Блог путешественника. Бахрейн

Олег Карпов продолжает вести путевые заметки во время командировок на этапы Формулы 1. На очереди – Сахир.

Блог путешественника. Бахрейн
1430057236
1430057221
1430057517
1430057206
1430057512
1430057234
1430057230
1430057228
1430057976
1430057510
1430057211
1430057226
1430057203
1430057214
1430057514
1430057200
1430057198
1430057191
1430057189
1430057187
1430057983
1430057978

Вряд ли по этому поводу есть какая-то годная статистика, но из всех обещаний почти наверняка чаще всего нарушаются те, что были даны самим себе.

В 2011 году турецкие авиалинии отказались аннулировать мой билет в мятежный Бахрейн после отмены гонки с формулировкой "ну вам же ничего не мешает слетать просто в Стамбул". После этого я пообещал, что никогда больше не буду пользоваться услугами этой компании – себе, телефонистке и ее электронным подружкам, что надолго вбили мне в голову незамысловатую корпоративную песню из двух всего строк. Ее, в попытках вернуть кровные полтора десятка тысяч рублей, в феврале 2011-го мне довелось слушать в общей сложности, пожалуй что, пары часов.

Никогда, говорил я тогда себе. Но вот не сдержался…

В феврале, бронируя билеты, все-таки не смог устоять и выбрал перелет с Turkish Airlines. Стамбульский вариант оказался самым удобным для командировки на Гран При Бахрейна – и идеальным временем прибытия, и ночным воскресным отлетом спустя шесть часов после финиша.

Мы приземлились в аэропорту Манамы, когда в этих местах уже полчаса как начался предгоночный четверг. Как раз вовремя для того, чтобы ко всему привыкший и на всё согласный журналистский организм прошел паспортный контроль, был доставлен в гостиницу, провел три-четыре часа в полудрёме, а затем выдвинулся в направлении автодрома.

Теплый прием

Гран При Бахрейна – одна из лучших командировок в году. Больше нигде о нас – журналистах – не заботятся так, как здесь. Даже с турецкого рейса, несмотря на поздний час, в аэропорту нас встречали с табличками. Честно говоря, так больше не встречают нигде.

Такого, чтобы на одном самолете на "удаленный" этап прибыл всего один журналист, конечно, не бывает. Нас таких оказалось восемь. Два специально обученных общению с представителями средств массовой информации сотрудника автодрома не только встретили нас непосредственно у выхода из аэропортовского "рукава", но и готовы были ответить на любые вопросы по пути до паспортного контроля.

"Это ведь уже одиннадцатая гонка?" – я решил из вежливости воспользоваться предложением. "Нет, это четвертая. Уже прошли Австралия, Малайзия и Китай", – с улыбкой и без промедления ответил со знанием дела встречающий. "Ах да", – заметил я и решил больше не позориться.

Журналисты и персонал команд избавлены здесь от необходимости заранее покупать или оформлять визы – всё делают непосредственно в аэропорту. Еще до паспортного контроля тут есть специальная зона, где можно заполнить миграционные карты – под диктовку. Разве что номер моего паспорта сотрудники автодрома не знали. Номер рейса, адрес места проживания и даже собственное имя мне вежливо напомнили.

На паспортном контроле – две линии специально для сотрудников команд и представителей средств массовой информации. Именно здесь возникла единственная заминка, но о ее характере, продолжительности и прочих деталях я распространяться не стану, поскольку затем "вина" была быстро заглажена, обильно залита и сильно с избытком завалена яствами.

Организаторы предлагают журналистам номера в двух "аккредитованных" отелях – по сносной цене, за которую, скажем, вряд ли можно найти что-то приличное даже на удалении в 50 километров от трассы Гран При Монако. И Diva, и Olive, где расселяют журналистов устроители гонки в Сахире, находятся в шаговой доступности друг от друга. По утрам отсюда всех забирают шаттлы – обратно доставляют они же.

Diva за несколько лет перестала быть столь популярной из-за одного побочного эффекта, но если застолбить за собой правильный этаж, всё будет нормально. Оптимально заполучить номер на 13-м – и Пастор Мальдонадо тут совершенно не при чем. Расположенные на 6-м и 20-м бары по ночам гудят так, что вплоть до 10-го, если считать снизу, и 16-го, если сверху, этажа заснуть удается далеко не всем.

Лучшие вечеринки –  у нас на автодроме

Журналистам, что приезжают в Бахрейн на Формулу 1, думать вообще не надо – в том смысле, что ни о чем кроме работы, конечно. Вас довезут до трассы – путь составляет полчаса утром и около 45 минут вечером с учетом пробок в Манаме – накормят, а если настал вечер пятницы, еще и напоют.

В Королевстве, несмотря на то, что это как-никак Ближний Восток, к алкоголю относятся более терпимо, чем в том же Абу-Даби. Да, на подиуме тут тоже шипучка, но даже не всем командам пришлось удалять с машин наклейки алкогольных спонсоров. В Бахрейне вроде бы даже существует закон, согласно которому производители горячительных напитков могут спонсировать мероприятия, но в количестве одной штуки за год на одну компанию. Впрочем, об этом мне рассказал фотограф – а этим людям верить можно не всегда. Хоть и больше, чем таксистам.

Без абзаца или даже двух про то, "как кормят и поят" в этом повествовании, конечно, не обойтись. Вот взять хотя бы приветственную вечеринку. Она проходит в одном из южноафриканских мясных ресторанов Манамы, про который даже уроженцы ЮАР говорят, что там "готовят лучшие южноафриканские стейки".

Три этажа заведения, два из которых отданы под открытую веранду, гудели – как рассказывают (сам ушел рано) – до двух-трех ночи. "Вечерние" расписание Гран При Бахрейна на неофициальной его составляющей сказалось положительно – на следующее утро пресс-центр был открыт только в 10 утра, потому всем удалось неплохо выспаться. А тех журналистов, кто приехал раньше, в предназначенную им комнату просто не пускали – даже несмотря на то, что сотрудники автодрома уже были на местах.

Южноафриканскими стейками дело, понятно, не кончилось. В пятницу вечером вывозить в ресторан уже никого не стали – гулянка была устроена непосредственно в паддоке. Пространство между гостевыми домиками команд и зданием боксов заставили столами с яствами, газоны застелили коврами и поместили на них кальяны, а услужливые официанты в количестве пары десятков штук предлагали прохладительные напитки.

Банкеты

Но то всё – вечеринки. Подкреплять едой рабочий процесс в Бахрейне тоже умеют. Выбирая себе в пресс-центре посадочное место, на стойке "ресепшн" необходимо не забыть спросить талоны на питание. Оно тут – двухразовые, в специальном тенте для обслуживания чревоугодных нужд "представителей прессы и гонок поддержки". То есть журналистов, водителей и механиков команд GP2 и Кубка Porsche местного разлива, что развлекали болельщиков в перерывах между заездами Формулы 1.

Банкет устроен славный – как на нормальной московской свадьбе. С белыми скатертями, элегантными накидками на стульях и обвязками с узнаваемым клетчатым узором. В общем, богато. Но еще и практично. На стенах – с позволения сказать – столовой развешаны плазменные экраны с прямой трансляцией происходящего на трассе, а во всем помещении доступен беспроводной интернет. При желании можно работать, не отходя от стола. Перерывы в работе тента небольшие – по сути лишь для того, чтобы сменить обеденные пасту и курицу на вечерние мясо и рыбу.

Единственное, что во всем этом безобразии не нравилось (!!) некоторым коллегам – удаленность обеденной от "настоящего" пресс-центра. Чтобы добраться до еды, журналистам приходилось переходить на "внешнюю" сторону стартовой прямой по подземному туннелю. Внутри трассы для огромного шатра, видимо, просто не нашлось места – так что его разместили в зоне для болельщиков.

Рядом с палаткой можно арендовать кальян, там же установлены ростовые фигуры для фотографирования – включая и те, которые позволяют вставлять собственное лицо с специальную прорезь. С ними, кстати, по ходу уик-энда приключилась странная вещь. Изначально там стояли не только "местные" фигурки характерной арабской семьи в привычных здесь одеждах, но и картонный Кими Райкконен. Однако к утру пятницы он почему-то исчез…

Вместо заключения

Честно говоря, я уже во второй раз подряд не знаю, чем закончить запись в этом блоге. Когда-то меня учили, что через текст должна протекать некая красная линия, а заканчивать его лучше тем, с чего начал. Я сейчас попробую, но предупреждаю – придется немного приврать. Исключительно ради формы.

В общем, Гран При Бахрейна – определенно, самый комфортный в сезоне, если говорить об условиях работы. Уютный пресс-центр, быстрое питание, доставка к месту ночлега – здесь всё, как обычно бывает в отпуске. Иными словами, всё включено.

Такой журналистский рай в этих местах, конечно, не случайно. Многое изменилось как раз после отмены гонки в 2011 году. Организаторам уж очень надо было вернуть к себе международную прессу и ее расположение. Они с задачей своей справились. Ведь путь к сердцу журналиста лежит в целом так же, как у мужчины из поговорки.

Работать в Бахрейне мне очень понравилось. Надо бы обязательно сюда вернуться. Я себе уже пообещал.

Поделились
Комментарии
Квят: Я больше не использую Твиттер

Предыдущая новость

Квят: Я больше не использую Твиттер

Следующая новость

Алонсо: Гонщики ничего не решают

Алонсо: Гонщики ничего не решают
Загрузить комментарии