Анализ: как Нико и Льюис оказались рядом на последнем круге

Использовав в ходе гонки разную тактику, Льюис Хэмилтон и Нико Росберг в итоге оказались на последнем круге в ситуации, когда между их машинами не осталось и сантиметра. Как же так вышло? Объясняет Адам Купер.

Само собой, в центре внимания после гонки оказалось столкновение двух напарников по Mercedes, но едва ли не менее интересно, каким именно образом Нико Росберг и Льюис Хэмилтон нашли друг друга на трассе.

Использовав разные стратегии по ходу дистанции, напарники по Mercedes в итоге не поделили трассу за считанное количество поворотов до финиша.

Последняя гонка – это в каком-то смысле эхо того, что случилось в предыдущих. Дело не только в очередном – уже третьем по счету за месяц с небольшим – столкновении. Но и в том, что вот уже четвертый подряд Гран При на подиум поднимается только один из пилотов чемпионской команды. Вторая машина Mercedes в них пересекала финишную черту на седьмом, пятом, пятом и четвертом местах…

Это очередное доказательство, что соперники подобрались к команде невероятно близко, и готовы воспользоваться любой осечкой.

Продержаться на UltraSoft

Еще одна тенденция состоит в том, что Льюис Хэмилтон в очередной раз по ходу гонки смог сотворить маленькое чудо, сумев на одном из своих отрезков сохранить шины на протяжении длительного периода. В данном случае речь идет о стартовом этапе гонки, когда Льюис смог серьезно продлить жизнь комплекта UltraSoft, использованного еще в квалификации.

У Mercedes были серьезные проблемы с шинами в третьей тренировке. Резина пузырилась, и пилоты не могли понять, как именно работать с UltraSoft – к тому же, ситуация усугубилась из-за аварии Росберга. Команде так и не удалось собрать достаточно данных.

Тем не менее, проехав свои лучшие круги на UltraSoft во второй части квалификации, пилоты Mercedes автоматически согласились на то, что шины именно этого состава будут использовать в начале гонки.

После окончания квалификации я спросил Льюиса, не ждет ли он проблем из-за использования слишком мягких шин на старте – особенно при учете выбора в пользу SuperSoft, который сделали соперники из Ferrari и Red Bull.

«С утра всё шло не так хорошо, – рассказал он. – У меня не получилось проехать много кругов на UltraSoft. Планировалось, что я должен проехать десять, но на деле вышло намного меньше. Так что это вызывает определенные волнения. Но завтра будет прохладнее, и уровень износа может измениться.

Так или иначе, я многому научился. Я знаю, как изменить свой стиль пилотирования, чтобы заставить шины работать дольше. Я попробую воспользоваться этим завтра. Кто знает, насколько долго продержатся SuperSoft? На самом деле мой главный соперник – Нико, а он будет стартовать на тех же шинах, так что мы оба будем в одинаковых условиях. Надеюсь, мне удастся сохранить шины».

Необходимость этого стала очевидной в воскресенье утром, когда в команде сказали Льюису, что план А на гонку состоит в том, чтобы проехать ее с одним пит-стопом. Это автоматически означало, что Хэмилтону нужно было продлить стартовый отрезок – в идеале до 23-го круга.

Первоочередной задачей был хороший старт, и он в итоге удался – пусть, возможно, и не без небольшой помощи со стороны соседа по первому ряду Нико Хюлькенберга, которому не удалось навязать Хэмилтону борьбу. Получив в распоряжение свободную трассу, Льюис мог уделить всё свое внимание работе с шинами.

К воскресенью в Шпильберге действительно стало намного прохладнее, но это не должно умалять заслуг Хэмилтона. Тот же Хюлькенберг на своих UltraSoft провалился и вынужден был совершить пит-стоп уже после восьми кругов.

Затем, всего двумя кругами позже, от UltraSoft избавился и Росберг, пробившийся к тому моменту с шестой стартовой позиции уже на третью. Хэмилтон же продолжил движение по трассе и преодолел еще 11 кругов. Свой первый пит-стоп Льюис провел на 21 круге – всего на два раньше, чем предполагал план А.

Зачем же так рано остановился Росберг?

«Шины Нико износились, так что ему сразу пришлось сделать выбор в пользу плана с двумя пит-стопами, – рассказал Motorsport.com Падди Лоу. – При этом мы продолжали наблюдать за Льюисом, а он всё еще отрывался от преследователей. Так что мы решили оставить его на трассе, чтобы иметь возможность выбора тактики по ходу гонки затем.

К тому же мы не хотели упускать из виду Ferrari, которая решила, судя по всему, провести всего один пит-стоп. В итоге нам удалось подержать Льюиса на трассе до 21-го круга, что теоретически также позволяло ему сделать всего одну остановку».

Интересно, что когда я спросил самого Нико о состоянии его шин на первом отрезке – предполагая, что они износились из-за того, что ему приходилось ехать позади соперников и атаковать – он ответил, что проблем со стартовым комплектом у него не было.

«У меня оставалось 70 процентов ресурса, я мог бы еще ехать очень долго, – сказал он. – Никакой разницы [по сравнению с Хэмилтоном] не было. Это было стратегическое решение, потому что мы хотели остаться впереди всех, и с самого начала выбрали вариант с двумя пит-стопами».

Как бы то ни было, это не отменяет того, что Хэмилтон проделал потрясающую работу. Даже при учете более прохладной погоды, тот факт, что Льюису удалось проехать 21 круг на UltraSoft на стартовом отрезке в отличном темпе – после всех проблем в третьей тренировке – говорит о многом. Как подчеркнул сам Хэмилтон в воскресенье вечером, с домашней работой он справился на отлично.

«Есть различные стили пилотирования, которые позволяют продлить жизнь шин, сохранить их и так далее, – сказал он после гонки. – Но в тренировке я убил их, попробовав определенный стиль. Тем не менее, накануне вечером я изучил всё: траектории, понял, где должен отпускать газ и где бережнее относиться к шинам и так далее. Тем же самым я занимался сегодня утром.

Похоже, всё сработало. Я был на плане А, и должен был остановиться на 23-м круге. Когда они мне про это сказали, я подумал, что никогда в жизни не смогу добраться до 23-го круга, потому что накануне проехал всего четыре. То, что стало прохладнее, означало, что я смогу проехать чуть больше, чем четыре. Но в конце концов, я был очень доволен тем, как сохранил шины. Не то, чтобы это стало большим сюрпризом. Я делал такое и раньше».

«Он проделал отличную работу, – дополнил слова Льюиса Лоу. – Всё вместе принесло результат: и прохладные условия, и то, что он справился с домашней работой. Странно, но в случае с Нико это не сработало, и я не понимаю почему».

Разные стратегии

Когда Льюис провел свой первый пит-стоп, то выехал на трассу позади напарника. Причем оба они к тому моменту были уже на Soft. Со стороны могло показаться, что Хэмилтон оказался в роли догоняющего, но на самом деле к тому моменту именно он находился на выигрышной тактике. Планировалось, что ему больше не придется останавливаться в боксах, тогда как Росберг должен был совершить еще один пит-стоп.

«Льюис был впереди в начале дистанции, и тактика с одной остановкой казалась лучшей для лидера, – рассказал Тото Вольф. – Мы не знали, насколько далеко уедут Ferrari, а они точно планировали один пит-стоп. Возможно, они чуть затянули в случае с Себастьяном, или даже – конечно, затянули.

Но мы оставили Льюиса на трассе. Его времена были неплохими в сравнении с двумя Ferrari, которые ехали позади, и в этом вопросе нас не слишком волновали Нико и Red Bull, потому что они были на тактике двух пит-стопов».

Тем не менее, подобные вещи всегда сложно контролировать на сто процентов. Выезд машины безопасности, а также сход Феттеля чуть изменили расстановку сил и потребовали ответной реакции со стороны командного мостика Mercedes.

«К тому моменту, когда машина безопасности покинула трассу, стало понятно, что из-за разницы в темпе Нико на тактике двух пит-стопов всё равно окажется впереди Льюиса, – сказал Лоу. – Даже несмотря на то, что он находился позади и не должен был больше останавливаться вообще, ему было выгоднее всё-таки перейти на тактику двух пит-стопов, чтобы иметь возможность противостоять Нико в концовке.

Разницу между двумя стратегиями было очень сложно просчитать перед стартом. Но вы всегда стараетесь дать шанс на победу тому, что идет впереди».

«В определенный момент мы пришли к выводу, что два пит-стопа – самый безопасный путь к финишу, – добавил Вольф. – Именно поэтому мы перевели на эту тактику Льюиса, и именно так он оказался позади Нико».

Hammer Time

Льюис был всего в секунде позади Нико, когда остановился на 54-м круге. Ему дали привычную команду "Hammer Time", которая означает, что надо атаковать на пределе, и это дало ему верный шанс опередить Нико. Но пит-стоп получился далеко не идеальным, а круг выезда с пит-лейна – ему под стать. Он промахнулся мимо пары поворотов и испытывал проблемы с прогревом комплекта Soft.

Драгоценные доли секунды были потеряны, и когда кругом спустя на трассу выехал Нико, Льюис всё еще был позади. Его шансы на победу стали значительно меньше.

До финиша оставалось 26 кругов, и если Хэмилтон всё еще хотел выиграть, ему нужно было обгонять.

Льюис на протяжении почти всей гонки до этого был уверен, что ему предстоит всего один пит-стоп против двух у напарника, и оказался несколько раздосадован тем, как всё получилось на самом деле – так что за небольшую эмоциональную вспышку по радио его можно простить.

«Честно говоря, я немного не понял, как именно оказался в такой ситуации, – признал он. – Я сделал всё, что они просили, и заехал на пит-лейн второй раз, перейдя на план Б, хотя мы изначально были на разных тактиках. Нико был на двух пит-стопах. Они сказали мне об этом с самого начала: "Нико будет останавливаться два раза", так что я понимал, что ему еще предстоит пит-стоп. Мои шины вели себя отлично, но я получил команду остановиться во второй раз, что означало, что я останусь позади.

Я не очень это понял, и всё еще не понимаю, зачем именно это было сделано, но я уверен, что они мне объяснят позже. Для меня главным было отпустить эти мысли. Я подумал, что надо сосредоточиться на гонке. Что надо продолжать рыть землю до последнего, сражаться с ним до самого конца, чтобы потом не мучаться от того, что я упустил шанс…»

Интересно, что на последнем отрезке пилотам достались шины разного состава: Льюис получил Soft, а Нико – SuperSoft, и чемпион мира, задавая вопрос по этому поводу по радио, звучал несколько взволнованно.

Но на самом деле лучшие шины были именно у него, и Лоу это подтверждает: «Soft были выгоднее, но у нас не было еще одного комплекта для Нико».

Это может звучать странно, но есть простое объяснение. Mercedes обычно заказывает на один комплект жестких шин больше для одного из своих пилотов. Тот, кому достается этот лишний комплект, работает с ним в пятницу, чтобы команда получила необходимые данные. Эта повинность разделена между Хэмилтоном и Росбергом поровну.

На прошлой неделе больше жестких шин было у Льюиса, но из-за дождя в пятницу он проехал на них совсем немного – так что команде удалось сохранить комплект на гонку.

«У Льюиса было преимущество в этот уик-энд, потому что у него был дополнительный комплект Soft, который при нормальном течении уик-энда мы должны были использовать в пятницу, – подтвердил Росберг вечером в воскресенье. – Но из-за дождя ему удалось сохранить комплект до гонки, и это стало серьезным преимуществом для него сегодня, о чем я прекрасно знал.

Это одна из главных причин, почему ему дали такую возможность [провести второй пит-стоп] в концовке, но я полностью принимаю это, потому что подход команды предельно честен. Ему просто повезло, что у него остался этот комплект».

У Нико же остались неиспользованные SuperSoft – их планировалось установить на его машину в конце третьей тренировки, но тогда он попал в аварию из-за поломки подвески.

Разные составы шин внесли дополнительную интригу в концовке. Обоим пришлось обогнать на трассе Макса Ферстаппена, который благодаря тактике одного пит-стопа оказался впереди обоих гонщиков Mercedes, но не имел возможности бороться с ними, поскольку его шины уже сильно износились.

Льюис прошел Макса двумя кругами позже, и это позволило Нико чуть оторваться, но стряхнуть Хэмилтона со свего заднего антикрыла он так и не смог. Круг за кругом шины Росберга приходили в негодность, и Mercedes напарника в зеркалах становился всё больше и больше. А в концовке добавились и проблемы с тормозами…

«Износ тормозов у него был повышенным, – сказал Лоу. – Мы пытались в рамках ограничений на радиопереговоры помочь ему справиться с проблемой, но на последнем круге система brake-by-wire перестала работать. При этом вы теряете эффективность тормозов, также сбивается процесс накопления энергии».

Льюис регулярно оказывался в зоне DRS от Нико на последних кругах, но вплотную подобрался только тогда, когда Росберг допустил небольшую ошибку в начале последнего круга – зацепив внутренний поребрик в первом повороте.

Хэмилтон смог поравняться и даже выйти на полкорпуса вперед. Всё остальное – это уже немного другая история...

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Австрии
Трек Red Bull Ринг
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг
Команды Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100