
20 сент.
Отменен
24 сент.
-
27 сент.
Первая тренировка через
80 дней
R
Гран При Японии
08 окт.
-
11 окт.
Отменен
R
Гран При США
22 окт.
-
25 окт.
Первая тренировка через
108 дней
29 окт.
-
01 нояб.
Первая тренировка через
115 дней
R
Гран При Бразилии
12 нояб.
-
15 нояб.
Первая тренировка через
129 дней
R
Гран При Абу-Даби
26 нояб.
-
29 нояб.
Первая тренировка через
143 дня

Давай поспорим: Red Bull разучилась искать таланты – или нет?

Поделились
Комментарии
Давай поспорим: Red Bull разучилась искать таланты – или нет?
23 июл. 2019 г., 17:31

Пьер Гасли срывает лавины критики в Red Bull, а заменить его, кажется, некем. Кроме Даниила Квята, которого доктор Марко успел уволить аж дважды. Программа Red Bull в кризисе? Редакторы Motorsport.com разошлись во мнении...

Да, Гасли провел неплохую гонку в Великобритании, но выдавать один хороший этап на десять гонок – это не уровень пилота топ-команды. Кажется, француз до сих пор выступает за Red Bull Racing только потому, что его банально некем заменить – в фабрике талантов доктора Хельмута Марко не осталось восходящих звезд. Но так ли все плохо? Иван Матушкин и Олег Карпов ввязались по этому поводу в спор.

Программа Red Bull провалилась: Гасли некем заменить

Иван Матушкин: Молодежная программа подготовки Red Bull считалась чуть ли не образцовым конвейером для поставки гонщиков в Формулу 1. Последним пилотом, который попал в главную команду «быков» со стороны был, Марк Уэббер в далеком 2007 году. Но теперь, кажется, программа развалилась. 

В 2019-м боссы Red Bull встали перед дилеммой: если убирать Пьера Гасли, которого Хельмут Марко разносит чуть ли не каждый этап, то кого сажать вместо него? Раньше у команды почти всегда был золотой запас в лице пилотов Toro Rosso, но сейчас ситуация абсурдная – в младшей команде ездят два пилота, которых из программы уже отчисляли. Причем одного из них последовательно выперли из Red Bull и Toro Rosso.

Марко уже начал стелить соломку: мол, Квят изменился, и потому Red Bull его вернула в Фаэнцу, а может вернуть и в Милтон-Кинс. Но тут все понятно: при возвращении Даниила сильнее всего пострадает именно лицо австрийского доктора, который верховодит перестановками пилотов в обеих командах. 

Квят, возможно, хороший пилот – да и Элбон неплохой. Но восходящих звезд – таких как Феттель, Риккардо, Ферстаппен или тот же Квят пятилетней давности – у команды просто нет. А есть сырой дебютант с пока не понятными перспективами – и уже отнюдь не мальчик, который свою первую попытку в главной команде провалил (по крайней мере, с точки зрения самой команды). 

Для сравнения: у Mercedes в запасе есть Джордж Расселл и половинка Эстебана Окона (вторая половинка Окона сидит в запасе у Renault). McLaren только что привела в Ф1 впечатляющего Ландо Норриса. У Ferrari появился Шарль Леклер. А последняя молодая звезда Red Bull дебютировала в чемпионате в 2015 году. Кризис налицо?

 

Олег Карпов: По мне так критика молодежной программы Red Bull – явление странное. Поверхностные причины для этого определенно есть, но если чуть задуматься, то найти сильнейший аргумент в защиту и доктора Марко, и его детища очень просто. Этим аргументом будет список пилотов текущего чемпионата. В Формуле 1 выступают семь гонщиков, которые либо представляют Toro Rosso сейчас, либо прошли через нее на раннем этапе карьеры. Даниил Квят, Александр Элбон, Макс Ферстаппен, Пьер Гасли, Даниэль Риккардо, Карлос Сайнс и Себастьян Феттель – это больше, чем треть пелотона.

С аргументом о том, что Red Bull некем заменить Гасли, тоже можно спорить. Хотя бы потому, что возвращение Квята – тоже вполне себе вариант, учитывая его выступления в этом сезоне и тот факт, что в 2015 году он обошел Даниэля Риккардо в личном зачете.

Критики программы Red Bull выдвигают ее создателям обвинения, основанные исключительно на собственных представлениях о том, как она должна функционировать. Но факт в том, что, во-первых, у Red Bull нет никакой очереди из пилотов; а во-вторых нигде не написано, что RBR обязана нанимать гонщиков исключительно из своей программы. «Быкам» можно лишь поаплодировать за смелость и желание доверять молодым. За то, что они предпочли Риккардо тем же Фернандо Алонсо или Кими Райкконену в 2014 году. Или за то, что при наличии других вариантов дали шанс Квяту и Гасли после того, как каждый из них провел всего один сезон в Ф1.

У кого с молодежной программой проблемы – так это как раз у Mercedes. Потому что Тото Вольф, кажется, и сам не понимает, зачем она ему нужна. В Паскаля Верляйна и Эстебана Окона были вложены миллионы евро в виде скидок на моторы другим командам – а в команде Тото выступают пилоты, приглашенные со стороны. И каждый раз, когда у Вольфа была возможность доверить своим юниорам кокпит Mercedes, австриец от нее отказывался. Или, если чуть проще, – трусил.

Red Bull при этом создала четырехкратного чемпиона мира, трех победителей Гран При и сейчас работает с пилотом, который потенциально может сокрушить все рекорды Ф1. Кто знает, что случилось бы с Максом Ферстаппеном, выбери он Mercedes в середине 2014 года? Не сидел бы он сейчас в резервистах чемпионской команды на том же стуле, который греет в этом году Эстебан?

На самом деле, тот факт, что и Mercedes, и Ferrari, и Renault так активно взялись за собственные молодежные программы – как раз следствие успеха Red Bull Junior Team в последнем десятилетии. Все просто увидели, как можно работать. Больше того, я убежден, что боссы Ferrari ни за что не доверила бы один из кокпитов Шарлю Леклеру, не будь у них перед глазами примера того, что в Red Bull сделали с Максом Ферстаппеном.

 

Читайте также:

Ряду пилотов Red Bull уничтожила карьера, звезды разбежались

Иван Матушкин: Если бы за Red Bull выступал Денис Глушаков, он бы сказал: Red Bull – это похороны. По крайней мере, для группы пилотов, которой хватило бы на полчемпионата. С дебюта команды в Ф1 в 2005 году через нее и Toro Rosso прошло 11 пилотов, которых в Формуле 1 уже нет. Окей, исключим из списка Дэвида Култхарда и Марка Уэббера, они и приходили опытными гонщиками, и ушли скорее из-за возраста. Остаются девять гонщиков на 14 лет, примерно по полтора года на пилота. Не так чтобы продолжительные карьеры, правда? 

Причем зачастую из команды вылетали люди, в чьем таланте сомневаться не приходится. Жан-Эрик Вернь, например, опередил Квята в сезоне, когда выступал в одной команде с россиянином. Себастьен Буэми провел три вполне симпатичных сезона. Оба, кстати, стали чемпионами Формулы E. А из Red Bull вылетели скорее за отсутствием мест и ясных перспектив. Что уж говорить о Хайме Альгерсуари, который так разочаровался пребыванием в команде, что переквалифицировался в диджеи. 

Это отсутствие перспектив стало пугать уже и пилотов, прошедших с командой богатый путь. Дэн Риккардо именно этим объяснил свое решение перебраться из Милтон-Кинса в Энстоун. Даже если сейчас у него машина гораздо более медленная, чем у Ферстаппена. Карлос Сайнс тоже сбежал сперва в Энстоун, а теперь в Уокинг. Оба могли бы стать классными альтернативами Гасли. Но их нет, а есть Квят и Элбон. Думаю, какая пара сильнее, видно даже большим патриотам. 

 

Олег Карпов: Red Bull уничтожила карьеры нескольких пилотов? Странно – мне как раз казалось наоборот. Жан-Эрик Вернь сам не раз повторял, что без Red Bull вряд ли добрался бы и до старших формульных серий – не говоря уже про Ф1. С Буэми – та же история. Обвинять Red Bull в том, что они потеряли место в программе – это все равно, что обвинять саму Формулу 1 в том, что пилоты не всегда задерживаются в ней на десять лет. Кто недостаточно для этого хорош – выбывает, и – как ни странно – не только из Red Bull. Будьте уверены, разгляди в Верне или Буэми кто-то из конкурентов безусловный чемпионский потенциал, Жан-Эрик и Себастьен обязательно получили бы контракты с Ferrari или Mercedes. И поводов посмеяться над стариком Марко в этом случае, кажется, было бы больше.

Гоночная программа Red Bull – не благотворительный фонд. Вообще, даже удивительно, сколь часто Марко обвиняют в излишней жесткости те же люди, которые постоянно ноют по поводу засилия в автоспорте рента-драйверов. Хельмут – как раз тот, кто помогает талантливым пилотам показать себя в наши непростые времена, когда деньги играют едва ли не решающее значение. Но, как ни странно, у него есть и собственные интересы: он ищет феттелей, риккардо и ферстаппенов – и именно этим, кстати, обусловлена текучка. Таким парням, как Себастьян и Макс, никогда не требовалось много времени на раскачку, чтобы начать побеждать. Марко никому не обещает, что будет ждать, пока тот или иной пилот, наконец, созреет для побед – потому что зачастую такие парни все равно никому особенно не нужны в Ф1. Спросите у Ferrari, действительно ли они верят в то, что Каллум Илотт когда-нибудь будет выигрывать гонки в Формуле 1. Или то же самое у Renault по поводу Джека Эйткена.

Марко не любит долго ждать – это правда. Но для этого есть только одна причина – он четко понимает, что долго ждать смысла просто нет.

Читайте также:

В программе не осталось молодых талантов

Иван Матушкин: Тройку лидеров Формулы 2 составляют бывший подопечный McLaren Ник де Врис, ныне работающий в Уокинге Сержиу Сетте Камара и связанный с Williams Николя Латифи. В Формуле 3 лидирует протеже Ferrari Роберт Шварцман. В Еврокубке Renault лучше всех едет Виктор Мартинс из собственной программы французов. Что у них общего? Они не связаны с программой Red Bull. 

А кто может прийти в австрийскую команду, если она таки расстанется с Гасли, Элбоном или, не дай бог, Квятом? Юри Випс, идущий третьим в Формуле 3, 24-летний Лукас Ауэр, которого из DTM отправили в Суперформулу, перебравшийся из США в Японию Патрисио О’Уорд… Вполне возможно, что у Red Bull и есть талантливый гонщик в загашнике, но такого, кто хоть сейчас мог бы сесть за руль болида Ф-1, пока не видно. И уж точно не находится в Милтон-Кинсе кто-то с задатками (далеко не только гоночными) Мика Шумахера. Кажется, в ближайшее время доктору Марко придется сжать зубы и никого не увольнять.

 

Олег Карпов: Ну да, доктор Марко, разрушитель карьер и транжира капитала Дитриха Матешица, наконец, потерял лицо – ему некого даже безрассудно перевести кого-нибудь с улицы в Ф1, как он когда-то перевел Ферстаппена, Риккардо или Квята.

Вы не думали о том, что его это не слишком волнует? Будь у доктора Марко столь страстное желание сохранить лицо – он, кажется, мог легко это сделать. У Red Bull была возможность забрать из Renault Карлоса Сайнса в прошлом году и оставить Гасли в STR. В 2017 году была возможность и не увольнять Квята – это легко объяснялось бы желанием предоставить четкий ориентир тому же Гасли. В текущем сезоне он вполне мог бы потерпеть страдания и капризы в Японии Дэна Тиктума – больше того, он мог бы помочь ему подобрать серию, где проще набрать баллов для получения суперлицензии. У него было несколько возможностей «сохранить лицо». Но фишка в том, что доктору Марко в целом наплевать на то, как он выглядит со стороны.

В его пользу говорят факты. Семь пилотов на стартовой решетке, история Макса Ферстаппена, которой без Red Bull могло и не быть... И многие другие факты, вплоть до приглашения в Toro Rosso Элбона – пилота, которого без Марко мы бы никогда в Ф1 не увидели.

В настоящем кризисе программа Red Bull не окажется на самом деле никогда. Потому что ее единственный принцип – доверять молодым пилотам. Ну а то, что сейчас талантливых пилотов стали «выращивать» и другие крупные игроки в Ф1 – это как раз комплимент Red Bull, которая долгое время просто-напросто помогала молодым гонщикам едва ли не в одиночку. Нынешний «кризис» – это всего лишь следствие успеха.

Читайте также:

Следующая новость
Техническое ретро: как граунд-эффект изменил Формулу 1 сорок лет назад

Предыдущая новость

Техническое ретро: как граунд-эффект изменил Формулу 1 сорок лет назад

Следующая новость

Гран При Германии: пять вопросов перед гонкой

Гран При Германии: пять вопросов перед гонкой
Загрузить комментарии