Был ли у Хэмилтона шанс на победу в Испании?

Нико Росберг в Барселоне прервал победную серию Льюиса Хэмилтона, но мог ли британец все-таки догнать своего напарника, если бы не указания с командного мостика? Адам Купер пытается найти ответ.

Гран При Испании не стал одним из тех захватывающих триллеров, которые надолго запоминаются зрителям и болельщикам. Но за кулисами воскресной гонки, по итогам которой Нико Росберг смог уверенно заявить о своих планах не текущий чемпионат, происходило много интересного.

Ключевым моментом заезда стало решение Mercedes скорректировать стратегию Льюиса Хэмилтона, чтобы помочь ему опередить Себастьяна Феттеля, и последующая просьба команды не вести борьбу с Росбергом за победу. Хэмилтон отказывался заканчивать погоню, и за его радиопереговорами с гоночным инженером было очень интересно следить.

Были ли болельщики в итоге лишены шанса наблюдать на трассе борьбу двух главных претендентов на титул? Или же ее не могло быть вовсе?

Первые минуты гонки стали решающими

Безусловно, старт стал определяющим фактором в развитии гонки, когда Льюис уступил вторую позицию Феттелю (и едва не проиграл еще одну Валттери Боттасу) в первом повороте.

Мы никогда не узнаем, что бы произошло, если бы Льюис удачно тронулся с места. Смог бы он добраться до первого поворота вторым, или может быть даже опередить своего напарника?

Но на старте он допустил пробуксовку и – как позднее британец признал сам – ему еще повезло, что его не прошел пилот Williams.

Очевидной возможностью опередить Ferrari была первая остановка в боксах. Но во время смены шин произошла заминка – редкая для Mercedes – и пит-стоп прошел за катастрофические 5,3 секунды. Позднее, глава Mercedes Motorsport Тото Вольф заявил, что причина была в неисправности одного их гайковертов.

Когда кругом позже механики Ferrari обслужили Феттеля, он выехал впереди двукратного чемпиона с комфортным отрывом в 2,3 секунды.

Если бы в команде Mercedes сработали эффективно и помогли своему гонщику опередить немца из Ferrari, то Хэмилтон находился бы на трассе в четырех или пяти секундах позади Росберга. В этом случае их обоих бы ждал еще один пит-стоп и более 50-ти кругов дистанции впереди.

Невыполнимая задача

Было бы чрезвычайно любопытно наблюдать, как в этом случае развивались бы события, учитывая что в проведении пит-стопов у Росберга был приоритет. Льюису для победы пришлось бы самостоятельно опережать напарника.

Но вместо этого он вновь застрял за Феттелем.

За этим последовало интересный разговор между британцем и его гоночным инженером, который заявил: «Тебе нужно сделать это [обогнать Ferrari] на трассе».

Хэмилтон, не теряя времени, ответил: «Это невозможно». И добавил, что команде нужно "придумать другое решение".

Что они и сделали...

Переход на три пит-стопа

Вместо того, чтобы до 40-го круга держать Льюиса на втором комплекте шин – новом составе Medium, – как это было в случае с Росбергом и Феттелем, команда позвала его в боксы на 32-м круге и механики поставили на машину новый Hard.

Теоретически он мог доехать на них до финиша, потому что использовал оба состава шин в гонке. Но, конечно же план состоял в том, чтобы провести три остановки. Это давало ему возможность провести короткий четвертый и последний отрезок на новой резине Medium, а на более жестком составе он мог взвинтить темп и не думать о том, чтобы беречь резину.

В Ferrari не ответили на этот ход. У команды был предварительный план на гонку для Феттеля, и они ухватились за него. Позднее руководитель Скудерии Маурицио Арривабене настаивал, что положение бы только ухудшилось, если бы в Ferrari последовали примеру с Хэмилтоном.

Между тем, Льюис отметил после гонки, что не планировал ехать на более жестком составе до финиша и выжимал из него все возможное на трассе.

Он смог сразу после пит-стопа пройти Кими Райкконена, а затем, не встретив особого сопротивления, и Валттери Боттаса. Оба финских пилота были на совершенно другой стратегии и поэтому не пытались отстаивать свои позиции.

В погоню за Росбергом

Хэмилтон временно переместился на вторую позицию, когда Феттель провел свой финальный пит-стоп на 40-м круге. Затем Льюис возглавил гонку, когда в боксы заехал Росберг.

Момент для остановки Нико был выбран весьма примечательный, потому что он покинул пит-лейн как раз позади своего напарника. В тот момент это выглядело абсолютной случайностью, но Тото Вольф позднее совершенно открыто рассказал о том, почему так произошло.

«Льюису нужно было нарастить отрыв и опередить Феттеля во время своего третьего отрезка, – сказал австриец. – Мы немного пожертвовали стратегией Нико, оставив его на трассе дольше необходимого перед финальным пит-стопом.

Так мы обеспечили, что две наши машины не пересекутся из-за разных стратегий, и дали Льюису возможность на свободной трассе создать преимущество, чтобы гарантировать вторую позицию».

Другими словами, в Mercedes так скорректировали гонку Росберга, чтобы он не оказался после остановки непосредственно перед Хэмилтоном. Поэтому немцу пришлось задержаться на трассе перед финальным отрезком.

Это была борьба за второе место и в Mercedes отчетливо видели общую картину, но в тот момент у Льюиса все еще были теоретические шансы на победу. Потому что Росберг, во-первых, потерял время из-за не оптимального пит-стопа. Во-вторых – не получил возможности оставить Хэмилтона позади на своем финальном отрезке.

А что, если...

Это не имеет сейчас никакого значения, но что, если Росберг потерял бы на каком-то этапе больше времени и у Льюиса бы появился реальный шанс его догнать? Это могло бы привести к интересному брифингу после гонки...

Хэмилтон совершил свой третий и финальный пит-стоп на 51-м круге, и его "запасной план" был реализован безупречно.

Феттель не мог поддерживать нужный темп на шинах Medium. К тому же, как он сообщал команде по радио, ему постоянно мешал трафик. Когда Льюис покинул боксы для своего заключительного спринта в 15 кругов, он был далеко впереди Ferrari.

Вопрос в том, что он мог сделать с Росбергом за эти 15 кругов? У Льюиса были мягкие шины. У Росберга новый комплект жестких, на которых к тому моменту он проехал шесть кругов. Не удивительно, что Хэмилтон стал сокращать отставание – 20,6 сек. 19,9. 18,9. 18,1. 17,2...

И когда до финиша оставалось девять или десять кругов, мы услышали занимательный радиообмен между Хэмилтоном и его инженером. Льюису было сказано "сохранять" позицию, и "оставить все как есть".

В ответ гонщик спросил, все ли шансы на победу потеряны. И ему дали понять, что если он будет наращивать темп, то Росберг ответит тем же.

Главное – осторожность

По понятным причинам, в Mercedes старались действовать осторожно. Команда обеспечила себе первое и второе места, и не было никакого смысла рисковать техникой в такой ситуации.

Если бы впереди был Феттель или любой другой пилот кроме Росберга, то команда без сомнения сделала бы все, чтобы раззадорить своего пилота.

Вероятность этого очень мала, но дело в том, что в гонках всякое случается. Если вы начнете прессинговать лидера, то он может допустить ошибку.

Росберг мог потерять время на обгоне круговых, мог уступить что-то в одном или другом повороте, или, в конце концов, столкнулся бы с такой же проблемой, какая была у обоих пилотов Mercedes на заключительных кругах в Бахрейне.

Хэмилтон отчаянно хотел максимально приблизиться к сопернику, чтобы воспользоваться ситуацией, если что-то подобное случится.

В итоге, он сократил отрыв до 12,8 секунд, когда на пятом круге ситуация окончательно стабилизировалась. Судя по всему, он смирился с неизбежным, хотя и дал понять после гонки, что совсем не был доволен просьбой команды сбавить темп.

«Любом гонщику неприятно слышать такое, –  заявил Льюис. – Мы здесь для того чтобы бороться, а не финишировать вторыми. Поэтому я игнорировал эти слова.

Я максимально выкладывался, пилотировал на пределе, но затем понял – до конца осталось семь кругов, я в 13-ти секундах позади [Росберга], и я отыгрываю примерно 0,7 секунды на круге. И я решил, что теперь главное закончить гонку. Но я точно не хочу услышать такого вновь».

Контроль над ситуацией

В случае с последним пит-стопом Росберга, мы увидели обратную сторону того, когда в одном коллективе действуют два пилота, ведущие борьбу за чемпионат – команда вмешалась и взяла контроль в свои руки.

Конечно, можно сказать что просьба сбавить темп была своего рода возмещением за то, что Росберг помог напарнику опередить Феттеля, пожертвовав собственной стратегией.

В любом случае, можно понять, почему в Mercedes действовали именно так. Особенно, если учитывать серьезную угрозу в лице Ferrari.

Немецкая команда больше не находится в положении, когда может рисковать всем, чтобы ее пилоты могли выяснять отношения между собой. Для тех же, кто ждет бескомпромиссной борьбы, этот итог вряд ли можно назвать удовлетворительным.

Сейчас мы с нетерпением ждем этапа в Монако, где Росберг традиционно очень силен. И где в прошлом году у руководства Mercedes хватало головной боли со своими пилотами...

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Испании
Трек Каталунья
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг
Команды Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100