Анализ: Как Red Bull и Mercedes общий язык не нашли

Из первых рук: Ники Лауда дал самое полное на сегодняшний день изложение того, что именно обсуждалось между Red Bull и Mercedes в истории с возможной поставкой моторов команде из Милтон-Кинса, и почему сделка так и не состоялась.

Когда этим летом в паддоке впервые заговорили о возможности союза между двумя компаниями, мало кто мог поверить в осуществление подобного сценария; так уж сложилось, что две команды никогда не питали друг к другу симпатии. Тем не менее, летом Лауда действительно согласился побеседовать с главой Red Bull Дитрихом Матешицем.

Уже известно, что два австрийца обсуждали вопрос поставки силовых установок в 2016 году и возможную маркетинговую выгоду от такого сотрудничества. После того, как Red Bull отказалась сделать следующий шаг, в Mercedes, соответственно, оставили идею сотрудничества. Вместо этого немецкий производитель заключил соглашение с командой Manor.

Теперь Лауда заполняет пробелы в этой истории.

Ударили по рукам?

Предполагалось, что Матешиц и Mercedes (в лице Лауды) ударили по рукам, однако штутгартская компания каким-то образом нарушила договоренность. В субботу Ники приложил все усилия для того, чтобы указать окружающим на тот факт, что никаких договоренностей между сторонами попросту не было.

«Я никогда ни с кем не договаривался, никто не ударял по рукам, всё это – неправда, – объяснил он. – Мы виделись с ним в самом начале этой истории – три месяца назад. Я пришел к нему, потому что очень хорошо его знаю. И моим первым вопросом было: "Способен ли ты отложить в сторону свое негативное отношение к Mercedes и начать нормальный разговор?"

После этих слов он какое-то время смотрел на меня. По какой-то причине он недолюбливает Mercedes. Это его право; никто не запрещает ему так думать, и ничего ненормального в этом нет. Но если уж ты хочешь наладить с кем-то хорошие отношения, будь добр, попридержи свои эмоции – иначе у тебя ничего не выйдет.

Тогда он сказал мне: "Хорошо, я попытаюсь сделать это". После этого мы обсудили кое-что еще. Если мы соглашались предоставить им свой двигатель, то нам бы хотелось развиваться вместе. Мы даем им свой двигатель, потому что хотим, чтобы молодые пилоты Red Bull имели в своем распоряжении первоклассный мотор. Нам хотелось бы видеть хорошую кооперацию между Red Bull и Mercedes.

На этом мы и закончили. После он ни разу не обратился к нам – ни лично, ни через кого-то еще. А поскольку официальных переговоров даже не начиналось, эта идея умерла».

Сожаления Марко

Рассказывая об истории с Red Bull, Лауда упомянул и своего старого приятеля, доктора Хельмута Марко, ныне исполняющего обязанности спортивного консультанта Red Bull: по словам Ники, Марко сожалеет о том, что слишком резко критиковал компанию Renault – нынешнего поставщика моторов Red Bull. Лауда считает, что продолжение сотрудничества с французами является куда лучшим вариантом, чем союз с Honda.

«В следующем году, вне зависимости от решений FIA касательно дальнейшего будущего, у Red Bull не будет под рукой доступного мотора, – добавил австриец. – Новый мотор они не получат, альтернативы у них нет.

Как на месте Red Bull поступил бы я? Я вам скажу, как. В Ferrari говорят: моторов нет. Mercedes говорит: мы не можем, у нас уже четыре команды, и тому подобное. И остается только Renault.

И можно прямо спросить Марко: "Не слишком ли резко ты высказывался о ваших отношениях с Renault?". Мне он ответил: "Да".

Так вот, я всего лишь пытаюсь сказать, что единственная альтернатива, если Red Bull хочет остаться в Формуле 1 – а они, как я думаю, этого хотят – состоит с том, чтобы наладить отношения с Renault. Это же очевидно».

В то же время Тото Вольф напомнил, что Mercedes в принципе не мог вести официальные переговоры с Red Bull покуда команда из Милтон-Кинса была связана контрактом с Renault.

«Есть один момент, который никем никогда не обсуждался, – сказал Вольф. – В конце июля, после встречи Ники с Дитрихом Матешицем, мы провели с Берни [Экклстоуном] и Кристианом [Хорнером] телефонный разговор, в ходе которого высказали позицию Mercedes и обозначили два чрезвычайно важных для нас пункта.

Первым из них была необходимость гарантии полной свободы действий от Renault. Renault является промышленным партнером Mercedes, и мы ни при каких обстоятельствах не будем действовать против них.

Не получив одобрения со стороны Renault, мы не могли двигаться дальше, поскольку это нарушило бы наше с ними соглашение. Таким образом, мы бы не стали вести переговоры с Red Bull, поскольку Mercedes и Renault связывают куда более важные вещи, чем Формула 1. Например, совместная производственная площадка в Мексике».

Нереализованные возможности

Вольф также подчеркнул, что Mercedes был готов предоставить Red Bull точно такую же силовую установку, что использует заводская команда, – при наличии и других выгодоприобретений от такого сотрудничества.

«Второй пункт, который мы обсуждали, касался уменьшения внимания к нашему собственному успеху в случае поставки наших моторов Red Bull, – сказал он. – Ведь с двигателями Mercedes они могли бы быть весьма конкурентоспособными.

Это было бы честно и справедливо, но чтобы принять такое решение, нам нужно было иметь представление о том, какого рода совместную маркетинговую деятельность можно было бы развернуть на международном уровне, чтобы Mercedes...

В общем, нам хотелось бы понять, как можно на глобальном уровне компенсировать тот урон, который был бы нанесен нам в Формуле 1. Можем ли мы создать общую цветовую схему, можем ли организовать совместные мероприятия, использовать общую платформу? Сколько угодно – только приходите к нам с человеком, с которым можно договариваться».

«Я тоже был там – и сказал: "Давайте сделаем это. Давайте примем вызов", – добавил Лауда.

Особого упоминания в контексте несостоявшейся сделки Red Bull и Mercedes заслуживает мнение Берни Экклстоуна. Опытный менеджер предпочел воздержаться от обвинений в адрес какой-либо из сторон.

«Я не обвиняю Тото, – сказал британец. – Будь я на его месте, последнее, чего бы мне хотелось – это видеть автомобили Red Bull с моим двигателем.

Однако в защиту Red Bull и Кристиана Хорнера в частности я хочу сказать, что причина расторжения ими соглашения с Renault состояла в том, что только таким образом они могли получить сделку с Mercedes – сделку, которая, как им казалось, уже у них в кармане. Они были в этом уверены... но если говорить о случае с Ники, то он пожал Дитриху руку всего лишь для того, чтобы попрощаться».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Команды Red Bull Racing , Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100