Анализ: как в Renault планируют оставить позади провальный 2016-й

Нынешний чемпионат стал для французской заводской команды синонимом провала. Но руководители проекта ни секунды не сомневаются, что впереди их ждут большие свершения. Ситуацию анализирует Адам Купер.

Этот год в любом случае должен был принести сложности возрожденной Renault F1, учитывая, что контроль над своей старой базой в Энстоуне автоконцерн получил лишь в самом конце 2015-го после улаживания всех формальностей.

Итогом недостаточного количества инвестиций и имеющихся в распоряжении ресурсов стал серьезный провал бывшей Lotus в вопросах проектирования и разработок. Кроме того, коренные изменения в правилах с 2017 года сделали по сути бессмысленной дальнейшую работу с нынешней машиной, так как это не принесло бы пользы по завершении чемпионата-2016.

Такое сочетание факторов поставило Renault в непростое положение. Кевин Магнуссен и Джолион Палмер с большим трудом прорываются дальше первого квалификационного сегмента, а единственным финишем в десятке стал седьмой результат датчанина, добытый весной в Сочи.

Вдобавок, несколько серьезных инцидентов привели к необходимости задействовать дополнительные шасси для гонщиков.

Уик-энд в Монце принёс новое разочарование: старт с 20-й и 21-й позиций (впереди одного лишь Эстебана Окона из Manor, чья машина сломалась в квалификации еще до первого быстрого круга), сход Палмера после контакта с Фелипе Насром и финиш Магнуссена в задних рядах. 

С мыслями о завтрашнем дне

Понятно, что в будущем году ситуация станет лучше. Ресурсы привлечены, а Боб Белл – один из соавторов нынешнего успеха Mercedes – без особого шума занят своей работой вдали от посторонних глаз. Но даже в такой ситуации разочарование от сезона принять непросто, признаёт босс Renault Sport Сириль Абитбуль.

«Мы знали, что будет сложно, но если говорить кратко, все оказалось еще сложнее, – рассказал француз Motorsport.com. – Но нельзя сказать, что это большой сюрприз. Нам изначально было понятно, что машина отстает от всех соперников на 18 месяцев, а поводов дополнительно вкладываться в неё нет.

Но признаю честно, это осознание не делает нашу работу проще. Разумеется, мы прежде всего сконцентрированы на делах базы, на инвестициях, на поиске новых людей. Но никто не отменял гонок, и все мы – менеджмент, компания, совладельцы и сотрудники – следим за развитием событий.

Контроль осуществляется практически на еженедельной основе. И в этой ситуации сложность в том, что одна часть мозга видит всю эту картину, но другая-то призывает делать все возможное для борьбы на трассах».

У Renault долгосрочная программа в Ф1, потому руководители проекта просто не вправе закрывать глаза на такие скверные уик-энды, как в Монце. Ведь на машинах есть брендинг компании. И его не спрячешь.

«Это не здорово, это выводит нас из зоны комфорта, это, я бы даже сказал, неприемлемо, – признает Абитбуль. – У нас большой проект, куда больше просто команды, и потому нам требуется полная концентрация. В сложные моменты мы не можем просто забыть про все и заниматься главным, то есть подготовкой к следующему году.

Мы должны уделять внимание и текущим гонкам, выделять на это ту самую часть мозга. У нас нет возможности закрыть глаза и пробормотать "ничего страшного", делая вид, что мы удовлетворены ситуацией. Так как из-за этого можно упустить из виду что-то, что будет играть важную роль завтра. А именно завтра для нас является главным приоритетом».

Нынешний сезон еще может многому научить. «Думаю, нам важно разобраться, что же приводит к таким потерям, – считает глава Renault Sport. – Выявить все слабости. Одной из них, как мне видится, сейчас является работа с шинами. Тут мы стремимся прибавить. Но на это требуется время».

"У Red Bull всё стало получаться не за один день"

Каждый уик-энд соперники из Милтон-Кинса демонстрируют, чего потенциально позволяют добиться двигатели Renault. C одной стороны, это обнадеживает, ведь пилоты "Быков" регулярно зарабатывают призовые кубки.

С другой, форма RBR – ясный показатель, какой огромный объём работы еще впереди.

«У Red Bull всё стало получаться не за один день, – напоминает Абитбуль. – Я отлично помню, как восемь или девять лет назад их сотрясала одна реструктуризация за другой.

Их первые машины были угловатыми, а переход от Jaguar к нынешней команде не обошелся без болезненных моментов.

Мы работали с Red Bull практически с самого начала, и у наших сотрудников хорошая память – им прекрасно известно, через что потребовалось пройти, чтобы оказаться в нынешнем положении.

Понятно, что сравнение и установка ориентиров вещь насколько полезная, настолько порой и болезненная. Но мы учитываем это в своей работе».

Улучшая моральный дух

По словам Абитбуля, позитив в том, что сделанные изменения уже начинают приносить плоды. И если по результатам на трассе этого пока не скажешь, то настроение в коллективе явно стало лучше.

«Одна из особенностей спада в том, что после него на базе установилась позитивная энергетика, – уверен он. – Вокруг много новых лиц, люди не столь напряжены.

Прошедшая зима оказалась сложной для Энстоуна , да и для Вири тоже. Нам пришлось в последний момент интегрировать силовую установку Renault с шасси, рассчитанным под использование Mercedes. Добавьте к этому стресс от неопределенности – он ощущался не только в Энстоуне, но и в Вири.

В этой связи летние каникулы оказались очень своевременными и очень заслуженными. Я вижу, что оживление возвращается, а результаты первых инвестиций Renault всё явственнее видны в Энстоуне. Раньше это было только слова, презентации, документы или обещания. Теперь же впервые видно что-то осязаемое.

Надеюсь, теперь все смогут осознать, что значит участие Renault, так как есть реальные результаты. Это новые здания, расширение территории, новая инфраструктура, всё новое. Люди должны ощутить этот импульс.

Но его обязаны дополнять результаты на трассе, а с нашей нынешней формой рассчитывать на это сложно».

Еще одно неприятное последствие неважных показателей – сложность в привлечении топ-пилотов и, что едва ли не важнее, сильных инженеров. Кому захочется переходить в команду, чьи машины едва видны в конце пелотона? Однако Сириль Абитбуль настаивает, что здесь в пользу Renault играет история взаимоотношений с Формулой 1.

«Я скажу честно, это одна из больших сложностей, с которыми нам сейчас приходится иметь дело, – сказал он. – Но люди могут взглянуть назад и увидеть, чего Renault добивалась в Ф1, как действовал Энстоун, компания и её совладельцы. Да, вам нужно какое-то время после покупки команды, особенно если это происходит в декабре. Не забывайте, мы подписали все бумаги только в декабре.

Но вспомните, какого прогресса нам удалось добиться за это время с точки зрения моторов – благодаря упорному труду и вниманию Renault.

Я думаю, что все эти ребята, а также наши инженеры и механики, все они должны видеть чрезвычайную серьезность наших устремлений, нашу амбициозность и способность добиться желаемого результата».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Джолион Палмер , Кевин Магнуссен
Команды Renault F1 Team
Тип статьи Аналитика
Тэги сириль абитбуль
Rambler's Top100