Анализ: почему в Ф1 нет допинговых скандалов

В других видах спорта дисквалификации спортсменов за употребление запрещённых препаратов давно стали привычной вещью, однако в Формуле 1 история почти не знает подобных случаев. Почему так происходит? Объясняет Кейт Уокер.

Допинг-контроль в большом спорте – дело серьёзное. Возьмём, к примеру, велоспорт. Каждый хоть сколько-нибудь конкурентоспособный спортсмен в обязательном порядке проходит тесты на допинг. И если, к примеру, будет уличён в употреблении марихуаны – получит дисквалификацию.

Дело в том, что человек, находящийся под воздействием марихуаны, способен достичь более высоких спортивных результатов. Но утверждение это справедливо для тех же велосипедистов, а вот для авто- и мотогонщиков этот препарат уже не обладает такой эффективностью.

Большинство дисквалификаций выписывают после того, как тест мочи показывает наличие в ней следов препарата. Но при этом почему-то не принимается во внимание тот факт, что следы тетрагидроканнабинола – активного вещества в конопле – остаются в организме человека на протяжении нескольких недель. А это значит, что спортсмен, проваливший допинг-тест, вовсе не обязательно оказался под действием препарата непосредственно во время выступления.

Допинг-скандалы в автоспорте крайне редки. В FIA давно соблюдают стандарты Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), и пилоты Ф1 в течение года регулярно подвергаются проверкам.

Никто ещё не провалил тест, хотя многие жаловались, что из-за этого им пришлось рано вставать.

«Эти парни чисты, – говорил в 2013-м тогдашний медицинский делегат FIA Гэри Хартстейн. – Я говорю это не потому, что оптимист либо слишком наивен. А потому, что тесно связан с антидопинговыми инициативами FIA. И знаю, что нужно гонщикам, чтобы выступать на пике своих возможностей.

В списке запрещённых препаратов нет ни одного, который помог бы им сделать это. И они прекрасно знают об этом».

Льюис Хэмилтон и Стирлинг Мосс. Специальное мероприятие Стирлинга Мосса и Льюиса Хэмилтона, Особое мероприятие.
Льюис Хэмилтон и Стирлинг Мосс

Фото: XPB Images

Опасность для здоровья

В 2012-м медицинский делегат FIA Жан-Шарль Пьет рассказал автору этих строк, что, по его мнению, гонщики осознают последствия употребления наркотиков. Одно дело, когда во время бега сознание теряет легкоатлет, и совсем другое, когда это случается с автогонщиком...

«Употребление препаратов в автоспорте – вовсе не то же самое, что в лёгкой атлетике или футболе, – говорил Пьет. – Если, скажем, футболист принимает препараты, то здоровьем рискует только он сам, но не его команда или тем более зрители.

А вот если препараты принимает автогонщик, то рискует уже не только он, но и другие пилоты, зрители, судьи... Они должны это учитывать».

Автоспорт по-прежнему остаётся опасным занятием, несмотря на все последние меры по повышению безопасности. И опасных ситуаций на трассе хватает, даже без допинга.

Кроме того, в Ф1 успех и неудачу порой разделяют тысячные доли секунды. И любой сторонний фактор может иметь решающее значение в борьбе за титул.

Хорошему гонщику необходимы молниеносная реакция, выносливость, психологическая стойкость, умение сконцентрироваться и мускульная сила (особенно в области шеи и верхней половины тела). А ещё – немалый талант и стальные нервы.

Убойный коктейль

Гонщик, если уж ему пришла в голову мысль принять допинг, не обойдётся одним препаратом, а вынужден будет принять целый "коктейль". К примеру, препараты вроде амбиена или аддерала – чтобы сконцентрироваться, стероиды – чтобы нарастить мышечную массу, амфетамины – чтобы убить аппетит и оставаться худым...

«Какие препараты потенциально могли бы помочь автогонщику – как непосредственно во время гонки, так и вообще? – вопрошает Пьет. – К примеру, это могут быть препараты, увеличивающие мускульную силу. Посмотрите на гонщиков Ф1 со спины, какие у них мощные шеи. Это необходимо для того, чтобы противостоять перегрузкам.

Есть препараты, которые могут улучшить навыки пилотирования. В теории мы видим потенциал как безобидных кофеина и никотина, так и более тяжёлых веществ вроде амфетаминов или кокаина. В других видах спорта допинг-тесты давали положительные результаты, и ясно, что спортсмены принимали эти препараты не с целью восстановления».

В недавнем прошлом некоторые гонщики принимали такрин – препарат, предназначенный для страдающих болезнью Альцгеймера, – чтобы легче запомнить конфигурацию той или иной трассы.

Однако такрин не входит в список запрещённых ВАДА веществ. Вопрос в том, можно ли считать подобные препараты допингом, даже если они способны оказывать влияние на результаты спортсмена.

Другие стандарты в прошлом

Конечно, в прошлом контроль за применением препаратов был куда менее строгим. История автоспорта знает пилотов, выступавших под морфином, амфетаминами и другими веществами.

«Я сам принимал наркотики, – признался как-то Стирлинг Мосс, четырёхкратный вице-чемпион мира. – Не в кольцевых гонках, а во время выступлений в ралли. Тогда это считалось нормой. В то время они даже не считались наркотиками. Как только появились эти препараты, спортсмены тут же стали использовать их для увеличения мышечной массы.

Но, насколько я знаю, не было ничего, что могло бы улучшить навыки пилотирования. Амфетамины? Они просто могли держать тебя в форме, не более того.

Я не знаю, что было в таблетках, которые дал мне Хуан Мануэль Фанхио перед "Милле Милья" в 1955-м. Но я уверен, что сегодня эти препараты были бы запрещены».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100