Авантюра длиной в век. Удивительная история Андре Гельфи

Подводя итоги 2016-го, мы вспомнили всех тех, кто в прошлом году ушел из жизни. В списке потерь был и Андре Гельфи – участник гонок, доживший до 97 лет. На первый взгляд казалось, что это просто ветеран автоспорта. Но только на первый.

Парижские газеты не жалели эпитетов. «Старый бандит, разрушитель чужого бизнеса, тысячами выписывающий фальшивые чеки», – писали они в дни суда над Гельфи. Он прошел путь от марокканского рыбака до воротилы теневого бизнеса такого масштаба, на фоне которого Флавио Бриаторе кажется невинным наперсточником.

Андре всегда любил красивых женщин и быстрые машины – и даже участвовал в Формуле 1. Правда, как и в случае Берни Экклстоуна, это был скоротечный и не слишком удачный опыт, но именно он дал нам возможность поближе присмотреться к этому человеку – уникальному в своем роде хотя бы потому, что прожил он без малого столетие, успев за это время оставить о себе крайне противоречивую память.

Гельфи был сыном флотского офицера и появился на свет в 1919 году в Марокко. С ранних лет он проявил себя незаурядной личностью – в десять лет угнал родительскую машину, чтобы катать туристов по пляжу (разумеется, не бесплатно), а уже в 17 начал работать в банке. Быстро поняв, что за конторкой много не заработаешь, француз занялся коллекторством – или, попросту, выбиванием денег из должников банка. А так как Андре получал процент от возвращенных средств, вскоре он стал зарабатывать больше директора всего филиала.

Так Гельфи заложив основы собственной финансовой независимости, а преумножил капитал, запустив небольшую фабрику по производству рыболовного оборудования. Прежде каждый мастерил его себе сам, теперь же любой мог купить снасти по доступной цене. Бизнес процветал, а ловкого молодого бизнесмена за это прозвали Деде-Сардина.

Он прошел Вторую мировую в Северной Африке, сидя за баранкой грузовика, затем был направлен в Индокитай. «Когда нас десантировали с малой высоты в джунгли Лаоса прямо на японские штыки, это заставляло иначе смотреть на многие вещи», – писал Андре много позже в автобиографии.

На какое-то время после войны он остался в Азии, открыв автомастерскую. Но вскоре его выслали во Францию – как поговаривали, за темные делишки, масштаб которых был уже далеко не безобидным, да еще пылкую страсть к юным барышням.

Большие гонки

После возвращения в начале 50-х в Европу Гельфи дал волю своему давнему увлечению гонкам. Будучи чистой воды любителем, он вошел в команду таких же поклонников скорости, которая колесила по северу Африки и Франции, выступая во всевозможных соревнованиях.

Как часто бывает, талантливый Гельфи оказался талантлив во всем. Да, он соперничал не с Хуаном Фанхио или Стирлингом Моссом, но в тех гонках, где выходил на старт, регулярно получал призовые кубки. Как и подавляющее большинство пилотов той поры, француз перемежал выступления в формульных гонках, соревнованиях спортивных машин и ралли.

Андре Гельфи, Gordini, 1955 год

Андре Гельфи, Gordini, 1955 год

Он семь раз стартовал в Ле-Мане, где его лучшим достижением стало шестое место, выиграл Гран При Агадира в 1953-м и еще дважды поднимался на подиум этой гонки, стал сильнейшим на улицах Марракеша, призером «Кубка Витесс» и Гран При Парижа.

На пике карьеры в середине 50-х Гельфи даже некоторое время входил в заводскую команду Gordini, а, например, в «12 часах Реймса» в 1958-м они ехали в одном экипаже с Дэном Герни.

В том же сезоне француз провел свой первый и единственный Гран При в чемпионате Ф1. Он заявился на гонку в Марокко за рулем Cooper T45, стартовал 25-м и финишировал 15-м, проиграв победителю пять кругов. Не впечатляет? Но тут важно учитывать, что Сардина ехал на машине Ф2 – в то время правила допускали подобное. И в своей категории он занял четвертое место, причем какое-то время и вовсе держался третьим.

Андре завершил активный выступления в 1959 году на пороге пятого десятка. Он вернулся за руль на короткое время спустя еще десять лет – но это было уже ради чистого удовольствия. Занимали же Гельфи в то время уже совсем другие дела.

Большой бизнес

Завершив карьеру, экс-пилот с головой окунулся в бизнес: он был из тех людей, кто умеет налаживать знакомства и никогда не прерывать их, если дело может оказаться прибыльным. Француз начал вести дела в разных областях, но по большей части они были связаны со спортом. Дела его не всегда были кристально чистыми (скорее, наоборот), и прозвище Деде-Сардина заиграло новыми красками.

В начале 70-х, благодаря успешной женитьбе на племяннице будущего президента Жоржа Помпиду, он стал активно торговать недвижимостью, в какой-то момент владея 128 зданиями в Париже. Собственную виллу в Швейцарии Андре позже продал Международному олимпийскому комитету – штаб-квартира организации базируется там и поныне.

Он наладил прочные связи с Elf (один из боссов компании был однополчанином Андре в Алжире), купил производителя спортивной амуниции Le Coq Sportif, которого затем выгодно продал Adidas. Но еще до этого Гельфи запомнился тем, что позволил французской сборной приехать на Олимпийские игры в Москву. Тогда западный мир бойкотировал советские игры, но спортсмены могли приезжать в частном порядке. 

Андре Гельфи
Андре Гельфи

Le Coq Sportif поддержала своих соотечественников, но меценатством здесь, разумеется, и не пахло. Благодаря такому шагу Андре познакомился с Хуаном Антонио Самаранчем, став его хорошим другом. Все это открыло бывшему гонщику двери высших спортивных инстанций – Гельфи получил контракты с МОК и FIFA.

А еще он познакомился с особым типом людей – национальным чиновничеством. И быстро понял, как иметь с ним дело. «У него сложилось собственное, очень четкое понимание этого круга – бывших советских руководителей и коррумпированных политиков всего мира», – написала газета Liberation в некрологе француза.

Сам он выражался проще: «Нет разницы, кто там правит, Горбачев, Ельцин или Путин. Я знаю, как прийти и добиться своего».

С началом 90-х Гельфи стал активно помогать западным компаниям выходить на рынок России и соседних государств. Не даром, разумеется. Суммы росли, росли и масштабы. И однажды он попался.

В 1997 году Андре провел 36 дней в тюрьме, признанный причастным к бесследному исчезновению 50 миллионов франков, выделенных компанией Elf на совместный проект в Узбекистане. Сардине было уже почти 80 лет, но он и не думал останавливаться – за решеткой он познакомился со скандально известным бизнесменом Бернаром Тапи, и они быстро поняли, что одинаково смотрят на жизнь. 

У Тапи были претензии к Elf на 400 миллионов евро – и Гельфи согласился всё уладить за «малую долю». За этим логично последовали новое судебное преследование, переезд на Мальту и очередной приговор: полтора года условно и полтора миллиона евро штрафа.

Андре было 97 лет, когда его имя вновь появилось на страницах газет – на этот раз в связи с «Панамским досье». Он оставил этот мир летом 2016-го, прожив яркую и неординарную жизнь. Между тем, областные суды в Саратове и Волгограде до сих пор ведут дела о бесследной пропаже государственных средств, выделенных в 90-е на совместные проекты с Elf. Разумеется, при посредничестве одного немолодого француза...

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Самое интересное
Тэги история
Rambler's Top100