Анализ: как Риккардо извлек максимум из провала Mercedes

Еще в пятницу стало понятно, что гонка на Сепанге может получиться одной из самых интересных в этом году – темп Red Bull не сулил легкой жизни Mercedes, но даже в самых смелых мечтах Кристиан Хорнер вряд ли предполагал, что всё закончится дублем.

В субботу вечером Тото Вольф сделал весьма интригующее заявление. «Я думаю, борьба будет очень плотной, потому что разница в темпе на длинных сериях [в пятницу] была не такой и большой, – сказал босс Mercedes Motorsport. – Мы знаем, что для текущего поколения машин гонка при той жаре, что ждет нас завтра, станет настоящим испытанием – для всех систем, шин, мотора.

Это будет тест на выживание. Я не жду гонки, в которой все будут атаковать на пределе от начала до конца дистанции на протяжении полутора часов. Так что возможно всё. И старт будет играть очень важную роль…»

Первый поворот

Уже не первый раз в этом сезоне на старте Гран При всё перевернулось с ног на голову из-за аварии. Обладатель поула Льюис Хэмилтон успел унести ноги из первого поворота, но Себастьян Феттель, пытаясь обойти Макса Ферстаппена по внутренней траектории на торможении, протаранил Mercedes Нико Росберга.

Если бы пилоту Ferrari удалось-таки довести провести свой маневр чисто, он без сомнений стал бы одним из ключевых игроков в ходе гонки. Но получилось иначе: Себу пришлось припарковаться на обочине со сломанной подвеской, а его соотечественник из чемпионской команды откатился в самый конец пелотона. Сидящим на командном мостике Mercedes предстояло решить непростую головоломку.

«Первая реакция была: "О, нет!", – рассказал Motorsport.com Падди Лоу после финиша. – Следующий вопрос, который возник в голове: "Повреждена ли машина?" – и чтобы получить на него окончательный ответ потребовалось круг или два. К счастью они прошли в режиме виртуальной машины безопасности. Удивительно, но повреждений не было, и мы перешли к главному: "Как бы нам помочь ему поскорее пробиться обратно наверх?"».

Так или иначе, неудачный маневр Феттеля привел к тому, что главными соперниками Хэмилтона в гонке стали Даниэль Риккардо и Макс Ферстаппен. Больше того, подопечные Хорнера получили и стратегическое преимущество. У Red Bull были в строю сразу две машины, а значит – и больше пространства для маневра и экспериментов.

В Mercedes, напротив, не могли позволить себе пойти на риск. «Это могло стать проблемой, – сказал Лоу. – Я почти сразу об этом подумал. С потерей Нико под угрозой оказалась и победа в гонке. На этой трассе всегда огромное значение имеет стратегия, а обгонять тут не так и просто. Именно поэтому тут так невыгодно оставаться с одной машиной против двух у соперника. Даже с преимуществом в скорости. У них есть возможность выбирать варианты, на которые у вас просто нет возможности ответить».

Пит-стоп Ферстаппена

В подтверждение слов Падди, когда режим VSC был активирован после вылета Ромена Грожана, в Red Bull разделили тактику для своих пилотов: Риккардо остался преследовать Льюиса, а Ферстаппен нырнул на пит-лейн, где сменил шины, сэкономив время за счет того, что остановка была проведена в режиме желтых флагов.

«Во время периода действия режима виртуальной машины безопасности мы решили рискнуть второй машиной, – рассказал после финиша Хорнер. – Это был Ферстаппен. Так что мы остановили его, поскольку это был рискованный шаг. Но затем в течение гонки мы убедились, что всё сработало неплохо».

«Выгоднее было остаться на трассе, – объяснил Лоу. – Но в Red Bull сделали то, что сделали бы и мы в их ситуации. Они пошли на риск со второй машиной – той, которая была позади, – что дало нам лишний повод для беспокойства».

В Mercedes также провели пит-стоп в режиме VSC в отношении Росберга, который к тому моменту выбрался уже на одиннадцатую позицию. Он получил новые шины, и то же самое в полном составе сделали пилоты Force India и McLaren. Это стало очередным подтверждением, что команды все чаще используют виртуальную машину безопасности как инструмент при построении альтернативной стратегии.

Следующая фаза гонки получилась захватывающей. Ферстаппен постепенно становился главной угрозой для Mercedes. После своей остановки он был всего в 16 секундах позади Льюиса, но при этом на свежих шинах и имел возможность добраться до конца дистанции, проведя всего один дополнительный пит-стоп. Более того, по ходу нескольких последующих кругов отрыв сократился до 14 секунд.

Затем Льюис остановился и получил комплект Hard. Риккардо последовал его примеру кругом позже. Оба в теории теперь могли доехать до конца дистанции, и это дало командам дополнительную пищу для размышлений.

«Такой вариант действительно был возможен, но это не был быстрейший путь до финиша, – рассказал Лоу. – На самом деле мы так и не поняли, пытался ли Риккардо реализовать такую стратегию. Но как бы то ни было, даже если он пытался беречь шины, это не имело никакого значения, потому что с таким темпом Льюиса мы бы смогли без труда опередить Даниэля и с лишним пит-стопом. На самом деле главная угроза исходила от Ферстаппена, а не от Риккардо – на какой бы тактике он ни собирался добраться до финиша».

После того, как Хэмилтон провел свой пит-стоп, получив Hard, Ферстаппен стал лидером с преимуществом в шесть секунд. Это был очень важный этап, и именно в этот момент Льюис показал, что у него есть резерв скорости. Макс заехал на пит-лейн на 27 круге и выехал обратно на трассу – что было весьма для него кстати – впереди Кими Райкконена. Теперь необходимо было как можно быстрее догнать Риккардо, и новые шины должны были позволить ему справиться с этой задачей сравнительно легко.

Льюис уходит в отрыв...

Хэмилтон вернулся на лидирующую позицию и начал штамповать один быстрый круг за другим, чтобы обезопасить себя от любых маневров со стороны Red Bull. "Отличные времена, Льюис, просто продолжай в том же духе, ты потрясающе работаешь", – подбадривал его гоночный инженер. Постепенно угроза со стороны Ферстаппена становилась всё меньше и меньше.

«До тех пор, пока вы не имеете подтверждения в виде результатов на круге, вы всегда находитесь в неведении относительно правильности выбранной тактики, – сказал Лоу. – Но как только у вас появляется возможность оценить разницу в скорости машин, всё становится более или менее понятно. Мы убедились, что наша такика работает, Льюис проехал несколько восхитительных кругов – очень стабильно, очень быстро, но при этом сохранив шины в хорошем состоянии.

Он был быстрее Ферстаппена почти на каждом отрезке дистанции, как в конце своего отрезка на Soft, так и в начале нового – уже на Hard. Даже когда у Ферстаппена были более свежие шины, он всё равно был быстрее. И именно поэтому мы испытали столь сильный шок, когда он потерял двигатель.

Льюис проводил невероятный уик-энд. Он уверенно приближался к тому, чтобы получить "бесплатный" пит-стоп, переобуться в новый Soft и всё равно остаться впереди Риккардо и Ферстаппена».

…и теряет всё

За круг до того, как двигатель на машине Хэмилтона внезапно взорвался, он пересек черту на стартовой прямой на 22,7 секунды раньше Риккардо. До конца гонки оставалось еще 16 кругов. По словам Лоу, план Mercedes состоял в том, чтобы зазвать Льюиса в боксы ровно в тот момент, когда его преимущество стало бы достаточным для пит-стопа, после которого он всё равно выехал бы на трассу впереди Даниэля. Тогда Льюис получил бы Soft и поехал на нем до финиша. Но до этого так и не дошло.

«На мой взгял, это был его сильнейший уик-энд в сезоне, – сказал Лоу. – Не только гонка, но и то, как он подошел к выполнению домашней работы, как готовился. Именно благодаря этому он был настолько быстр в квалификации и столь безупречен в гонке. Это один из примеров того, сколь несправедливы порой бывают гонки. Парень заслужил эту победу как, наверное, никто другой в этом году, но она ему так и не досталась».

Сход Хэмилтона приковал еще большее внимание к дуэли между Риккардо и Ферстаппеном, которая к тому моменту уже перешла в активную фазу. Макс догнал напарника и даже почти прошел. Его шины были на шесть кругов свежее и в теории у него было преимущество в скорости.

«В этот момент стало очевидно, что Макс должен ехать до конца гонки на Hard, – сказал Хорнер. – В случае с Даниэлем мы провели пит-стоп на 21-м круге и вели постоянный диалог с ним по поводу того, стоит ли ему пытаться ехать на этих шинах до финиша. После шести-семи кругов он сказал, что может это сделать.

В этот момент они боролись между собой за позицию на трассе. Мы не вмешивались. Инструкции состояли только в том, что они могут гоняться, но при этом уважая друг друга. Мы обсуждали это на утреннем брифинге – они должны были оставлять друг другу место. Они проехали несколько поворотов колесо в колесо, но при этом на протяжении всей схватки не забывали, что представляют команду, в которой работают сотни человек».

VSC Риккардо в помощь

Сход Хэмилтона поднял ставки. На кону теперь была победа, но градус понизил режим VSC, который был активирован как раз из-за взрыва мотора Льюиса. В этот момент в Red Bull приняли решение зазвать обоих пилотов в боксы.

«К концу гонки ситуация с шинами была бы не самой простой, – объяснил Хорнер. – Так что мы подумали о двойном пит-стопе, тем более, что у нас было на это время. Это обеспечило им равные условия в гонке. Чтобы удостовериться, что у нас не начнутся проблемы из-за шин, мы зазвали обоих».

Для Ферстаппена это означало, что он не только терял преимущество в ресурсе шин, но вынужден был мириться с тем, что оно перешло к Риккардо. У австралийца был комплект свежих Soft, а Максу достался тот, который он уже использовал в квалификации. Теперь небольшой перевес был на стороне австралийца.

«Мы сказали обоим, что они могут гоняться, но главное чтобы они делали это чисто, – рассказал Хорнер. – Оба гоночных инженера были проинструктированы, что всё остается как прежде даже после пит-стопов, но главная задача состояла в том, чтобы заработать 43 очка. Они боролись жестко, но честно».

На деле столь же плотной борьбы после пит-стопов уже не было. Макс подобрался было на расстояние в 1,1 секунды за семь кругов до финиша, но затем отрыв вырос вновь – стало очевидно, что у Риккардо всё под контролем.

«У Даниэля было небольшое преимущество, поскольку у него оставался один свежий комплект Soft после квалификации, – сказал Хорнер. – Но главный фактор состоял в том, что у него была лучшая позиция на трассе. Макс же находился в "грязном" воздушном потоке, и под конец гонки его шины начали изнашиваться».

Риккардо одержал заслуженную победу – после засухи длиной в два года, а Red Bull сделала первый дубль с начала "гибридной" эры в чемпионате, сполна воспользовавшись проблемами у Mercedes. По мнению Кристиана Хорнера, впрочем, его подопечные тоже в каком-то смысле "повинны" в неудачном выступлении чемпионского коллектива.

«Я думаю, тот факт, что мы оказывали на них столь высокое давление, а они пытались изо всех сил удрать от Даниэля и Макса, мог отчасти повлиять на возникновение этих проблем с мотором [у Хэмилтона].

Так или иначе, судьба вернула Даниэлю должок за Монако. Тогда ему не повезло, как и в Барселоне, но сегодня всё сошлось».

Отдельного упоминания, конечно, достоин и прорыв Нико Росберга. Он добрался до третьего места даже несмотря на штраф в 10 секунд, который заработал в результате весьма смелой атаки на Кими Райкконена. Она, впрочем, продемонстрировала, что Нико тоже готов на всё ради завоевания титула.

«Он также проехал несколько великолепных кругов, когда это было необходимо, хорошо работал с шинами и совершил пару отличных обгонов, – сказал Лоу. – Конечно, это спорный момент, но лично мне показалось, что в случае с Кими он совершил классный обгон. Впрочем, судьи сочли иначе…»

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Малайзии
Трек Сепанг
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг , Себастьян Феттель , Макс Ферстаппен , Даниэль Риккардо
Команды Ferrari , Red Bull Racing , Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100