Большой Цирк превратился в Шапито?

Формула 1 – чемпионат, который вроде бы призван дарить болельщикам шоу в виде схватки между лучшими в мире пилотами. Сюжет Гран При Канады был о чем угодно, но только не об этом.

По идее, главные обсуждения перед началом уик-энда должны были касаться предстоящего сражения между двумя гладиаторами, претендентами на титул. Но по прибытии в паддок мы, в основном, говорили о неких жетонах.

Потом стало еще хуже. Уик-энд прошел под аккомпанемент новостей о бесконечных сменах компонентов силовых установок, запомнился неразберихой со стартовым полем и всевозможными штрафами в ходе самой гонки. Мы как-то упустили момент, когда Формула 1 чуть увлеклась собственной сложностью.

Тем не менее, люди включают телевизоры по воскресеньям для того, чтобы посмотреть отличную гонку. Пара-тройка обгонов в середине пелотона не испортят шоу, но и не заменят главного. Чего на самом деле ждут – так это непредсказуемой борьбы за победу, подкрепленной осознанием того факта, что она идет между лучшими в мире гонщиками на самых быстрых в мире машинах, и что и пилоты, и техника работают на пределе.

Конечно, не каждая гонка должна превращаться в триллер, но Гран При Канады уж слишком серьезно отдалился от подобного определения. Гонка прошла не под девизом "быстрее, выше, сильнее", а под знаком постоянной экономии топлива, шин и тормозов. Неудивительно, что Фернандо Алонсо был так раздражен.

Мы уже привыкли к тому, что гонки в Монреале очень редко обходятся без машины безопасности, но на сей раз она на трассе так и не появилась. Это, возможно, и стало причиной того, что гонка в воскресенье выдалась унылой. Но тут та же дилемма, как с курицей и яйцом...

Не потому ли машина безопасности так и осталась в боксах, что современными автомобилями Ф1 слишком легко управлять? Или, скажем, она не потребовалась ввиду того, что пилоты – как мне недавно пожаловался один из них – настолько усердно экономят топливо и стараются как можно более аккуратно обращаться с резиной, что риск допустить ошибку и угодить в аварию становится минимальным?

Возможно, гонка в Канаде – это единичный пример, и столь скучной получилась лишь потому что здесь и правда всегда и у всех возникали проблемы с тормозами и расходом топлива. Но было бы неправильно просто закрыть на это глаза.

На самом деле, в паддоке уже все согласны с мыслью, что пришло время для перемен – причем таких, которые действительно бы понравились болельщикам.

В воскресенье утром, удивив даже обычно хорошо осведомленных итальянских журналистов, в паддоке появился глава Ferrari Серджио Маркионне. Примечательно, что это был его первый визит на Гран При с того момента, как он сел в президентское кресло в Маранелло.

Те, кто уже провел в паддоке много лет, привыкли к тому, что появление большого босса Ferrari традиционно сопровождается театральными выпадами в адрес Формулы 1, требованиями срочно изменить регламент, а порой и угрозами покинуть серию. Но на сей раз всё было иначе.

Сложилось впечатление, что главным мотивом для визита было желание Маркионне самостоятельно оценить положение дел. С его стороны не было ни призывов к революции, ни обещаний устроить Формуле 1 светлое будущее. Вместо этого – простой анализ текущего состояния и определение причин, почему Ф1 оказалась там, где оказалась...

Уверенный в себе и абсолютно спокойный, Маркионне с улыбкой на лице отверг предположения о том, что провел "кризисную" встречу с Берни Экклстоуном, но дал при этом понять, что со спортом всё-таки что-то не так.

«Что бы Берни ни делал, он всегда называет это словом "кризис", – сказал он журналистам, окружившим его в паддоке. – И он, и я, и другие ключевые игроки понимаем, насколько важно принимать верные решения, когда дело касается будущего спорта.

Сказать, что я и другие довольны тем, как развивался спорт в последние четыре-пять лет, было бы наглостью. Это не так.

Перед нами серьезный вызов. Ferrari подтвердила, что хочет продолжать выступать в лучшем гоночном чемпионате. У меня были беседы с Дитером Цетше и другими людьми из Комиссии Ф1, Тото [Вольфом], Ники [Лаудой] и так далее. Мы все полны решимости исправить ситуацию и способствовать развитию спорта».

Маркионне не считает, что в проблемах, с которыми сейчас столкнулась Формула 1, виновата лишь одна из сторон – будь то FOM, FIA или команды. Просто эволюция завела спорт в тупик – случается и такое.

«Сегодня с утра я кое с кем разговаривал о том, как писались нынешние правила, – сказал он, – и на самом деле это всегда происходило под влиянием тех, кто находился на лидирующих позициях или рядом с ними. Они просто хотели защитить собственные интересы.

Ferrari стоит разделить часть вины, как и Mercedes. Я понимаю, почему сейчас они поступают таким образом, – мы бы делали то же самое, если бы находились на их месте. Но правильно ли это? Скорее всего, все-таки, нет.

Пора уже всем вместе собраться и обсудить этот вопрос. Нужно быть конструктивными, не высказывать никаких сумасшедших идей о том, что могло бы быть сделано в теории. Тема слишком серьезна, чтобы относиться к ней легкомысленно, и мы не должны этого допустить».

Еще одна проблема, с которой столкнулась Формула 1 в последние годы, – это постоянный рост расходов, и ее решением последние несколько лет по-настоящему никто не занимался.

Маркионне понимает, что изменение регламента и предоставление большей свободы инженерам – это прямой путь к началу гонки вооружений. "Этот спорт может сжигать деньги со скоростью света", – говорит он, но признает: нужно найти баланс, чтобы затраты производителей оправдывались тем, что они затем могли бы применять технологии из мира Ф1 в производстве дорожных автомобилей.

«Берни, Жан Тодт и я постоянно говорим об этом, я обсуждал это и с Дитером [Цетше]: когда ваша команда представляет автопроизводителя, вам многое может пригодиться.

Ferrari всегда финансировала свои выступления в Ф1, потому что нам нужна эта площадка для маркетинга. Это единственная причина. В этом суть участия Ferrari в Ф1. Они – единое целое. Они синонимы.

У других компаний есть возможность рассматривать Ф1 и как средство для продвижения бренда, и как способ достижения других целей.

У Ferrari таких задач нет, как и у некоторых других, включая, например, [Кристиана] Хорнера. У него просто нет такой возможности [использовать Ф1 как технологический полигон], потому что он не представляет автопроизводителя. Но на его месте я бы не слишком жаловался, ведь, насколько я понимаю, особых финансовых ограничений у него нет.

Нам нужно найти верную комбинацию, при которой производители могли бы вести техническую работу, но чемпионат оставался бы привлекательным для аудитории. Потому что это самое важное.

Одно без другого существовать не может, иначе всем этим можно было бы заниматься на тестовых полигонах и в лабораториях, а не на гоночных трассах.

Я обожаю Монреаль, но мне кажется, что нам не стоит приезжать сюда и устраивать этот показушный спектакль, если он на самом деле не слишком интересен болельщикам. Без них у нас вообще ничего не будет».

Он прав. Ф1 сколь угодно долго может твердить нам о том, как хороши гибридные технологии. Помня о них, можно даже объяснить почему гонка в Канаде получилась именно такой.

Но если эти технологии не позволяют Формуле 1 справляться с ее главной функцией – испытывать на прочность пилотов и заставлять технику работать на пределе – то кто вообще придет на этот "показушный спектакль", когда труппа в следующий раз приедет в город?

Быстрые, более мощные, более громкие и более агрессивные внешне машины, которые нам обещают в 2017 году, очень бы пригодились уже сейчас...

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Канады
Трек Монреаль
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100