Анализ: как мы лишились отличной гонки

В Бахрейне мы увидели немало интересного, но имели все шансы получить настоящий триллер, если бы не проблемы Себастьяна Феттеля непосредственно перед стартом и Льюиса Хэмилтона сразу после него. Рассказывает Адам Купер.

После гонки в Австралии мы все гадали, не упустила ли Ferrari верную возможность выиграть из-за спорного выбора шин во время красных флагов. После гонки в Бахрейне есть повод задаться вопросом из той же серии: смог бы Кими Райкконен подняться на верхнюю ступень подиума, не допусти он ошибку на старте?

Или, в конце концов, чего удалось бы добиться Себастьяну Феттелю, получи он возможность хотя бы выйти на этот старт?

Главный вывод напрашивается сам собой: Скудерия плотно повисла на хвосте у Mercedes, и когда все кусочки мозаики встанут, наконец, на свои места, одна из красных машин обязательно финиширует первой.

Остаться должен только один

На протяжении всего уик-энда Ferrari выглядела сильно, но когда это действительно имело значение – в концовке третьего сегмента квалификации, – гонщики Mercedes смогли извлечь из ситуации больше и забронировали первый ряд с серьезным преимуществом. Чему были удивлены даже сами.

Есть вероятность, что причиной такой скорости Mercedes относительно Ferrari стали более низкие температуры к концу часовой сессии.

«Честно говоря, мы не до конца понимаем, что случилось, – сказал тогда обладатель поула Льюис Хэмилтон. – Многие будут предполагать, что "они там что-то подкрутили в своем моторе", но это не так. Мы выкладывались полностью уже во втором сегменте.

Я думаю, причина состоит в том, что трасса становилась холоднее, и в таких условиях мы оказались быстрее, а другие – нет. Но когда жарко, соперники сильнее.

По той или иной причине произошло то, что произошло. Но я рад, что стало прохладнее!»

Нико Росберг добавил: «Я думаю, нам удались отличные круги в конце третьего сегмента, и отчасти отрыв можно объяснить этим. Но и падение температуры, тот факт, что трасса стала прохладнее, мог сыграть нам на руку. Я в этом не уверен, потому что такую ситуацию объяснить достаточно трудно. Но мы были удивлены, да».

Если это объяснение соответствовало действительности, то логично было бы предположить, что поздний старт гонки тоже должен сыграть на руку Mercedes – но Нико не готов был согласиться.

«Будет очень трудно, – сказал он. – Случиться может многое, потому как у всех в распоряжении по три состава, и почти наверняка все три будут использованы. Я уверен, что это будет интересная гонка, и нас ждет много обгонов, потому что разные пилоты будут на разных тактиках».

Нико не спешил выделять одного лишь Феттеля в качестве потенциальной угрозы Mercedes: «Есть еще Кими, который провел здесь одну из самых сильных гонок в прошлом году, так что нам надо удостовериться, что мы не упустили его из поля зрения.

Будет здорово, если нас ждет борьба вчетвером с парнями из Ferrari. Эта гонка может получиться очень захватывающей. На это есть все шансы...»

К сожалению, триллера не получилось. К тому моменту, как пелотон преодолел первый поворот, два из четырех потенциальных претендентов на победу потеряли по несколько позиций, а еще один вообще не добрался даже до решетки.

Причем, как это ни удивительно, Нико Росберг – единственный, кому удалось преодолеть первый поворот без проблем – едва не завалил всё еще раньше, во время старта прогревочного круга.

«Правила были изменены, чтобы сделать старты более непредсказуемыми, и их больше невозможно было срежиссировать с командного мостика, – сказал после гонки Тото Вольф. – Именно это и происходит после перехода на сцепление с одним "лепестком". Вы будете видеть плохие и хорошие старты постоянно.

Если обратить внимание на действия Нико в начале прогревочного круга, то он ошибся, выбрав вторую передачу, в результате чего сработала система, препятствующая остановке мотора – подобные вещи стали случаться чаще после изменения регламента».

Росберг всё же смог избежать неприятностей и занял-таки свое место в пелотоне, а совсем скоро все внимание переключилось на еще одного лидера. Дым, показавшийся из Ferrari Феттеля на прогревочном круге, наверняка испортил настроение не только тиффози, но и многим другим болельщикам, которые надеялись увидеть увлекательную борьбу двух ведущих команд.

У нас всё еще была возможность понаблюдать за борьбой трех их представителей, но и ее мы лишились спустя минуту. Второй раз подряд Хэмилтон не смог реализовать преимущество поула, пропустил на подходе к первому повороту Росберга, а затем получил удар сзади от Валттери Боттаса. В довершении Кими Райкконен тоже засиделся на решетке, и к первому повороту подъехал уже в толпе – и отнюдь не ее лидером.

Когда пилоты в следующий раз пересекли финишную черту, Росберг не просто опережал Райкконена на 4,3 секунды – их двоих к тому же разделяли машины Фелипе Массы, Валттери Боттаса и Даниэля Риккардо. Хэмилтон, каким-то чудом выбравшийся из первого поворота на седьмом месте, тоже продолжал движение по трассе, но его машина была повреждена.

Всё в руках Нико

В борьбе за победу почти всё было уже решено. Теперь Росберг мог проиграть эту гонку только сам себе.

«У меня получались отличные старты еще на тренировках, – сказал Нико. – Так что я был уверен, мы добились прогресса [по сравнению с Мельбурном], и в итоге старт действительно получился великолепным. Я был очень этим доволен. Это было отличное чувство – тем более, что я стартовал с грязной стороны.

Это стало залогом победы, прямо тут всё и решилось, на старте. Это было очень важно, ключевой момент».

Льюис, между тем, вынужден был продолжать бороться не только с соперниками, но и с собственной машиной, которая получила серьезные повреждения днища и переднего антикрыла.

«Она совершенно точно не вела себя так, как обычно», – сказал он после финиша.

«Повреждения были достаточно серьезными, – подтвердил Падди Лоу в разговоре с автором Motorsport.com. – Но не настолько, насколько мы опасались в самом начале. Мы раздумывали о смене носового обтекателя сразу после аварии, но в итоге оказалось, что всё на самом деле не настолько и скверно, и точно не стоит того времени, которое мы потеряли бы на лишнем пит-стопе».

Райкконену, между тем, удалось выйти на второе место к началу седьмого круга, но когда он поехал в боксы на 12-м, отставание от Росберга составляло уже 14 секунд. Нико провел пит-стоп кругом позже, и – ровно как и Кими – перешел с SuperSoft на Soft.

Так продолжалось затем на протяжении всей гонки: Кими останавливался первым за свежим комплектом и благодаря одному лишнему кругу на нем отыгрывал немного времени, но Нико всегда отвечал тем же, совершая пит-стоп почти сразу и выбирая те же составы.

Такую тактику – повторения действий своих преследователей – лидеры, имеющие солидный запас, используют в Формуле 1 очень часто. Но на сей раз всё было несколько сложнее, поскольку в стратегические баталии был вовлечен и Льюис.

«В случае с Нико и объяснять ничего не надо, – сказал Лоу. – Мы просто копировали всё, что делал Кими. Это было наилучшим вариантом. Думаю, изначально все планировали проехать гонку с двумя пит-стопами, но затем мы перевели Льюиса на тактику с тремя, чтобы попытаться обойти Кими, но он ответил тем же, и нам пришлось перевести на другую схему и Нико».

Во время первого пит-стопа команда перевела Хэмилтона на Medium, который – как все ожидали – должен был очень эффективно работать вечером. Сразу после своего пит-стопа Льюис был всего-навсего в шести секундах позади финна, и надежда еще сохранялась. Более длинный отрезок на жестких шинах мог позволить британцу опередить-таки Райкконена за счет тактики.

Но план не сработал, и уже спустя всего 15 кругов Льюис вернулся в боксы за SuperSoft.

«Это стало главным разочарованием вечера, Medium оказались бесполезными, – рассказал Лоу. – Резина изнашивалась так же быстро, как и Soft. Мы действительно хотели таким образом опередить Кими – при помощи длинного второго отрезка. Но Medium не выдерживали. Это стало небольшим сюрпризом, и мы перевели его на три пит-стопа».

Был ли у Кими шанс?

Гонка продолжилась, и Кими начал сокращать отрыв от Росберга. В конце второго отрезка лидер выигрывал 15 секунд, но сразу после пит-стопов отрыв сократился до девяти. Его часть Кими отыграл сам, совершив остановку первым и проехав один лишний круг на свежем комплекте, но еще несколько секунд было потеряно Росбергом во время медленного пит-стопа.

Кими подобрался еще немного в ходе третьих и финальных остановок – Нико на этот раз остался на два "лишних" круга, не став отвечать пит-стопом сразу же. Последний отрезок гонки в 17 кругов они начали с отрывом всего в 4,8 секунды.

Вдруг показалось, что у Райкконена еще есть шанс, но на самом деле у Mercedes всё было под контролем.

«Если говорить об отрыве [Росберга от Райкконена], то в какой-то момент мы довели его 15 секунд, но затем осталось куда меньше, – рассказал после гонки глава Mercedes Motorsport Тото Вольф. – Я не сомневаюсь, что Ferrari в отличной форме, и сегодня мы вновь смогли увидеть это.

Но когда вы лидируете с таким преимуществом, как у Нико, то логично перейти на консервативную тактику. Мы не собирались рисковать, именно поэтому Кими отыгрывал на каждом пит-стопе по 2-3 секунды за счет более ранних остановок.

Вдобавок наша собственная работа в боксах получилась далеко не идеальной. Неудивительно, что преимущество чуть сократилось».

Нико тоже подтвердил, что ситуация была под контролем, но при этом отметил, что Ferrari заставила его выкладываться полностью.

«Я всё контролировал, – рассказал он. – Мы просто следовали плану, пытаясь ликвидировать риск в любом виде: в тактике, на пит-стопах и так далее – просто хотели без проблем добраться до финиша.

Но в то же время Кими показал хорошую скорость, и мы отдаем себе отчет, что Ferrari очень близка, и что нам надо начинать атаковать уже в квалификации».

Но что было бы, не провали Кими старт? Что если бы он повис на заднем антикрыле Росберга с самого начала? Ответ не знает никто.

В итоге Райкконен, сбавив темп в концовке, проиграл на финише 10 секунд Росбергу. Льюис был еще в 20 секундах позади финна.

«Ferrari провела очень раннюю последнюю остановку, – сказал Лоу. – Мы решили оставить Льюиса на трассе, потому что единственный его реальный шанс состоял в том, что если бы резина Кими начала серьезно изнашиваться под конец, Льюис мог бы получить преимущество – в том случае, если бы нам помогла, скажем, машина безопасности».

Так или иначе, даже если напряженной борьбы за лидерство мы не увидели, позади она буквально кипела. Мы получили еще одно подтверждение, что решение предоставить командам на выбор три разных состава работает. Они вновь использовали различные тактические схемы.

Из тех, кто финишировал в десятке, только Росберг и Райкконен преодолели гонку, использовав одинаковую стратегию. Остальные реализовали иные схемы. Два противоположных примера: Ромен Грожан преодолел три отрезка на SuperSoft и один на Soft, а Фелипе Масса после старта на SuperSoft затем использовал два комплекта Medium. Бразилец в итоге стал одним из главных проигравших – он закончил вторым первый круг, а в итоге остался только восьмым.

«У вас теперь больше вариантов, – сказал Лоу. – Это не значит, что у нас больше головной боли, напротив – больше возможностей. Можно менять что-то по ходу гонки, что мы и увидели в этом Гран При. С двумя составами вариантов было не так и много. Так что сейчас намного интереснее».

Итак, две гонки позади. Теперь же, наконец, хочется увидеть прямую битву между Mercedes и Ferrari в Шахнае, чтобы понять-таки расстановку сил в группе лидеров окончательно.

«Они не показали всего, на что способны в этих двух гонках, это очевидно, – сказал после финиша победитель о соперниках из Скудерии. – У них столько всего шло не по плану, и я больше чем уверен, что реальную силу Ferrari мы еще не видели.

Так что нам надо оставаться настороже. Они сильны и они приближаются».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Бахрейна
Трек Международный автодром Бахрейна
Пилоты Кими Райкконен , Льюис Хэмилтон , Нико Росберг , Себастьян Феттель
Команды Ferrari , Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100