Анализ: почему двойные диффузоры вновь стали темой для обсуждения в Ф1?

В последние несколько недель вам могло показаться, что Формула 1 вернулась в прошлое. Спустя семь лет многие вновь заговорили о двойных диффузорах...

И в самом деле, для многих непродолжительный спор об инновации, которая стала одним из ключевых компонентов успеха команды Brawn, выигравшей в 2009 году чемпионат, давно стал достоянием истории Больших Призов.

Однако не так давно эта тема вновь всплыла на поверхность, после того как руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер и главный конструктор этой же команды Эдриан Ньюи вспомнили о ней в своих комментариях.

Хорнер, в частности, заявил следующее: «В Ф1 сложилась определенная ситуация – и давайте сейчас на время забудем о Red Bull – при которой двигатель автомобиля Ф1 стал могущественным инструментом для того, кто управляет серией; точно так же дискуссия вокруг двойных диффузоров была борьбой между FOTA и FOM».

В свою очередь, Ньюи высказал предположение, что проблема 2009 года имела скорее политическую подоплеку и заключалась в борьбе действовавшего на тот момент президента FIA Макса Мосли с ведущими командами в лице McLaren и Ferrari.

«Вся суть сводилась к тому, что Макс Мосли хотел в тот момент преподать урок Ferrari и McLaren», – сказал британец.

В этом материале мы постараемся изучить подоплеку известных событий и выяснить, как история семилетней давности может быть связана с текущим положением дел в Ф1.

История о двойном диффузоре 

В течение зимнего периода 2008 – 2009 годов три команды – Brawn, Toyota и Williams – обнаружили в аэродинамическом регламенте лазейку, которая позволила им создать так называемый двойной диффузор.

Инновационная конструкция обеспечивала эксплуатантам такого решения дополнительную прижимную силу в то время как упомянутый регламент, напротив, имел своей целью снизить её примерно на 50%.

Первое же появление этих диффузоров на предсезонных тестах вызвало ожесточенную дискуссию. "Виновники торжества" – три команды – стояли на своем: регламент не нарушен.

Причиной такой уверенности было то, что представители всех трех коллективов в рамках предложенного Мосли процесса создания новых правил получили одобрение Чарли Уайтинга.

Вот что пишет о том, как проходил процесс составления правил в своей автобиографической книге "Формула 1 и не только" сам Мосли: «В начале моего президентства, на этапе создания проекта правил, мы пригласили команды к обсуждению их свежих идей – при строгом соблюдении конфиденциальности.

От Чарли требовалось изучить предлагаемые проекты команд и высказать свое мнение на предмет их соответствия правилам. Всем было очевидно, что он озвучивал не руководство к действию, а только свое мнение, – соответствующее, впрочем, линии, которой придерживался бы технический департамент FIA.

Порой он мог обсуждать со мной идеи, которые были на грани фола – и я не переставал удивляться изобретательности и оригинальности некоторых концепций».

Именно в ходе этого процесса Уайтинг счел, что двойной диффузор соответствует правилам – однако это обстоятельство не лишало соперников права на протест.

Реакция команд не заставила себя ждать. На Гран При Австралии использование двойных диффузоров опротестовали Ferrari, Renault и Red Bull, а в Малайзии их примеру последовала BMW Sauber.

В обоих случаях протесты были отклонены судьями. Дело в конечном итоге дошло до Независимого апелляционного суда FIA, который, после продолжительного обсуждения вопроса, пришел к выводу о полном соответствии диффузоров регламенту.

Соперникам Brawn, Toyota и Williams не оставалось ничего иного, кроме как перенять признанную легальной конструкцию диффузоров.

Суть проблемы в наши дни

На первый взгляд, сложно провести какие-то параллели между этой историей и текущим положением дел в Формуле 1. Тем не менее, существует четкая связь между тем, что происходит в Больших Призах в настоящее время и тем, что происходило в серии семь лет назад.

Конечно, с одной стороны, отсылки представителей Red Bull к этой истории могут быть связаны с их собственными успехами в период с 2010 по 2013 годы. Так, например, Ньюи признает, что нежелание Red Bull использовать двойной диффузор в 2009-м стоило команде возможного титула и побудило искать любые возможности – порою также на грани фола – для того, чтобы добиться победы.

Но есть в этой истории и некоторые сходства политического характера.

Как и сегодня – когда производители в лице Mercedes и Ferrari выступают против Берни Экклстоуна и президента FIA Жана Тодта – в 2009-м шла борьба за контроль над Формулой 1.

К тому сезону Мосли подошел после успешного преодоления "шпионского скандала" 2007 года и руководствовался необходимостью сокращения расходов на фоне противодействия со стороны производителей, объединившихся в ассоциацию FOTA.

Тогда как в 2009 году сюжет развивался вокруг расходов на участие в серии и угрозы ухода из нее производителей, сегодня речь идет о решении проблем с силовыми установками и спасении Формулы 1 от краха.

До 15 января производители Ф1 должны вынести на обсуждение собственные варианты решения кризиса, в котором оказался чемпионат. В противном случае Тодт и Экклстоун воспользуются полученным у FIA мандатом с тем, чтобы пересмотреть процессы управления дисциплиной и изменить правила.

Если предложения производителей не удовлетворят Жана и Берни, Формула 1 может получить в 2017 году независимого поставщика моторов – вариант, реализации которого очень ждут в Red Bull.

В ближайшие несколько недель на этом поле боя станет ясно, насколько совпадают программа действий Тодта и Экклстоуна с предложениями топ-команд. Центральная повестка дня – силовые установки. Точь-в-точь как в 2009-м, когда речь шла о правомерности использования двойных диффузоров.

Но в то время как Тодт и Экклстоун ясно дали понять, что намерены остановить захват власти в Ф1 двумя производителями, можно ли утверждать, что в 2009-м Макс Мосли преследовал свои – скрытые от посторонних глаз – цели?

Влияние Мосли

Если уж рассматривать историю с двойным диффузором как личную месть Мосли, то следует допустить, что президент FIA непосредственно контролировал Уайтинга, стюардов Гран При Австралии и Гран При Малайзии, а заодно и всех судей Апелляционного суда.

Сами по себе обвинения Мосли в том, что он, якобы, оказывал какое-то влияние на столь сложные процессы, не представляют из себя ничего нового. Однако сам бывший президент FIA всегда настаивал на том, что грамотно выстроенная система сдержек и противовесов в принципе исключала такую возможность.

В действительности, в письме, направленном в разгар кризиса 2009 года Всемирному совету FIA по автоспорту, Мосли сообщал о том, что воспротивился прямому призыву одного из производителей оказать влияние на исход по делу о двойном диффузоре.

В письме говорится: «Представители FOTA много говорили о независимом апелляционном суде. В ходе разбирательств по делу о двойном диффузоре один из производителей неоднократно (и совершенно неуместным образом) пытался воздействовать на меня с тем, чтобы я вмешался в процесс, ведущийся Апелляционным судом FIA, и вынудил судей признать двойной диффузор не соответствующим регламенту.

Ни при каких обстоятельствах Суд FIA не согласился бы с подобными методами, однако сам этот факт демонстрирует, что для команды, о которой идет речь, понятие "независимый" означает независимость от других команд и контроль со стороны представителей определенных интересов».

Немного о независимости суда

Сам бывший президент FIA давно и совершенно четко дал понять, что периодические обвинения в том, что он мог оказывать влияние на судебные процессы в FIA, раздражают его больше всего.

Вот что пишет в своей автобиографии Мосли, проясняя момент с Апелляционным судом: «Судьи были избраны организациями – членами FIA и принадлежали к тому сорту людей, что пришли бы в ярость, посмей я или любой другой представитель администрации связаться с ними – прямо или опосредованно – чтобы указать, какое решение им следует принять по тому или иному вопросу.

Любой человек, хоть немного знакомый, скажем, с судейским корпусом Великобритании, хорошо понимает, что сама мысль о том, чтобы я мог позвонить одному или двум британским судьям... чтобы объяснить им, какое решение должно быть принято, является не более чем бредом.

После всех наших усилий особенно разочаровывает то, что любой теперь может подумать, что суд не был полностью независимым».

Сегодня эти слова звучат более чем правдоподобно.

Реакция Мосли

В наши дни Макс Мосли продолжает пристально следить за развитием ситуации в Формуле 1. Например, в конце прошлого года он вместе с Берни Экклстоуном дал интервью, в котором обсудил будущее дисциплины.

Бывший президент FIA определено может провести параллели между историей с двойным диффузором и тем, что происходит в Ф1 сейчас. Мосли по-прежнему убежден: в том эпизоде он ни в коей мере не пытался использовать решение вопроса о двойном диффузоре для получения политических дивидендов.

В преддверии 15 января 75-летний британец предлагает нам свой, современный, взгляд на вещи, заочно отвечая Эдриану Ньюи.

«Правда состоит в том, что я не имел ни малейшего понятия о существовании двойного диффузора, – заявил он на этой неделе. – Ровно до тех пор, пока в Ferrari не начали жаловаться, а в Brawn, Williams и Toyota не построили свои автомобили.

Я с интересом изучил протесты, но вопрос о том, чтобы вмешаться в это дело, никогда не возникал. Предположение Эдриана Ньюи о том, что я использовал создавшуюся ситуацию в качестве своеобразного оружия против Ferrari и McLaren попросту ошибочно. Ему следовало бы прочесть мою книгу!

В действительности, если бы FIA намеревалась действовать неправомерными методами, мы могли бы уничтожить FOTA еще в начале 2009-го, запретив двойные диффузоры в обмен на то, что Ferrari уйдет от остальных команд – в противоположность теории Эдриана».

Есть у Мосли и свое представление о методах вывода чемпионата из кризиса.

«Текущая проблема связана с поставками моторов и их стоимостью, – объяснил он. – Решением могло бы стать правило, допускающее использование на каждом из автомобилей не более двух моторов за сезон.

Такое решение позволило бы удвоить поставки, одновременно уполовинив расходы. Чтобы добиться этого, современным двигателям потребуется умеренная модернизация. Конечно, поставщики моторов немедленно скажут, что это невозможно и приведет к катастрофе – однако истории Ф1 неизвестны случаи, когда подобные прогнозы оправдывались».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100