Анализ: почему для возвращения в Ф1 Кубице нужна не только скорость

Роберт Кубица сегодня проводит вторые тесты с Renault, на которых команда хочет оценить его шансы на возвращение к соревнованиям «самого высокого уровня». Зачем именно нужны эти испытания?

Значение заявления Renault в прошлый четверг сложно переоценить. Сириль Абитбуль до последнего утверждал, что первые тесты Кубицы являлись не более чем жестом доброй воли в адрес пилота, с которым коллектив имеет столь прочную эмоциональную связь. В целом, нет причин сомневаться, что изначально мотив был именно в этом.

Однако после того, как Роберт откатал в Валенсии 115 кругов, а в прессу попали подробности и его первые цитаты, дополнительных вопросов было не избежать. Абитбуль несколько раз повторил, что пока кандидатура Роберта в качестве основного пилота на сезон-2018 не рассматривается, но когда появились сообщения о вторых тестах, отступать было некуда.

Renault уже не могла не признать, что они запланированы с целью проверки его реальных возможностей. Ключевые слова были вынесены в первый параграф заявления: во Франции команда запланировала программу, которая «всеобъемлюще оценит его способности».

Роберт Кубица, Lotus Renault
После тестов в Валенсии Роберт Кубица сел за руль Формулы 1 и в Гудвуде

Фото: JEP / LAT Images

В приведенной цитате Абитбуля не было ни одного слова о Формуле 1, но в них и нет никакой необходимости: когда такие тесты устраивает команда Ф1, это уже говорит само за себя. Фактически Renault просто признала факт, что шанс на возвращение у Кубицы есть. Но ответов на все вопросы у нее пока нет. Цитата Сириля из официального релиза Renault Sport заканчивается словами: «Ему предстоит преодолеть еще много препятствий, и он как никто другой понимает, что только его результаты позволят понять, сможет ли он когда-нибудь вернуться к профессиональным гонкам». И эти слова не менее важны.

Те самые 0,3 секунды

В Валенсии стало понятно, что Кубица может пилотировать машину Формулы 1. Причем, пилотировать в темпе, который уровню Формулы 1 соответствует. Роберт все еще достаточно быстр – даже несмотря на перерыв в шесть с лишним лет. Это стало отправной точкой для всего, что произошло потом.

Очевидным ориентиром для внешнего мира невольно стал резервный пилот Renault Сергей Сироткин. Его тесты в Валенсии за рулем E20 были запланированы давно, и этим самым ориентиром для Кубицы он стал, сам того не предполагая. Интересно, что на весенние тесты Роберта за рулем машины GP3 был приглашен еще один пилот, хорошо знакомый с этой техникой. Однако узнав о том, что его результаты будут использованы для сравнения с результатами Кубицы, он просто не приехал на трассу.

Роберт Кубица
Роберт Кубица на тестах машины GP3 на трассе «Франчьякорта»

Фото: Роберто Кинкеро

Сироткин оказался в не самой комфортной ситуации, отработав день по собственной программе и покинув трассу. Кубица получил E20 в свое распоряжение на день позже и проехал лучший круг за 1:14,27. Время Сергея было на три десятых хуже – 1:14,56. Несмотря на то, что официально команда не разглашала результаты частных тестов, совсем скоро эти самые 0,3 секунды попали в прессу.

В некоторых средствах массовой информации указывалось, что оба результата показаны при схожих настройках машины, но сразу несколько источников – в том числе из команды – утверждают обратное. Один из инженеров, отработавший в Валенсии оба дня, заметил, что условия отличались значительно, и во время тестов Кубицы непосредственно трасса сама по себе была чуть ли не на секунду «быстрее».

«Это отчасти правда»

Косвенно на это указывают и комментарии самого Сироткина. Сергей в определенном смысле оказался в патовой ситуации, поскольку любые его слова сейчас могут быть интерпретированы не в его пользу. Поэтому он их предсказуемо подбирает очень тщательно.

«Да, я видел, что писали в прессе, как и у нас в стране, так и по всему миру, – ответил он на вопрос Motorsport.com о тестах. – Что я могу сказать, это то, что если мы говорим о чистом времени на круге, то о чем писалось – это отчасти правда. Он действительно большой молодец, что сумел вернуться на таком уровне.

Тест-пилот Renault Sport F1 Сергей Сироткин
Резервный пилот Renault F1 Сергей Сироткин

Фото: Sutton Motorsport Images

С другой стороны, скажем так, мы все-таки работали по разным программам в разное время на трассе. Нисколько не принижая его по-человечески большое достижение, условия на трассе были, мягко говоря, не в мою пользу.

Безусловно после тестов я получил подробный отчет со всей телеметрией. Учитывая, что Роберт был одним из наиболее быстрых пилотов Формулы 1 – и я уверен, что он в каком-то плане сохранил тот же уровень – я могу сказать одно: мне было приятно видеть то, что я увидел в докладе.

Зная все обстоятельства, как и что на самом деле было, мне было приятно видеть ту работу, которую я проделал, и как это выглядело на фоне такого сильного соперника как он. Опять же, ни в коем случае не принижая ничьи человеческие достижения, потому что я очень за него рад».

Критерии отбора

По состоянию на настоящий момент у Renault достаточно поводов продолжать поиски второго пилота. Джолион Палмер не набрал ни одного очка и до сих пор является лишь одним из двух – наряду со Стоффелем Вандорном – гонщиков в Ф1, которые ни разу не опередили напарников в квалификациях. Сироткин, будучи резервным пилотом Renault, очевидно является одним из кандидатов на замену Палмера, но пока очень сложно сказать, насколько крепки его позиции.

Сергей Сироткин и Джолион Палмер, Renault Sport F1 RS17
Сергей Сироткин и Джолион Палмер в ходе первой тренировки Гран При Австрии

Фото: Sutton Motorsport Images

Выделить хотя бы одного пилота в качестве фаворита в борьбе за место в кокпите второй машины на данный момент невозможно – в первую очередь, в силу размытости критериев выбора. Renault пока не в той позиции, чтобы охотиться исключительно за топ-пилотами, и вариант с Фернандо Алонсо, хоть и не исключен, все же маловероятен – поскольку у команды в ближайшие годы вряд ли появится возможность предоставить ему машину, на которой он смог бы побороться за титул. Вложения в те несколько десятых, которые способен принести гонщик калибра Алонсо, себя не оправдают. Для этого просто пока не пришло время.

В Renault, устами уже бывшего руководителя команды Фредерика Вассера, говорили, что хотят найти «чемпиона мира 2021 года» из числа молодых пилотов. Но очевидного кандидата просто нет: Эстебан Окон, который отработал несколько пятниц c Renault в прошлом году, на контракте с Mercedes; Шарль Леклер, рвущий пелотон на части в текущем сезоне Формулы 2, является слушателем Академии Ferrari; в рядах членов собственной юниорской программы восходящих звезд того же уровня не наблюдается. Шансы есть и у Оливера Роуленда, и даже у Николя Латифи, тоже числящегося тест-пилотом Renault – по слухам, «молодежный» день на тестах в Венгрии команда отдаст именно канадцу, за плечами которого стоят солидные спонсоры.

Позиции Сироткина

Далеко не факт, что даже если Кубица по тем или иным причинам перестанет участвовать в борьбе за место, приоритетным для команды будет считаться вариант именно с Сироткиным. Сейчас Renault находится в той ситуации, когда будет рассматривать каждый «пакет», в который выходит не только пилот, но и разного рода сопутствующие факторы, вроде размера финансовой поддержки, которую способны обеспечить спонсоры. Да, для заводской команды этот критерий не будет определяющим, но и от него зависит многое. В конце концов, даже в Mercedes Валттери Боттаса взяли не «бесплатно», и Тото Вольф не скрывает, что контракт с компанией Wihuri, которая давно поддерживает финна, склонил чашу весов в его пользу.

Роберт Кубица, Renault F1 Team
Роберт Кубица на тестах в Валенсии в июне

Фото: Renault F1

В «пакете» Роберта Кубицы есть пока лишь он сам. Если поляк по-прежнему тот, за которым охотилась Ferrari в 2010 году, этого вполне может оказаться достаточно. Потому что тот Кубица – один из лучших пилотов своего поколения. Однако с тех пор он не только получил травму и пережил курс реабилитации – с тех пор прошло еще и шесть с лишним лет.

Сироткин, отвечая на вопрос о том, как изменилась ситуация в борьбе за место в команде после тестов поляка в Валенсии, сказал: «По поводу соперничества, я не думаю, что стоит выделять кого-то одного, будь то Роберт или любой другой кандидат. Тут всё достаточно просто. С другой стороны, я именно по-человечески за него рад. Я знаю, сколь трудную жизненную ситуацию он пережил, и сам факт, что он потихонечку возвращается, протестировал машину LMP2 с командой SMP Racing, потом сел в машину Формулы 1 и в принципе был в состоянии ей управлять – именно по-человечески я за него безусловно очень рад. Сам факт, что он в принципе может управлять Формулой 1 – это огромное достижение. Надо отдать ему должное. Он настоящий герой, при учете того, через что он прошел. Он сумел сесть за руль и, если честно, выглядел очень даже конкурентоспособным».

В любом случае, на месте Сироткина и его менеджеров просто сидеть и ждать, чем закончится история с Робертом – не вариант, и предложить свой «пакет» было бы неплохо уже сейчас...

Команда Кубицы

В Энстоуне осталось немало людей, которые работали с Кубицей в 2010-м и начале 2011 года. В их числе – глава инженерной бригады команды Алан Пермейн. Тесты Роберта в Валенсии – это во многом его инициатива.

Поляк поддерживал с ним связь на протяжении всего периода после получения травмы, и неудивительно, что Алан лично присутствовал на трассе, когда Роберт сел за руль E20.

Подиум: Марк Уэббер, Себастьян Феттель, Роберт Кубица
Подиум Гран При Монако 2010 года: Марк Уэббер, Себастьян Феттель и Роберт Кубица

Фото: XPB Images

Таких, как он, в команде несколько, и в подобной ситуации эмоциональная составляющая играет огромную роль. Сейчас для части коллектива возвращение Кубицы в основной состав команды – если не цель, то по крайней мере мечта. И этот факт сложно назвать положительным в ситуации того же Палмера…

У них действительно есть незавершенное дело, но Абитбуль отдельно подчеркнул, что при принятии решения нужно как можно дальше дистанцироваться от эмоций: в ходе тестов на автодроме имени Поля Рикара на этой неделе Роберта ждет полноценная проверка – и дело касается не только скорости. Судя по всему, на юге Франции Renault постарается получить ответы на несколько вопросов, которые не касаются непосредственно пилотажа.

Суперлицензия

Чтобы вернуться полноценно в Формулу 1, Роберт должен будет соблюсти несколько формальных процедур, и в частности, вновь получить суперлицензию. Со спортивной составляющей никаких проблем возникнуть не должно. Да, Кубица не выступал в кольцевых гонках на высоком уровне уже шесть лет, но у него есть все основания претендовать на подачу заявки в FIA.

Он подпадает под условия, прописанные в «Приложении I» Международного спортивного кодекса федерации, а именно в пункт 5.1.7 c): поскольку в прошлом он уже был обладателем суперлицензии Формулы 1, он имеет право получить еще одну.

Правда, в его случае есть одно условие: поскольку Роберт не выступал в чемпионате более трех сезонов, FIA должна убедиться, что он «в последнее время стабильно демонстрировал выдающиеся способности при пилотировании “формульных” машин» – именно так сформулировано требование. Фактически этот вопрос можно решить обычными тестами в присутствии делегатов FIA за рулем той же E20.

Роберт Кубица, Renault F1 Team
Роберт Кубица на тестах в Валенсии

Фото: Renault F1

Для подачи заявки Роберту также потребуется пройти медицинское обследование в Польше, результаты которого надо будет представить в FIA – отдельные тесты предусмотрены для определения подвижности суставов и амплитуды движений.

Поскольку Роберт уже проходил подобные осмотры и это не мешало получать ему лицензии для выступлений как в WRC, так и в WEC, это тоже не должно стать проблемой. Но у медицинских делегатов FIA есть возможность самим провести тесты, если они видят для этого необходимость. В случае с Робертом это, безусловно, потребуется. И в Renault хотят проверить на тестах прежде всего физические кондиции Кубицы.

Тесты, тесты, тесты

Недостатка в слухах по поводу тестов Кубицы в Валенсии нет. Практически каждый разговор в паддоке рано или поздно выруливает на эту тему, и сразу несколько источников, близко знакомых с Робертом и ситуацией, утверждают, что все далеко не так радужно, как можно себе представить из его цитат.

Говорят, в Валенсии поляк ни разу не проехал серию больше, чем десять кругов подряд. Команда имитировала гоночные условия, но полноценную симуляцию не проводила – якобы ввиду физического состояния пилота.

Кроме того, есть подозрения, что у Роберта могут возникнуть трудности с прохождением теста на скорость высадки из кокпита, а именно со снятием воротника системы защиты кокпита – для этого надо быстро отстегнуть две застежки, и ограниченная подвижность локтя и запястья правой руки мешают Кубице уложиться в норматив. Необходимо ли чуть изменить конструкцию, и позволят ли Renault это сделать в FIA – еще два вопроса, на которые Renault, судя по всему, пытается найти ответы.

Роберт Кубица, Renault F1 Team
Роберт Кубица

Фото: Renault F1

Не все так очевидно и с расположением переключателей на руле: в Ф1 изменилась процедура старта, и со сцеплением работать стало сложнее. При этом Роберту придется справляться и с ним, и с лепестками переключения передач только левой рукой.

Когда Сириль Абитбуль говорит, что до реальных рассуждений о полноценном возвращении в Формулу 1 далеко, ему скорее всего можно верить. Renault не стала бы приглашать Кубицу на юг Франции, если бы на все «технические» вопросы были получены исчерпывающие ответы в Валенсии. Это далеко не так. Настоящие тесты в Ф1 у Роберта Кубицы – сегодня.

Если они пройдут успешно, это тоже не значит, что всё закончится контрактом с Renault на 2018 год. Следующим очевидным шагом станут тесты на «Хунгароринге» после окончания Гран При Венгрии – уже за рулем действующей машины. По слухам, пару недель назад Роберт протестировал ее на симуляторе в Энстоуне и был быстрее Нико Хюлькенберга. Это похоже на того Кубицу, которого мы знали в 2010 году, но в Renault рассмотрят его кандидатуру только в том случае, если относительно его физических кондиций не будет решительно никаких сомнений.

Подождем. Окончательный ответ мы не узнаем ни сегодня, ни в ближайшие дни – это возможно лишь в том случае, если он окажется отрицательным: скажем, в ходе тестов выяснится, что на пути к возвращению есть некое непреодолимое препятствие. Но даже если его нет – это только начало: в конце концов, речь идет о пилоте, который не выступал в гонках шесть последних лет.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Роберт Кубица
Команды Renault F1 Team
Тип статьи Новость
Rambler's Top100