Анализ: стоит ли спрашивать пилотов, меняя регламент

Гонщики Ф1 активно высказывались по поводу нового формата квалификации, выразив негативную оценку новации FIA. Но регламент всё же был изменен. Адам Купер задается вопросом, нужно ли привлекать гонщиков к составлению регламента.

В среду вечером по ходу второй тестовой недели группа пилотов Формулы 1 отправилась на встречу с Чарли Уайтингом в моторхоум FIA в паддоке автодрома в Барселоне.

Подобные встречи – между пилотами и спортивным директором федерации – проходят регулярно. По пятницам во время уик-эндов Гран При они проводят брифинги, но в этот раз история была совершенно другой.

На сей раз никаких обязательств присутствовать на этой встрече у гонщиков не было. Общение прошло в неформальной обстановке, а поводом для него стал как раз формат квалификации – и желание FIA его изменить.

Это очередная демонстрация того, что спортивный организатор чемпионата готов прислушиваться к мнению гонщиков при принятии важных решений, и для Формулы 1 подобное явление само по себе в новинку.

История с изменением формата квалификации в очередной раз обнажила одну из главных проблем Ф1, а именно – несовершенность системы управления спортом. Многие считают, что при принятии подобных решений необходимо интересоваться и мнением пилотов. Льюис Хэмилтон – в их числе.

«Я думаю, гонщики должны быть сильнее вовлечены в этот процесс, – сказал он. – У нас есть некоторые идеи относительно того, как улучшить пару вещей.

Мы хорошо понимаем, что нам не нравится в машинах, особенно пилоты с опытом выступлений в 10-15 лет. Мы пережили многие изменения в правилах, и представляем, какие сработали, а какие нет».

Больше обсуждений

Хэмилтон прав в том, что у пилотов нет формального права влиять на принятие ключевых решений. Но в последнее время их роль в этом вопросе становится всё больше. Больше того, тот самый формат квалификации с выбыванием обсуждался с ними еще задолго до встречи представителей команд и организаторов в Женеве, которая состоялась на прошлой неделе.

Встреча самих пилотов с Уайтингом в Барселоне в среду стала еще одним свидетельством того, что к ним стараются прислушиваться.

Своего рода форумом, на котором пилоты могут обмениваться мнениями, служит их собственная организация – Ассоциация пилотов Гран При (GPDA). Ее роль в последнее время также становится всё заметнее. Если ранее ее название чаще всего упоминалось при обсуждении вопросов, связанных с безопасностью, то теперь гонщики стараются влиять и на другие процессы.

Под руководством нового председателя Алекса Вурца организация несколько расширила горизонты, и теперь все ключевые игроки понимают, что пилоты хотят помочь развитию спорта.

Опрос болельщиков

В прошлом году GPDA совместно с Motorsport.com провела глобальный опрос болельщиков Формулы 1, получив доступ к результатам самого масштабного в истории чемпионата исследования общественного мнения.

С итогами опроса был ознакомлен Берни Экклстоун, и логично предположить, что это как минимум помогло GPDA принять участие в дискуссиях относительно будущего спорта наравне с другими привычными участниками подобных обсуждений – FIA, FOM и командами.

«Хорошо уже то, что болельщики поделились своими эмоциями, – рассказал Вурц Motorsport.com. – Это значит, что люди всё еще любят наш спорт, и это очень важно.

Порой, наблюдая со стороны за тем, как принимаются поправки, мы недоумеваем. Конечно, неприятие перемен в целом заложено в человеческой природе, мы все это знаем.

Если быть честным, в последние 12 месяцев у нас было достаточно много дискуссий с FIA, с Чарли Уайтингом и с Берни, посвященных результатам опроса. А также тому, что думают по поводу определенных вопросов пилоты.

Но мы действуем так не для того, чтобы еще сильнее затруднить процесс принятия решений. Все переговоры шли за закрытыми дверями, позволяя сохранить конфиденциальность».

Вурц отметил, насколько важны были результаты опроса: «Определенно, я могу перечислить несколько задач, которые мы решили. Например, предотвратили полное изменение формата уик-энда. Так что на подобные вещи мы можем влиять. Но порядок принятия решений всё еще далек от идеального.

Надо понимать, что в конце концов это еще и бизнес, и приходится считаться с тем, что заинтересованных сторон очень много. Сейчас они голосуют все: команды, Берни, FOM, FIA – с политической точки зрения структура очень запутана, и результаты их заседаний не всегда и не всем понятны».

Встреча в январе

Как уже упоминалось, у пилотов была возможность заранее ознакомиться с предложенным форматом квалификации с выбыванием. В Монако в январе состоялась встреча, на которой, помимо Вурца, пилотов представляли также резиденты княжества Фелипе Масса и Нико Росберг.

Основной темой для обсуждений тогда была система защиты головы, но вопрос о квалификации также поднимался.

«Мы говорили об этом, – рассказал Алекс. – У нас была отдельная встреча в Монако с FIA, и мы пригласили на нее всех пилотов. Если Льюис проверит свою почту, он точно найдет письмо на эту тему.

Так что обсуждение было, и нам объяснили, что предполагается сделать. У нас не было шансов воспрепятствовать. Но у нас были определенные опасения, и мы высказали их. Решение принимали точно не мы, и не мы его заверяли. Но нас выслушали, с нами обсудили этот вопрос.

В тот момент речь шла о введении нового формата с сезона-2017, а не с нынешнего. Но нам объяснили, как всё должно работать, а мы постарались задать несколько конструктивных вопросов – например, как быть в ситуации, если по ходу сессии вывешиваются красные флаги.

Я в настоящий момент выступаю в качестве эксперта на телевидении. Формат, который у нас был в прошлом году, очень хорошо подходил для того, чтобы равномерно выдавать в эфир рекламные блоки. Таким образом главные клиенты – а главные клиенты Ф1 это по-прежнему телеканалы, поскольку они оплачивают почти половину счетов – оставались довольны. Мы обсудили и этот вопрос. Но был ли у нас шанс помешать им принять это правило? Нет».

Масса и Росберг были единственными, кто принимал участие в обсуждении, но, по словам Вурца, информация была донесена до всех.

«Мы бы хотели привлечь к встрече больше гонщиков, но она состоялась в самом начале года. Я говорил с несколькими по телефону, кое с кем у нас были предварительные встречи, не говоря уже о бесконечном потоке электронных писем.

Мы часто принимаем во внимание результаты опроса. К примеру, совершенно точно понимаем, что система с весовыми гандикапами никогда не получит одобрения со стороны болельщиков».

Новая структура?

Вурцу хотелось бы, чтобы структурный подход к принятию важных решений в Ф1 изменился. Должны ли пилоты стать частью новой системы? Стоит ли дать им возможность блокировать покрайней мере наиболее радикальные изменения?

«Возможно, не блокировать, но иметь определенное право голоса, – считает Вурц. – Роль гонщиков должна возрасти, мы должны заслужить уважение, выстроить отношения – и именно поэтому мы не выносим многие обсуждения на публику.

Да, мы хотим быть открыты с прессой, чтобы приблизиться к фанатам и объяснять им, что происходит – но порой это лишь добавляет ненужной напряженности».

Новые машины

Квалификационный формат с выбыванием чаще давал поводы для громких заголовков на прошлой неделе, но на встрече в Женеве обсуждался и еще один не менее важный вопрос – о том, какими должны стать машины в 2017 году. Судя по всему, от революционных планов всё же решено отказаться, но автомобили всё равно станут быстрее на несколько секунд с круга.

«В целом, все пилоты согласны с тем, что одной из главных привлекательных черт Ф1 всегда была и остается скорость машин в поворотах, – поделился Вурц своими соображениями на соответствующую тему. – Сейчас времена на круге почти совпадают с лучшими показателями за всю историю, но лишь благодаря этим невероятным силовым установкам и их отдаче.

Но что было бы еще более впечатляюще – это улыбки на лицах пилотов от пилотирования машин и от ощущения, что голова вот-вот отвалится из-за невероятных перегрузок в поворотах.

В третьем повороте Барселоны машины сейчас на 40 км/ч медленнее. Отчасти из-за шин и аэродинамики, но главное – из-за массы.

Гонщики были удивлены, узнав, что значение минимально допустимой массы машин вновь собираются повысить с 2017 года. Вес автомобилей негативно скажется не только на скорости, но и на безопасности.

Если вас занесет, и вы потеряете контроль над машиной, большая масса спровоцирует более сильный удар о барьер. Нам бы хотелось, чтобы автомобили были как можно легче, но со всеми этими технологиями такого пока невозможно добиться».

Довольны ли пилоты остальными поправками, которые должны вступить в силу в 2017 году?

«Определенно, все этого хотят. Нам важно, чтобы машины были настолько быстрыми, насколько возможно. Особенно в поворотах. Потому что именно это по-настоящему круто. Лично я думаю, что если пилот, вылезая из машины, выглядит довольным, все понимают: "Боже мой, только самые талантливые парни могут справляться с этими штуками". Фанаты должны в этом верить».

Потенциальный недостаток регламента-2017 состоит в том, что на машинах с большей прижимной силой пилотам будет сложнее преследовать друг друга на трассе. Это может сказаться на количестве обгонов. Вурц рассказал, что этот вопрос пилоты не обсуждали.

«Нет, мы не говорили об этом. Тут есть один фундаментальный вопрос. Чего мы хотим? Если говорить о количестве обгонов, то, образно говоря, есть два варианта: футбол или баскетбол. Исторически у нас всегда был "футбол", потому что атаковать равного соперника на почти идентичной технике всегда сложнее.

Есть некое представление, что обгонов обязательно должно быть много, но я не думаю, что оно верно. Мы можем стать свидетелями героических обгонов. И возможно, один-два таких обгона перекроют 25 тех, которые мы видим сейчас», – отметил австриец.

Пройдет еще наверняка немало времени перед тем, как пилоты не самом деле смогут участвовать в принятии ключевых решений. Но им определенно есть, что предложить.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Александр Вурц
Тип статьи Аналитика
Тэги fia
Rambler's Top100