Анализ: влияние экологического скандала Volkswagen на будущее Ф1

Может ли участие в Формуле 1 спасти Volkswagen после "дизельного" скандала? Скажется ли произошедшее на текущих спортивных программах немецкого автогиганта? Кейт Уокер рассуждает о возможных последствиях крупнейшего скандала в истории индустрии.

За одну неделю Volkswagen AG неожиданно обнаружила себя в роли главного ньюсмейкера автомобильной и автоспортивной индустрии. Сперва – в связи со слухами о возможном участии в Формуле 1 марки Audi. После – оскандалившись после выявления факта намеренного искажения информации о реальных показателях выброса вредных веществ на не менее 11 млн своих автомобилей.

И в то время как у Volkswagen AG есть масса неопровержимых доводов в пользу решения об участии в Ф1, экологический скандал может слишком дорого обойтись концерну.

Речь здесь идет не только о значительных штрафах со стороны Управления по охране окружающей среды США (EPA), но и о доверии потребителей, после скандала упавшем до самых низких значений в истории марки. С момента возникновения скандала немецкая компания потеряла $44,8 млрд от своей стоимости.

Что же все это значит в свете слухов об участии в Ф1, распространявшихся в сытые для VW времена?

Неподходящий момент

С финансовой точки зрения, сам размер потенциального штрафа, который может быть наложен на VW, должен положить конец каким-либо планам по пришествию в Ф1. Вполне реальная угроза выплатить в ближайшем будущем правительству США $18 млрд при чистом годовом доходе в $14 млрд определенно не поспособствует финансовому здоровью концерна.

Добавьте к этому резкое обесценивание акций VW, только за первый день скандала упавших в цене на 20%, – и программа участия в Формуле 1 уже выглядит как легкомысленной, так и непозволительно дорогой.

VW располагает $7,3 млрд на покрытие возможных штрафов. Оборотный капитал концерна составляет $24 млрд. Этого более чем достаточно для того, чтобы оплатить вмененный штраф, не обнищав, однако на другой чаше весов находятся тысячи рабочих мест и угроза экономике Германии. В такой ситуации едва ли найдется стоящий аргумент, способный убедить правление Volkswagen AG в необходимости участия в Ф1.

Впрочем, немногие ожидают, что штраф VW действительно достигнет обсуждаемой цифры в $18 млрд. Ранее EPA оштрафовала за нарушение Закона о чистой воде нефтегазовую компанию BP – на $5,5 млрд – и эксперты уверяют, что штрафы Управления редко достигают максимальных значений.

Так, адвокат компании Morrison Foerster Майкл Стил, специализирующийся на экологическом праве, заявил в интервью Business Insider, что уведомление о нарушении EPA традиционно используется в качестве отправной точки для начала переговоров.

«Уведомление о нарушении – это приглашение к обсуждению условий, – объяснил Стил. – Не буду удивлен, если VW и EPA уже провели предварительные переговоры по этому вопросу... Штрафы почти никогда не достигают максимальных значений. EPA просто определит адекватную сумму, которая сделает нарушение законодательства бессмысленным с финансовой точки зрения».

Стил полагает, что VW и EPA сойдутся на одном миллиарде долларов – и сумма эта будет включать в себя в том числе и штраф, налагаемый в гражданском порядке.

Впрочем, даже озвученная адвокатом цифра более чем втрое превышает предыдущий рекордный штраф ($300 млн) за нарушение норм токсичности выхлопа, в 2014 году наложенный EPA на Hyundai и KIA. Компания GM была оштрафована на $900 млн после того, как не стала отзывать свои автомобили с дефектами зажигания.

Уже сейчас на территории США и Канады против производителя подано свыше 50-ти коллективных исков – при том, что речь идет о чуть менее чем 500 тыс автомобилей, находящихся в США.

В Европе же производитель, который, как известно теперь, намеренно обманывал своих клиентов, продал свыше 11-ти млн автомобилей – и финансовые штрафы будут только расти. Частные лица уже понесли заявления в прокуратуру, и число подобных обращений по мере развития скандала только растет.

Небеспочвенными представляются и опасения относительно того, что скандал с Volkswagen AG непременно ударит по немецкой автомобильной индустрии в целом, оказав негативное влияние на ключевой сектор немецкой экономики и 775 тыс рабочих мест, что составляет около 2% занятого населения Германии.

Учитывая в довершение к этому упавшее ниже некуда доверие потребителей, объявлять о запуске программы участия в Формуле 1 было бы по меньшей мере бестактно.

Уход главного болельщика Ф1

С корпоративной же точки зрения, отставка председателя правления Volkswagen AG Мартина Винтеркорна является еще одной причиной против пришествия немецкого концерна в Формулу 1. Винтеркорн считался самым большим сторонником участия VW в Больших призах, и его уход определенно не побудит производителя добавить к существующему списку своих спортивных программ еще одну.

В силу того, что Volkswagen входил в число производителей, вовлеченных в работу над техническим регламентом Ф1 в части силовых установок, многие надеялись на то, что немецкая марка придет в дисциплину, осваивающую эру гибридных моторов. Однако в 2012 году руководитель спортивного отделения VW Йост Капито указал на программу участия концерна в чемпионате мира по ралли как основную причину отсутствия интереса в Формуле 1.

«В настоящий момент я всецело сосредоточен на WRC, и нам необходимо работать над этим направлением, – сказал Капито. – Это наша главная спортивная программа, и правление внимательно следит за ее ходом. Я считаю, что мы должны продемонстрировать им результат».

Несмотря на то, что Капито подчеркивает главенство серии WRC для Volkswagen, концерн также занят в DTM (где Audi соперничает с прямыми конкурентами из BMW и Mercedes), ралли-кроссе и Ф3 (в качестве поставщика моторов) – не говоря уж о двойном присутствии автогиганта в гонках на выносливость (где борьбу в LMP1 ведут Audi и Porsche) и клиентской программы в GT (с Bentley и Lamborghini).

Скандал как катализатор программы Ф1

Как это ни парадоксально, возможно, что причиной для пришествия Volkswagen в Формулу 1 может послужить именно "дизельный" скандал.

Растеряв в результате мошенничества доверие потребителей, производитель мог бы сосредоточить усилия на разработке эффективного гибридного гоночного двигателя для участия в чемпионате, где используются экономичные силовые установки и системы рекуперации энергии – вроде сегодняшней Ф1. Это стало бы своеобразным публичным заявлением VW о своем намерении отмыть свою репутацию.

Автомобили Volkswagen, спроектированные так, чтобы обманывать тесты на токсичность выхлопа, были оснащены дизельными двигателями с турбонаддувом. Работа над созданием турбомотора, отвечающего требованиям FIA, могла бы обратить зло во благо – особенно в том случае, если VW удастся сделать кажущееся невозможным и построить конкурентоспособный двигатель, способный на равных тягаться с детищем Mercedes.

Быть может, в наши дни формула «в воскресенье побеждай – в понедельник продавай» уже не имеет такого значения, как прежде, но если немецкий производитель сумеет создать нечто лучшее, нежели соперники из Renault и Honda, это станет отличной историей, которую можно будет использовать для будущих продаж их автомобилей, оснащенных турбомоторами.

Как ни странно, но программа участия в Формуле 1 – сколь невероятной не казалась бы такая идея – могла бы стать настоящим спасением для Volkswagen AG и ее продукции. Даже с учетом того, что сама "Королева автоспорта" едва ли может считаться эталоном корпоративной этики и ответственного отношения к окружающей среде...

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Аналитика
Тэги volkswagen
Rambler's Top100