Анализ: как Хэмилтон воспользовался подарком от Ferrari

Вновь залогом яркой гонки стало тактическое противостояние команд. Одолеть Себастьяна Феттеля Льюису Хэмилтону и Mercedes удалось во многом благодаря более удачной стратегии. Адам Купер делится подробностями.

Гран При Канады не предоставил нам того, чего мы, возможно, ждали перед началом гонки. Судьи FIA достаточно скоро после финиша смогли закончить работу и уехать с трассы – никаких спорных эпизодов рассматривать не пришлось. Дождь так и не пошел, а Бернд Майландер мог даже не заводить свой Mercedes-AMG GT. Хотя короткий промежуток, на протяжении которого действовал виртуальный автомобиль безопасности, всё-таки повлиял на ход гонки и ее итоги.

Так или иначе, мы получили достойную компенсацию за отсутствие аварий и переполоха из-за изменений погодных условий. Гран При Канады подарил нам увлекательный спектакль, красной линией через который проходило тактическое противостояние Mercedes и Ferrari, а Льюис Хэмилтон во второй раз подряд проявил незаурядное умение беречь шины на пути к победе.

Дни, когда пара пилотов Mercedes стройным маршем добиралась до финиша, остались далеко позади. Ferrari и Red Bull лишили Хэмилтона и Росберга привилегии следить в гонках только друг за другом.

«На самом деле легко нам не было никогда, – сказал в разговоре с корреспондентом Motorsport.com после финиша Падди Лоу. – Многие думают, что нам были гарантированы победы только потому что у нас была лучшая машина.

Но теперь, когда по скорости машины становятся всё ближе друг к другу, люди начинают понимать, что дело не только в том, что у нас хорошее шасси и отличный мотор. Дело во всей структуре. Нужно, чтобы слаженно работало всё».

Что у Mercedes получилось в Канаде не очень здорово – так это старт. Если бы контакт между Льюисом Хэмилтоном и Нико Росбергом в первом повороте оказался хоть чуть сильнее, всё могло завершиться совсем печально.

Льюису удалось покинуть стартовую связку почти без проблем, а вот напарнику пришлось сложнее – он откатился на десятую позицию и фактически потерял таким образом шансы на победу.

Не в первый раз в текущем сезоне старт стал поводом для беспокойства в стане Mercedes. Себастьян Феттель успел опередить обоих пилотов на серебряных машинах еще на пути к первому повороту – что особенно впечатляет при учете, сколь коротким этот путь является в Монреале.

«Его старт получился невероятно хорошим, – сказал Лоу. – Я не думаю, что у наших гонщиков всё было так уж плохо, но им [Ferrari] удалось сотворить что-то невероятное с этой машиной».

В ходе последующих расследований стало понятно, что у обоих гонщиков Mercedes возникли проблемы со сцеплением, но трудности были вызваны в том числе и прогревом шин.

«Во время кругов по пути на решетку наши гонщики говорили: "Я не могу заставить эти шины работать", – рассказал Лоу. – Здесь и в жаркие дни сделать это непросто, а на сей раз мы с самого начала знали, что первый круг гонки получится хаотичным – и эти опасения в итоге подтвердились. Причем, в нашем случае первый круг получился самым проблемным».

Феттель обошел обоих почти сразу, а старт Росберга получился чуть лучше, чем у напарника, и в первый поворот они зашли уже практически бок о бок.

Во второй раз за три Гран При между пилотами Mercedes произошел контакт на первом круге, но на сей раз – несмотря на недовольство Росберга – никаких серьезных задач перед руководством команды столкновение пилотов не поставило: инцидент был признан гоночным.

«Сложно сделать однозначный вывод, – высказал свое мнение Лоу. – Когда ты находишься снаружи, особенно в этой связке, один из рисков состоит в том, что тебя легко выдавить на внешний поребрик.

Сделал Льюис это намеренно или нет, мы никогда уже не узнаем. Но ему точно не хватало сцепления, и такая траектория была для него наиболее выгодной».

Ferrari совершает первый ход

Феттель возглавлял пелотон уверенно – почти так же, как в лучшие годы в составе Red Bull Racing. У Ferrari было преимущество. Скудерия могла диктовать условия соперникам, и именно в Mercedes должны были задумываться об альтернативе. На командном мостике чемпионского коллектива никто и подумать не мог, что Ferrari совершит первый пит-стоп так рано.

Короткий отрезок гонки, по ходу которого действовал режим виртуальной машины безопасности, сработал словно спусковой крючок. Пит-стоп проведенный в режиме желтых флагов по всей трассе в теории должен был дать команде преимущество, но судьи очень быстро вновь вывесили зеленые флаги.

«Нам показалось, что было еще очень рано, – сказал Лоу. – Даже для тактики двух пит-стопов этот шаг казался рискованным. И они ничего не получили. Если вы совершаете остановку в режиме виртуального автомобиля безопасности или реального, вы можете что-то сэкономить. Но они даже этого не сделали».

С этого момента у Mercedes был четкий ответ на вопрос, что можно противопоставить Ferrari. Он состоял в том, чтобы предоставить Льюису позицию во главе пелотона на трассе за счет меньшего числа пит-стопов и заставить Ferrari догонять.

«Мы изначально тоже планировали два пит-стопа, – подтвердил Лоу. – Но затем изменили стратегию, чтобы останавливаться только один раз, отреагировав таким образом на действия Ferrari. Обе тактики были примерно одинаковыми с точки зрения времени прохождения дистанции. Но так у нас появлялось преимущество в виде позиции на трассе».

В своем предстартовом прогнозе Pirelli сообщала о том, что идеальным для первой остановки при тактике двух пит-стопов был бы 18-й круг. Феттель остановился уже на 11-м.

Затем ему также пришлось обгонять на трассе двух пилотов Red Bull, что стоило потерянного времени, а кроме того заставило его активнее расходовать ресурс шин, поскольку ему пришлось атаковать.

Хэмилтон преследовал Феттеля на протяжении этих одиннадцати кругов, но теперь перед ним была свободная трасса. Правда, ему предстояло справиться с не самой простой задачей. Теперь он понимал, что ему надо проехать на стартовом комплекте UltraSoft значительно большую дистанцию, чем он предполагал изначально.

Длинный отрезок

Насколько долго он мог проехать на UltraSoft, поддерживая хороший темп, и сколь длинным мог получиться его второй отрезок на Soft? Было очевидно, что к концу гонки в распоряжении Феттеля будут намного более свежие шины, так что Хэмилтону нужно было удостовериться, что ему всё еще будет чем ответить.

После тренировок Pirelli уже была уверена в том, что к воскресенью – с эволюцией трассы – отрезок в 50 кругов на Soft не должен стать проблемой. В итоге Хэмилтон заехал в боксы на 24 круге, когда до конца гонки оставалось еще 46.

В Pirelli сказали нам еще до гонки, что идеальным моментом для остановки в случае тактики одного пит-стопа был 23-й круг – и именно на нем, в частности, остановился Валттери Боттас, еще один пилот, который выбрал на гонку такую тактику.

«Я добрался до 25 круга – или какого бы там ни было – и начал его достаточно неплохо, – рассказал Хэмилтон. – Я думал, что стоит наверное остаться на трассе подольше, потому что шины вели себя хорошо, темп был, а дистанция следующего отрезка бы сократилась.

Но они позвали меня в боксы. Тогда казалось, что до финиша предстоит длиннющий отрезок, но на самом деле он пролетел почти незаметно».

Эти 46 кругов были мастер-классом от Хэмилтона. Он показал как можно поддерживать темп на последних кругах даже на изношенных шинах – благодаря и этому умению в том числе он и стал многократным чемпионом мира.

«Мне очень нравился баланс машины, – сказал он. – Мы, пилоты, должны понимать, в каких поворотах можем атаковать, а в каких нет – в зависимости от задачи: надо ли сохранить правое переднее колесо, не повредить заднее левое, переднее левое или заднее правое.

Есть некоторые повороты, в которых ты можешь атаковать сильнее, а в других местах, напротив, отпускать газ. Если ты можешь найти верный баланс, шина может продержаться вечность. И я нащупал этот идеальный баланс сегодня».

Отставание Феттеля после его второго пит-стопа начало было сокращаться, но потом почти застыло на одной отметке. Немец остановился на 37 круге, и таким образом его шины на последнем отрезке были на 13 кругов "моложе".

Изначально отставание Себа составляло 7,8 секунды. Оно сокращалось, но не столь быстро, как надеялись в Ferrari. Показалось, что у Хэмилтона всё под контролем. Но на командном мостике Mercedes убеждены в победе не были.

«Задача казалась достаточно сложной, – рассказал Лоу. – Смотря за временами Льюиса, мы не всегда были уверены, что ему удастся продержаться. В определенный момент разрыв составлял всего четыре секунды. Но потом Себастьян ошибся в последнем повороте, и отступил. Я думаю, с этого момента он смирился со вторым местом.

Вот так Льюис выиграл гонку – протянув на комплекте шин до самого конца, и отвечая хорошими кругами на времена Себастьяна. Всё, что он мог сделать в свою очередь – отыгрывать по две десятые, даже несмотря на то, что его шины были намного свежее».

Алонсо как ориентир

В Mercedes смогли даже извлечь выгоду из неудачи Росберга. Когда немцу пришлось сменить комплект шин на 51 круге из-за медленного прокола, команда получила важную информацию.

«Нико тоже был на тактике одного пит-стопа, но потом у него случился прокол, – рассказал Лоу. – Нам таким образом удалось получить детальное представление об уровне износа, исследовав шины Нико. Это придало нам уверенности, что тактика Льюиса сработает».

Был и еще один полезный ориентир. Фернандо Алонсо получил комплект Soft на 17 круге, так что его шины были на целых семь кругов старше, чем у Льюиса.

Да, на разных машинах шины ведут себя по-разному, но в Mercedes всё равно решили следить за временами испанца.

«Даже если бы было чуть жарче, один пит-стоп всё равно был бы возможен, – рассказал в свою очередь Тото Вольф. – И вы можете видеть, что другие команды думали точно так же.

Soft оказались очень крепкими. Мы видели, что шины у Алонсо были на семь кругов старше, и для нас это стало хорошим ориентиром.

Мы знали, что на его примере получим предупреждение в том случае, если бы шины начали резко сдавать. Но такого предупреждения так и не последовало».

После финиша Феттель встал на защиту команды, отказавшись критиковать стратегию. Напротив, Себ отметил, что доволен конкурентоспособностью Ferrari в Монреале.

Было интересно наблюдать за тем, как Себ защищает собственную команду – особенно на фоне выволочки, которую устроил Red Bull Даниэль Риккардо. Но в остальном паддоке было не так много людей, убежденных, что Ferrari всё в ходе гонки сделала правильно. Напротив, большинство полагало, что – как и в Австралии – Скудерия сама лишила себя шансов выиграть гонку.

О том, что было бы, поступи в Ferrari иначе, мы, конечно, никогда не узнаем. К примеру, тот факт, что Валттери Боттас стал единственным из первой десятки помимо Хэмилтона, кому удалось проехать гонку с одной остановкой, говорит в пользу решения Скудерии.

Тем не менее, многие видят в последних просчетах Ferrari признак того, что привыкнув к роли догоняющей за время борьбы с Red Bull, команда просто разучилась выигрывать гонки, в которых лидирует и должна сама диктовать условия. Порой стратеги Ferrari просто всё усложняют без особой на то нужды.

Как команда будет действовать в подобной ситуации в следующий раз? Судя по темпу, который был у красных машин в Монреале, ждать ответа на этот вопрос нам осталось не так и долго.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Канады
Трек Монреаль
Пилоты Льюис Хэмилтон , Себастьян Феттель
Команды Ferrari , Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100