Анализ: почему просьбы Хэмилтона о другой тактике были лишними?

В ходе Гран При Бразилии Льюис Хэмилтон упрашивал команду изменить для него тактику, чтобы у него появился хотя бы малейший шанс одолеть Нико Росберга. Адам Купер объясняет, почему из этой затеи всё равно ничего бы не вышло.

Гран При Бразилии явно не стал самым захватывающим в этом сезоне, но далеко не каждая гонка – особенно из числа тех, по ходу которых на трассе не появляется машина безопасности, а асфальт остается сухим – способна подарить интересный сюжет.

Так или иначе, у этой гонки на Интерлагосе были свои изюминки, вроде обгонов Макса Ферстаппена или погони Себастьяна Феттеля за парой Mercedes. Темп Ferrari в сравнении с главными соперниками был намного лучше, чем в большинстве других "нормальных" гонок, и это хотя бы дарит надежду на то, что в будущем мы увидим немало напряженных схваток между двумя лидирующими командами.

Темп Себа не давал Росбергу и Хэмилтону расслабиться, а на командном мостике Mercedes должны были постоянно за действиями Феттеля присматривать. Он ни разу по ходу гонки не отстал настолько, чтобы в штабе Серебряных стрел могли забыть о его существовании.

Борьба между Нико и Льюисом, между тем, продолжалась на протяжении всей дистанции, и лишь под самый конец чемпион ослабил хватку – когда окончательно понял, что не сможет одолеть напарника.

Еще перед этим он высказал свое разочарование по радио – вновь, как и в Мексике, поставив под сомнение выбор командой стратегии.

В последней до этого гонке он не сразу подчинился приказу провести второй пит-стоп, но тогда преимущество Mercedes было достаточным для подобного рода экспериментов. На сей раз Льюис попросил стратегов изменить ему тактику, придумав некий альтернативный план, который мог бы помочь ему опередить напарника. Но на деле британец мог потерять значительно больше, чем приобрести.

Как мы видели на протяжении двух последних сезонов, исход борьбы между напарниками по Mercedes зачастую определяют квалификация и старт. Это два ключевых фактора. Позволив себя продавить на первых метрах дистанции в Японии и США, в Мексике Нико действовал уже чуть жестче и точно так же затем поступил в Бразилии. Так что уже спустя несколько секунд после старта Льюис понимал – чтобы победить, ему необходимо решить задачу повышенной сложности.

Не сказать, что он сильно докучал Росбергу во время первого отрезка. На 13-м круге, когда Нико в первый раз остановился на пит-лейн для смены резины, Льюис был в 1,5 секундах позади. Немцу пришлось немного задержаться у своих механиков, потому что следом за ним свой пит-стоп решил провести Феттель, и Нико не сразу дали тронуться с места, но заминка не стоила лидеру позиции относительно напарника.

«У того пилота, который проводит пит-стоп на круг раньше есть тактическое преимущество примерно в секунду, – рассказал после гонки корреспонденту Motorsport.com технический директор Mercedes Падди Лоу. – Так что Льюис тоже потерял бы время – в любом случае».

Только на втором отрезке, когда оба лидера перешли на Medium, Льюис действительно начал оказывать давление на Нико. Спустя пару кругов после своего пит-стопа Хэмилтон приблизился к Росбергу на расстояние в полсекунды, а затем отрыв на протяжении еще нескольких минут держался в районе 0,4-0,8 секунды. Немца предупредили по радио, что "Льюис старается изо всех сил", – и, возможно, в этой фразе было закодировано некое дополнительное сообщение для пилота…

Нико в этот момент должен был контролировать свой темп, потому что – как и Хэмилтон – предполагал, что следующий его пит-стоп станет в этой гонке последним. Обоим приходилось присматривать за состоянием своих шин.

«На самом деле в этой гонке была пара моментов, когда Нико действительно мог чувствовать давление, – отметил Лоу. – Но в целом, я думаю, он просто контролировал свой темп. Он понимал, что резины должно едва хватить, чтобы провести всего два пит-стопа, и ему не нужен был отрыв в пять секунд – достаточно было и полутора. Но Льюис в определенный момент подобрался достаточно близко. Тем не менее, я не думаю, что все было настолько драматично, как возможно казалось по телевизору».

Хэмилтон запаниковал?

Между тем, Льюис дал инженерам и стратегам на командном мостике тему для размышлений, когда сообщил на 20-м круге: "В таком темпе мои шины не продержатся долго". Но спустя несколько минут он получил на свое замечание однозначный ответ: "Деградация достаточно низкая на всех машинах, включая наши".

Дело в том, что резина изнашивалась быстрее, пока Льюис пытался держаться в слип-стриме позади Нико. В этот момент его сообщения по радио вплоне можно было принять за панику.

"Здесь просто невозможно преследовать другую машину", – почти кричал Хэмилтон. При учете, что к обгонам в первом повороте на Интерлагосе болельщики уже давно привыкли и не считают их сколь бы то ни было героическими, в правдивости слов Льюиса, прямо скажем, можно было усомниться.

«Не думаю, что это на самом деле так уж сложно, – согласился Лоу. – Мне представляется, что это были привычные слова для пилота в его ситуации – когда он не мог обогнать другого. Все видели, что на самом деле он преследовал Нико вплотную, но ничего не поделаешь – у него была такая же машина.

Здесь нужно достаточно ощутимое преимущество, чтобы рассчитывать на обгон. Их было достаточно в гонке, и вы видели как сам Льюис относительно легко справился с Кими, когда тот оказался перед ним. Если у вас есть преимущество примерно в секунду с круга, то выйти вперед возможно».

Хэмилтон продолжил свой диалог с командой по радио просьбой: "Вы можете перевести меня на другую стратегию, пожалуйста? Я быстрее, но я просто не могу к нему подобраться".

В ответ ему сообщили, что единственный доступный вариант – увеличить длину отрезка, чтобы затем под конец получить более свежие шины. Это могло помочь ему провести-таки решающую атаку на последних кругах. Почти сразу после этого Льиюс начал отставать от напарника и разрыв между ними увеличился до трех секунд.

Тем не менее, план Mercedes провести вторые и последние пит-стопы для своих пилотов после 40-го круга был нарушен Феттелем. На 32-м пилот Ferrari отправился в боксы за комплектом Soft. Скудерия показала, что готова рискнуть и попробовать навязать борьбу лидерам за счет тактики трех пит-стопов.

В Mercedes решили ответить, тоже переведя своих пилотов на план "Б", но предпочли оставить гонщиков на Medium. И вариант Хэмилтона с более коротким финальным отрезком, чем у напарника, просто перестал существовать.

«Альтернативу у нас забрали, когда Себастьян решил перейти на другую стратегию, – сказал Лоу. – Когда он остановился во второй раз, стало очевидно, что это тактика с тремя пит-стопами».

В любом случае, есть сильные сомнения, что Хэмилтону удалось бы реализовать альтернативный план. Продлить свой второй отрезок ему было бы сложно, при учете, что он уже испытывал достаточно серьезные проблемы с шинами.

Росберг заехал на свой второй пит-стоп на 33-м круге, а Льюис, извещенный о том, что наступил знаменитый "hammer time" (момент, когда ему надо атаковать по максимуму), отправился за новой резиной еще кругом позже. После остановки он ненадолго оказался позади Кими Райкконена, который остался на тактике двух пит-стопов, но вскоре без особых проблем прошел финна.

«Как только Себастьян перешел на три пит-стопа, мы сразу решили избрать наиболее безопасный вариант, – рассказал Лоу. – Самое оптимальное в таких ситуациях – это просто копировать действия соперника. Был небольшой риск, что Льюис застрянет за Кими и потеряет время, но он достаточно быстро преодолел это препятствие».

Росберг после второй остановки поинтересовался, что стало причиной падения темпа напарника перед пит-стопом: "Что произошло с Льюисом в конце отрезка? Его шины износились?"

Ответ был: "Он не мог поддерживать темп".

Если Льюис на самом деле решил отстать от напарника с той целью, чтобы сохранить шины и попробовать опередить-таки его в концовке, то теперь об этом жалел. Изменение тактики означало, что никакого потенциального преимущества от такого шага он получить уже не мог. Больше того, Льюису теперь предстояло отыграть эти три секунды обратно.

Феттель снова в деле

На 45-м круге могло показаться, что Льюис всерьез взялся за дело и вот-вот вновь начнет оказывать на Нико давление. Но в дело вновь вмешался Феттель. После очень короткого отрезка в 15 кругов на Soft Себ остановился вновь на 47-м круге, и в Mercedes, следуя своей новой тактике копировать действия немца, зазвали своих пилотов на пит-стоп.

Команде и правда было необходимо соблюдать осторожность в этот момент, но поводы для опасений были и у пилотов. Росберг вновь поинтересовался, чем занят Льюис: "Он останавливался?" – спросил немец. "Да, Льюис остановился. Он в двух секундах позади тебя", – был ответ.

Еще спустя некоторое время Нико сообщили: "Он старается изо всех сил [вновь теми же словами!], так что износ у него будет таким же, как и у тебя, если ты будешь поддерживать тот же темп".

Никто не хотел сдаваться. На 51-м круге Росберг установил лучший круг 1.15,136, после чего последовал ответ Хэмилтона – 1.14,832. Этот результат британца так и остался непревзойденным до конца гонки. Отрыв теперь составлял 1,2 секунды, а затем сократился до восьми десятых. Льюис вновь был в игре.

Тем не менее, в дело в очередной раз вмешались соперники. Хэмилтон потерял время за круговым Роменом Грожаном, к тому же заблокировав правое переднее колесо, пытаясь опередить его как можно скорее.

Признание поражения

«Я думаю, Льюис осознал, что уже ничего не сможет поделать, – объяснил Лоу слабый темп британца в концовке. – Он согласился на второе место».

На финише отрыв вырос до 7,7 секунд, что на самом деле не отражало реальной скорости Хэмилтона. Феттель отстал от Льюиса всего на 6,4 секунды, что явилось доказательством правильности выбранного Mercedes подхода – действовать с оглядкой на Ferrari.

После гонки два дуэлянта вновь обменялись уже привычными словесными уколами на глазах у прессы.

Росберг сказал: «У меня было достаточно большое преимущество в темпе над Льюисом, и у него не было шансов, а в конце гонки я был в шести секундах впереди».

Льюис в свою очередь отметил: «В противовес тому, что только что сказал Нико, я висел у него на хвосте в определенный момент, но просто не мог подобраться на расстояние атаки. Я просто не мог приблизиться на достаточное расстояние в пределах этой последней секунды, но за мной остался лучший круг сегодня, так что с моим темпом всё было в порядке».

Интересно было послушать мысли Льюиса и о тактике: «Команда предположила, что шины будут работать дольше, в чем я изначально сомневался – еще перед стартом. Оказалось, что не зря».

Другими словами, Хэмилтон снова постарался дать всем понять, что порой он сам знает чуть больше и понимает ситуацию чуть лучше, чем команда. Возможно, не самое корректное высказывание для пилота, которому именно эта команда помогла выиграть два чемпионских титула...

Это еще один мазок к общей картине, на которой уже отчетливо заметно, сколь непросто Mercedes в последних гонках выбирать тактику для своих пилотов. По крайней мере Льюис явно не прочь высказать свое недовольство.

Mercedes вынуждена справляться с непростой задачей в каждой гонке, пытаясь действовать так, чтобы не дать ни одному из своих пилотов преимущества в борьбе с напарником. Но публике при этом зачастую кажется, что решения стратегов команды направлены как раз на то, чтобы кому-либо из них помочь.

«Я думаю, эта задача немного проще, чем кажется со стороны, – считает Лоу. – Порой у нас есть альтернативная стратегия, о чем мы сообщаем своим пилотам в воскресенье утром. В качестве примера: одним из вариантов может быть гонка с первым отрезком на мягких шинах и двумя на жестких потом, а вторым вариантом в таком случае – более агрессивная тактика с двумя короткими отрезками на мягких в концовке. Но количество пит-стопов при этом должно быть одинаковым [чтобы не ставить пилотов в заведомо неравные условия].

Если у нас есть запасной план для пилота, который идет вторым, он знает о его наличии заранее. По его просьбе мы можем перевести его на альтернативную стратегию, если он считает, что его темп позволяет ее реализовать, а мы видим, что дополнительных угроз нет. По предварительным расчетам альтернативная тактика всегда "медленнее" основной – так что у пилота должны быть серьезные основания для просьб о переходе.

Мы даем им обоим возможность выбрать "запасной" план, если считаем, что их темпа достаточно для этого. Но такой вариант есть не всегда. К примеру, здесь тактика с тремя пит-стопами на десять секунд медленнее, чем с двумя. Льюис мог просить всё что угодно, но он знал, что рисковать слишком сильно ему никто не позволит.

Если бы мы были в 40 секундах впереди Себастьяна, тогда мы могли бы подумать "OK, почему бы и нет". Но такого отрыва не было. В любом случае, если бы мы позволили ему привести три пит-стопа против двух [как планировалось для обоих пилотов изначально] у Росберга, ему пришлось бы преодолевать и сопротивление двух Ferrari».

Увидим ли мы продолжение тактических дуэлей в Абу-Даби? Это было бы интересно. Но у Льюиса есть более верный шанс на победу, чем попытаться переиграть напарника за счет отличной от него стратегии. Для этого надо просто выиграть поул…

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Бразилии
Трек Интерлагос
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг
Команды Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100